Asia Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Asia Forum » Драма/ангст/дарк » В вихре белого тумана


В вихре белого тумана

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название: В вихре белого тумана...
Автор: Flora
Бета: Kaede
Фэндом: Naruto
Персонажи/пейринги: Шикамару/Тэмари, Суйгетсу/Тэмари; Гаара, Канкуро, Сакура, Кабуто, Тентен, Хината, Неджи - упоминаются
Размер: миди
Жанры: драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: возможен ООС героев, грубая лексика, POV Тэмари
Статус: в процессе долгом и мучительном...
Дисклеймер: Масаси Кисимото, все права принадлежат ему, автор ни на что не претендует
От автора:Любимая пара... Любимые герои. И еще я посвящаю этот фик своей самой любимой бете)

1 глава
Когда находишься в четырех стенах на протяжении долгого времени, начинаешь осознавать всю свою жизнь. Понимаешь, насколько все ничтожно и мало, по сравнению с миром или вселенной. И когда меня начали посещать такие мысли?
Меня зовут Сабаку но Темари. И я уже как полгода лежу в психиатрической лечебнице, где полно умалишенных и просто придурков. Хотя я таковой не являюсь, но все же гнию и, наверное, буду гнить тут еще очень долго. Ну, скажу сразу, запихнул меня сюда мой бывший парень. Он решил отомстить мне за «маленькую» игру.
Сказать по правде, я не отличаюсь особыми данными или манерами. Мои родители умерли рано, оба были наркоманами, отец еще и пил. Несмотря на то, что во мне такие гены, я родилась здоровым ребенком. Мой старший брат тоже полностью здоров, а вот младшему повезло меньше. Нет, внешне он, в принципе, очень даже ничего, но вот с головой не дружит. Не то, чтобы он совсем «того», но заморочки у него еще какие. Но не в этом суть. Родители после своей скорой смерти ничего нам с братьями и не оставили, кроме зачуханной комнатушки в коммуналке.
Жизнь была, прямо скажу – собачья. Есть нечего, работать негде. Единственное, что спасало - это тетка, которая очень любила меня и Канкуро, а вот Гаару она явно недолюбливала.
Что касается лично меня, то жаловаться не буду. Но все же были вещи, с которыми и мне приходилось тяжело. Например, переходный возраст. Ну кто бы мне мог объяснить, как должна взрослеть девочка?! Тетка?! Эта старая карга, конечно, меня любила, но я-то ее - нет! Вот и приходилось все узнавать методом проб и ошибок.
В школе - да-да, именно в ней - в общем, меня не любили, и было за что не любить. Мальчишки держались от меня в стороне – слишком уж я была несдержанной. И вместо того, чтобы разреветься, когда меня дергали за хвостики, я давала в морду. Ну а для девочек нашего класса я вообще была подобием странного существа. А что вы хотите от девушки, жившей всю свою жизнь с братьями? Зато я разбиралась в машинах не хуже любого мужика и отлично ладила с техникой и компьютером. У меня никогда не было кукол, косметики и юбок. И от такой жизни ты начинаешь медленно скатываться по примой. Все ниже и ниже.
Гены взяли свое, и я начала принимать наркотики. Связалась со странными людьми. У меня даже парни были, что очень удивительно. Но за свой взбалмошный характер, дерзость и грубость я поплатилась…
И теперь я лежу на железной кровати в четырех белых стенах с решетками на окнах, благо хоть ванная своя и туалет. Если сравнивать, то тут лучше, чем у нас в квартире. Тут и кормят нормально. В первые дни еда казалась ужасной, но потом привыкла. Братья меня и не ищут – у них своих забот полно.
В нашем желтом доме, который уже стал почти родным, весело. Ночью, допустим, Сакура, моя соседка, по стенке начинает бить, кричать и звать какого-то Саске. Она орет так ровно с одиннадцати вечера до двух ночи, так что это нормально, в порядке вещей. Вторая моя соседка по стенке – Тентен - так та все что-то вилкой в полу роет. Неудобств от нее не бывает, но ночью ощущение, что мыши скребутся. Тут есть еще Хината, ее замуровали, как и меня, она-то и стала моей подругой в этом месте. Правда, раз в неделю ей по просьбе отца кололи что-то, и она словно в себя погружалась и ходила, как неживая.
Мне тоже постоянно что-то кололи, но это что-то уже не вызывало такого эффекта, как раньше, но руками и ногами я двигать после не могла.
Все бы хорошо в этом месте, но одно «но»… Мужика тут нет! А я, как-никак, женщина, и секс - неотъемлемая часть моей жизни. Вот посмотрю я на вас, когда около двух месяцев вы без партнера или любовника. Хорошо? Думаю, не очень, а я уже так полгода… Становлюсь злой и раздражительной и вообще готова убить каждого! Но и тут мы тоже нашли выход из ситуации.
*****
Сегодня день начался как обычно, а будем говорить точнее, с дикого вопля кого-то из пациентов. Ну, нам не привыкать. Я закрыла уши подушкой и накинула одеяло. Сейчас вот откроют дверь ко мне, и в комнату войдет Кабуто – очкарик паршивый. Такая мразь! Его рассматривать в роли медбрата-то тошно, а как на мужчину я на него вообще внимания не обращаю. Хилый, даже можно сказать, тощий, и изо рта у него воняет.
Он приходит к нам три раза в неделю, а вот его друг – Суйгетсу - четыре. Он-то и является моим временным любовником. В сексе он, можно сказать, даже ничего так. Он обычно заходит в тот момент, когда начинает визжать Сакура: тогда нас никто не слышит. С ним иногда даже поговорить можно, и он что-нибудь вкусненькое может притащить.
- Доброе утро, Темари! – ехидно как-то произнес он и положил поднос со шприцами на стол. – Держи таблетки.
Приходится брать и запивать, а потом еще и показывать, что ты эту дрянь проглотила. Ну, у меня свои фокусы и, когда он уйдет, я выплюну эти медикаменты в раковину.
- Слушай, Тем, а Тем? Может мы как-нибудь ну это… - он подходит ко мне и хватает за подбородок, резко поворачивает к себе. Ха! Ну и мерзость! Плюю ему прямо в рожу - извините, по-другому это не назвать - и ударяю по рукам.
- Сучка! – слышу в ответ, а потом почему-то начинает болеть щека. Эта мразь меня ударила и вышла вон. Ну и правильно! Катись отсюда!
Странно, но теперь все, что я думаю, я выражаю как-то не вслух, а про себя. Раньше я буянила, била каждого, кто заходил, а потом почему-то перестала. То ли таблетки с уколами так действуют, то ли меня потихоньку превращают в одну из этих сумасшедших? Скоро завтрак, и нужно хотя бы штаны надеть. Спрыгиваю с кровати и иду по холодному полу босиком до маленького шкафчика. Суйгетсу добрый парень, благодаря ему у меня тут есть пара футболок и шорт, а еще теплые носки, и он умудрился даже достать платье, которое я никогда не надену. А вчера этот поганец принес мне пряники. Обычно он приносил фрукты, а тут мучное. Я, конечно, обрадовалась, но виду не подала – не умею.
В коридорах было уже шумно. Сакура сидела за нашим столом и ковыряла в тарелке. Девчонки говорят, что она тут уже несколько лет. Она так-то не шумная и, даже, веселая и улыбчивая; да и Тентен тоже смешная, когда поест, и с ней всегда можно поговорить на какие-то темы. А вот и Хината.
- Темари! Темари! – она подбежала ко мне такая радостная и веселая, что я невольно улыбнулась.
- И тебе доброе утро. Чего раскричалась?
Она извинилась за свое поведение и отвела меня в сторону, чтобы никто не услышал. Она тихо-тихо начала говорить, почти шёпотом.
- Темари, меня Они-чан забирает. Папа умер, меня вытащат! – последние слова она сказала чуть громче.
- Я рада за тебя, Хината. – Получилось как-то грустно и даже отстраненно. Нет, я действительно рада! Ведь рада? Тогда почему так хреново? Почему хочется выть от безысходности? Ведь меня некому забрать, некому утешить или приласкать, как эту девочку. И почему одним все, а другим ничего? Вот так вот и уйдет единственный разумный человек. Хотя у меня останется Ходзуки, но он вряд ли будет слушать или пытаться понять…
Хинату действительно забрали. Через два часа ее комната освободилась. Я видела в окно, как ее крепко обнимал длинноволосый парень и как сияли ее глаза. Мне хотелось зареветь от этого, но я только презрительно посмотрела на эту картину и, спрыгнув с подоконника, ушла к себе.
День подходил к концу, и всех начали закрывать в палатах. Скоро начнет кричать Сакура, а Тентен уже скребет по полу. Вроде бы ничего не изменилось, но что-то странное поселилось в моей душе. Я хочу выбраться отсюда, я хочу уйти! Куда угодно лишь бы не тут!

0

2

2 глава «Вспомни»
Ночь… Сегодня воистину прекрасная ночь. Я лежу на кровати, тяжело дыша, рядом уже засыпает Суйгетсу. Все-таки я женщина, и мужское тепло мне необходимо, или хотя бы его видимость – уже хорошо.
Он лежит и обнимает меня за плечи. Он такой холодный, но мне тепло. Просто тепло и уютно осознавать, что рядом кто-то есть.
- Суйгетсу! Принесешь мне завтра шоколадку? – тихо спрашиваю его и пытаюсь заглянуть в фиалковые глаза. Надуваю губки и хлопаю своими очами. Всегда срабатывает.
- А почему именно это? – поворачивается ко мне, целуя в лоб. Мне почему-то стыдно говорить, что я в жизни не ела шоколада и, что теперь почему-то вот приспичило, и хочу!
- Хочу. И вообще, - отпихиваю его от себя, - тебе пора! Вали, давай, отсюда! – говорю я, окончательно столкнув его с кровати. То, как он падает на пол, не слышно, так как голос Харуно заглушает все звуки. Сама же закутываюсь в одеяло и отворачиваюсь к стенке.
- Спокойной ночи! – кричу напоследок и махаю рукой. Я знаю, что не усну сегодня, но делаю вид, что сплю. И он уходит, громко хлопает дверь. Я откидываю одеяло, смотрю на свою грудь и лишь хмыкаю. Подхожу к зеркалу.
Ну и вид! Давно бы пора остричь волосы, но некому, а еще надо бы поправиться, а то как палка какая-то! Одни кости. Глаза опухшие, хотя я никогда тут и не плакала. Ну, я вообще не помню, когда последний раз слезы касались моих щек. Зато вот синяки под глазами говорят о непостоянном сне.
Отхожу от зеркала и, найдя свою футболку, беру её и иду в душ. Смыть с себя всю грязь этого мира. Жестоко, но это так. Я ведь не люблю этого олуха, он просто доставляет мне физическое удовольствие.
Захожу в душевую кабинку и включаю воду. Черт! Холодная… Ну и пусть, зато можно освежить мысли. Теперь я тут совсем одна. Без Хинаты станет очень скучно. Кто же будет смущаться и краснеть, когда я рассказываю, как ко мне заходил Ходзуки, кто будет извиняться по сто раз на дню, кому я буду давать советы и сочувствовать?
Я отдала бы все за то, чтобы вылезти отсюда. Все, что у меня есть, только бы не тут, только бы не одна. А что у меня, собственно, есть? Кроме самой себя и нет ничего. Получается, я готова подарить себя за свободу? Странное утверждение.
Я намочила волосы и достала шампунь. Давно у меня не было такой роскоши, и это тоже работа Ходзуки. Что бы я без него делала?
Когда вышла из душа, включила лампу и достала книгу. Я всегда читаю по вечерам, а сегодня захотелось особенно… Интересно, что будет завтра? Ведь теперь я без Хинаты…
Утро встретило меня не очень приятно… Сегодня была смена очкарика, поэтому я встала раньше и, одевшись, уже уселась на кровать. Он пришел вовремя. Прям часы какие-то. Кабуто сделал мне укол и собрался уходить. Ну, хоть сегодня без разговоров, а то я скоро не выдержу и нос рукой закрою, чтоб не дышать.
День прошел как обычно – скучно. Делать было нечего, пришла в комнату к Сакуре, все слушала про любовь всей ее жизни, а потом, не выдержав, уснула. Хорошо, что эта девчонка не замечает ничего, когда начинает говорить.
Еще я пробовала поговорить с Тентен, но та что-то промямлила и ушла к себе. Нет, я, конечно, понимаю, что жутковато выгляжу, но не настолько же, чтоб меня уже и избегать.
И все-таки тут паршиво. Как я хочу вернуться домой. И пусть там не самые лучшие условия, но зато там будут братья. А тут я одна, совсем одна. Очкарик отработал свою смену и оставил меня в покое. Завтра придет Суйгетсу и принесет мне шоколад.
Интересно, а какой он на вкус?
*****
Поспать мне так и не удалось, и всю ночь я провела, читая книгу. Сейчас часы покажут шесть утра, и ко мне придет Ходзуки с шоколадом. А пока я читала книгу и наслаждалась происходящими там действиями. Я не поклонница романтической литературы: вот поэтому у меня шкафчик забит детективами, приключениями и всем, всем, всем, кроме сопливых романов.
Время уже двадцать минут седьмого. Где его черти носят?! Вот зайдет – обязательно книжкой по голове дам. Знает же, что я ненавижу, когда он опаздывает! Ух! Чертов Ходзуки!
А вот и он! Ну, получи у меня! И я так мило прикладываю книжкой по голове вошедшего. Или мне кажется, или Суйгетсу стал выше? Поворачиваю голову немного влево и теперь за книгой вижу лицо человека. И это явно не акулья башка! Это что-то темноволосое, высокое, довольно красивое… И это смотрит на меня как на… На ничто! Это я-то ничто, ну за такое можно и еще раз по голове!
- Эмм… Извините. Я думала, придет Суйгетсу. – И что я делаю? Нет, сперва я убираю книгу с его головы. Ну, так, наверное, лучше.
-Он больше не придет, - вот это безразличие, от него прямо за версту им несет. Как не придет?! Что значит, не придет?! А моя шоколадка? Неужели все из-за нее? Да нет, глупости какие.
- Как? – меня явно не воспринимают всерьез, так как достают медикаменты. Вот зараза, а я думала, что сегодня не буду глотать эту дрянь. Он как-то медленно подходит к столу и кладет туда препараты. Ну, слишком медленно, и постоянно зевает. Не выспался, что ли?
Он достает журнал и роется по списку: сразу видно, новенький. Ну он тогда еще полчаса будет меня там искать. Во-первых, потому, что меня туда не заносили, а во-вторых… Да по тому же самому.
- Так почему Суйгетсу не придет? – я настырная. И не такое равнодушие терпела! Взять, даже, к примеру младшего братца.
- Уволили. Слушай, женщина, сядь на кровать и молчи. – Что-что он сказал? Ну это наглость! Это уже сверх наглости! Да никто меня в жизни так не называл, а тем более не указывал, что мне делать!
- Садись, женщина?! Да я тебе сейчас такую женщину покажу! – не выдерживаю и для собственного же удовольствия даю ему снова книгой по голове. Ну, попала по хвосту, так как он стоял спиной. Замирает на секунду, а потом продолжает рыться в бумагах… Ему что, все равно даже на это?
Тогда еще и третий раз для полного удовольствия. Делаю замах и… И мои руки останавливаются, а на меня с укором смотрят пронзительные глаза. Он медленно отнимает книгу и кладет ее на стол. А во взгляде даже осуждение, как будто говорит «еще одна психованная», но ведь я не псих!
- Сядь и сиди, женщина. – И я села. – Какие же вы тут проблематичные. – Где-то я это слышала однажды. Только вот, где?
- Отстой! – протягивает он не найдя моей фамилии в списках. Хоть так! – как тебя зовут? – спрашивает он, повернувшись ко мне. А вот и дудки! Не скажу! Я села в позу лотоса на кровати и с таким неотъемлемым удовольствием показала ему язык.
Этот парень сел на стул и уперся ладонью в голову. Ему это явно не нравилось. Ну и ладно, мне какое дело?
- Слушай, скажи свое имя и не заставляй меня применять силу. – Я не из пугливых, и, чтобы он там ни делал, мне все равно, но почему-то имя я сказала.
- Сабаку но Темари. – Удивление, изумление и полное непонимание… Вот что было на его лице, когда он услышал, как меня зовут. Странно, мои данные на этот счет ни у кого не вызывали такой реакции, ну только у бывших одноклассников, которые до ужаса меня боялись. И чего так смотрит? Приведение увидел что ли?
Стоп! А теперь назад. Одноклассников? Так вот откуда я думаю, что он мне знаком! Ну конечно!
- Да, а ты Шикамару Нара. – Улыбаюсь и даю руку в знак приветствия. Это уже интересно…

0

3

3 глава
«Не надо»
А теперь, пожалуйста, выведите его из состояния шока. Мне тут еще контуженных не хватало! Ну да, да! Чего пялиться-то? Неужели то, что гроза всех мальчишек в школе оказалась в психушке, его удивляет? Хотя, этот парень никогда не интересовался моим прошлым, да и никто не знал. Но зато вот я уверенна, что все могло закончиться именно так и никак иначе. Да и в принципе могло быть еще хуже. Сейчас вот, хотя бы, ломки нет.
- Очнись, Нара! Я все-таки не приведение! – обидно, когда на тебя смотрят мало того, как на сумасшедшую, так еще и как на призрака из прошлого. Но почему «как»? Ведь я действительно для него призрак прошлого…
- Ну, так-то лучше. – Он принял обычное выражение лица, точнее то, которое было у него до этого момента.
- Как ты тут оказалась? Никогда бы не подумал… - он поставил стул спинкой ко мне и сел на него так, чтобы повнимательнее меня слушать. И чего этот парень думает? Что я ему просто так возьму и все выложу? Сама наивность!
- Долгая история. – Странно, я с этим человеком никогда не говорила и даже не представляю, о чем…
- У меня много времени. – Улыбнулся? Нет, показалось. Странный этот Шикамару какой-то. Но все-таки мужик и посимпатичнее Суйгетсу будет. Боже, о чем это я?! Вряд ли он согласится на то, на что Ходзуки соглашался с большим удовольствием. Интересно, а за что его поперли с работы?
- Кстати, а почему Суйгетсу уволили? – да, отвечай быстрее. Смотрит так странно. Поворачивает голову к окну и отвечает.
- С девушкой застукали.
Что?! Так этот… Еще и не только со мной! Вот дрянь, Ходзуки! А как же моя шоколадка? Ведь мне что-то подсказывает, что с этим договориться будет сложнее.
- Ясно. А ты как тут оказался? – я ложусь на кровать и смотрю в потолок, готовая слушать и слушать, ведь ничего не остается.
- Мать заставила где-нибудь поработать в течение года. – Мать? Вот это новость… Такой и слушается маму. – Если справлюсь и не засну где-нибудь случайно, то буду работать на фирме отца.
- Значит, это что-то вроде испытания?
Кивает. Ну вот и конец разговора. Больше мне почему-то не о чем спросить. Да и говорить самой не хочется. А что я собственно скажу?
«Ой, а знаешь, меня сюда затащил мой бывший ублюдок-парень, которого мы развели с братьями на большие деньги и все такое. А еще я бывшая наркоманка, и мои братья наркоманы и алкоголики. Хм… А еще я в мастерской работала когда-то, машинки чинила. Прелесть, правда?»
Вот смешно. Ничтожество, сидящее перед ним, ни за что не расскажет правду. Только не этому парню. Но почему?
- А ты… - спит? Удивительно. Он смог уснуть в такой позе, да еще и сопит так прикольно. Он тут долго не продержится. Спрыгиваю. А я совсем забыла, что кроме футболки и нижнего белья на мне ничего и нет. А ему все равно… Суйгетсу уже бы налетел на меня.
Книжка? Нет, уже было. Ладно, в этот раз просто разбужу.
- Нара, проснись! – но по голове все же ударю, чтоб не казалось, что я ему помогаю. Очнулся. Смешной такой, сонный. Глаза протер и уставился на меня с полным безразличием. А может… Да, стоит попробовать, я уже ничего не теряю.
- Значит, поспать любишь? – удивляется. Ну, я бы тоже удивилась. Так, о чем это я тут? – давай договоримся? – наклоняюсь вперед, упирая руки в бока, и пристально смотрю в его глаза. Такие интересные. Ну же, спроси, чего я так хочу.
- О чем ты?
Хитро улыбаюсь и снова запрыгиваю на кровать, при этом хватая шприц с какой-то гадостью со стола. Выдавливаю немного желтой жидкости и, с видом ученого доктора, смотрю на него.
- Ты сможешь вечером с одиннадцати до двух поспать у меня, а я тебя не выдам. – Немой вопрос в его глазах. Отвечаю. – Сакура кричит в это время, и никто и не подумает, что ты тут. Ходзуки так же делал.
- Что ты хочешь взамен? – задумался? Неужели не понятно?
- Ты не будешь мне колоть всякую дрянь и давать таблетки. – Молчит. Да что же с ним такое? Скажи одно простое «да», и я буду снова жить прекрасно. Но почему твои глаза смотрят сквозь меня? Опустил голову. Нет-нет, пожалуйста, только не отказывай.
Он встает и подходит, вынимает шприц. Распрямляет мне руку и делает укол. Но почему? Поднимаю на него изумленные глаза, а Шикамару лишь убирает шприц и кладет его в коробочку. Перевожу взгляд на комнату, стало тесно. С непривычки мутнеет в глазах. Давно мне не кололи это. И почему сегодня не таблетки? Не в силах больше держаться, я медленно сползаю на кровать. Неужели…
Последнее, что я чувствую, это то, как крепкие мужские руки аккуратно укладывают на подушку и накрывают одеялом. Свинцовые веки не дают возможности посмотреть на него. Увидеть лицо моего губителя. Ноги и руки становятся тяжелыми, я их даже не чувствую.
Слышу – стукнула дверь. Но не могу ничего понять. Зачем он это сделал? Видел же, что я нормальная… Надо было рассказать, что со мной случилось. Может, тогда бы Шикамару не стал отказываться от моего предложения? И почему, черт возьми, мне всегда попадаются козлы?
Ну ничего, я ему все припомню, вот только встану…
***
Почти целый день я провалялась в кровати. Лишь под вечер смогла очухаться и встать. Что же за дрянь мне кололи? Нужно будет еще раз договориться с ним. Он не выдержит долго, ведь, насколько я помню, он всегда засыпал на тестах и контрольных. Да он почти все время спал!
Замечательно! Теперь я думаю об этом парне больше, чем о том, как отсюда выбраться. Но ведь убежать не получится… Значит, можно занять голову чем-нибудь другим. Вот, например, я могу снова почитать. Но не хочется. Ничего не хочу. Меня словно выбили из колеи. И все-таки я не очухалась.
Вечер наступил так быстро, что я и не заметила, как начала визжать Харуно за стенкой. Раньше это хоть чуточку раздражало, а теперь все равно. Слышно, как Тентен скребет по полу и стенам – все равно. Слышно шаги и открывающуюся дверь. В моей руке расческа: я уже битый час чешу волосы.
Поднимаю на него глаза, наклоняю голову на бок. Зачем? Все как обычно. Сейчас он даст мне таблетку или еще что-то. Медленно встаю с кровати и, пока он роется в своих шприцах, иду в душ. Вот пусть сидит и ждет. Быстро запираю дверь на ключ и раздеваюсь. Тут есть маленькое зеркало. Да, надо бы отстричь волосы, а то это вовсе не я.
Вот так, голая, я и сидела на краю ванной и болтала ногами. Выходить отсюда я не собираюсь ни под каким предлогом. Даже то, что тут холодно, меня не заставит. А вот и наш нетерпеливый друг. Стук.
- Темари, выходи! У меня нет времени на игры. – Да хоть убейся. Я не позволю мне последние капли рассудка загубить. Или он уходит, или пусть дверь вышибает.
- Пошел вон! – Да-да, именно.
- Женщина, не зли меня! – и снова это «женщина», у него что, других слов не бывает?
- И не подумаю! – замолчал. Блин, а тут все-таки холодно, и даже очень. Ноги уже начали мерзнуть. А может, я подхвачу воспаление легких и умру? Ну или еще что-нибудь. И тогда не будет ни Шикамару, ни таблеток, ни белых стен… Было бы здорово.
Слышу, как то и дело щелкает замок. Неужели он его пытается взломать? Удачи этому придурку. А если он даже его и взломает, то вряд ли захочет зайти. Как-никак, я тут голая сижу!
А вот и открылась дверь. Какой шустрый. Он медленно проходит в ванную. Наверняка он ожидал, что я сижу тут в уголку и дрожу от страха. Хрен ему! Вот она я! Во всей своей красе, в чем мать родила!
- Выходи! – как грозно. Он что, не той ориентации? Или евнух? Он даже не смутился. Это нонсенс! А вдруг он не мужик вовсе?
- Ну и чего ты тут встал? Я занята! – встаю с места и, подойдя к нему, выталкиваю из ванной. Снова закрываю дверь, и теперь действительно захожу под душ и включаю воду. Снова холодная. Их, наверное, не волнует, что люди могут заболеть, или еще что-то. Да что может волновать персонал психиатрической лечебницы?
Беру полотенце и, обернувшись, все-таки выхожу. Как я и думала, он спит, нагло развалившись на моей кровати и положив руки под голову. Глаза закрыты, и лицо такое расслабленное, что и не скажешь, что этот человек недавно был непреступен, как скала.
Вытираю мокрые волосы и надеваю бриджи с футболкой. Сейчас почти два часа, через тридцать минут Харуно заткнется, и станет тихо-тихо. Я села на стул и взяла книгу, а за окном полная луна и много-много звезд.
Когда я была маленькой, я всегда убегала от пьяных родителей и залазала на крышу. Было так приятно сидеть наверху и смотреть на звезды. А еще я мечтала стать одной из них, и тогда бы меня больше не бил отец, и младший брат был бы в безопасности. Помню, как пообещала, что смогу защитить его, а тут все вот так вышло.
Проснулся… Слышно, как зевает, а я не отрываю взгляда от окна. Сейчас бы я отдала многое за ту крышу и те звезды, но нет – не судьба! Он снова берет шприц. Резко отворачиваюсь от окна и смотрю в его глаза. Так и хочется сказать «вытащи меня отсюда», но моя гордость не позволит мне этого. Я лишь качаю головой, все еще надеясь на его снисходительность.
- Пожалуйста, Шикамару. – Чувствую себя просящей дворняжкой на улице, которая всем своим видом говорит «вы только не бейте, ладно?»
- Это моя работа. – Что? Мне кажется, или ему действительно жаль? Ками-сама, пусть то, что я сейчас сделаю, получится.
Медленно я поднимаюсь и встаю в упор перед его носом. Ну, точнее, перед его грудью – он оказывается выше, и причем на голову точно. Руки нехотя и медленно поднимаются до уровня его шеи, обнимаю и крепко прижимаюсь к груди, теплый такой, сильный…
Уверена, что он удивлен. Потому что руки его не двигаются, и оттолкнуть он меня не в состоянии.
- Если ты будешь колоть мне эту дрянь, то я сойду с ума намного раньше. Я нормальная, Шикамару. Меня сюда запихнули из-за глупости. Как мне еще доказать, что я не сумасшедшая? – говорю тихо и стараюсь как можно нежнее посмотреть на него. Ну же, если во мне еще осталось женское обаяние, пусть оно сработает! Щурюсь и ищу в его взгляде хоть долю понимания, но нахожу лишь равнодушие.
Все понятно. Резко отпускаю его из объятий и сажусь на свою кровать. Он все еще стоит ко мне спиной. Шикамару, ты был последней надеждой, ведь Ходзуки никогда мне не колол ничего, наверное, поэтому я еще и жива, и не ору, как Сакура или другие пациентки.
Нара повернулся к столу и, взяв препараты, вышел. Шок! У меня шок – охота прыгать и визжать от радости! Неужели? О Боже, у меня есть эта гребаная женственность и шарм! Или это он из жалости?
Не суть важно, главное, что все стало как раньше… Ну, почти как раньше. Черт! И почему этот Ходзуки такой траходром? Ему что, меня мало было? А вот теперь сидит и страдает бедная Темари без мужика.
И все-таки луна сегодня особенная…

0

4

4 Глава
«А прошлое шарахнет в голову…»
Сегодня я впервые задумалась о будущем. Странно смотреть в зеркало и осознавать, что ты когда-нибудь выберешься отсюда и сможешь наладить свою жизнь. Я смотрела на себя и понимала, что возможно мне предстоит выполнить столько всего. Но мысли о будущем разорвал стук и тихие шаги моего новоиспеченного друга. Шикамару, как ни в чем не бывало, прошел в мою комнату и, закрыв за собой дверь, тут же лег на кровать и, кажется, мгновенно заснул, сказав, чтобы разбудила через полчаса. Неужели это поможет ему выспаться? Как-то я сомневаюсь.
Оказывается это «чудо» будет работать без выходных целую неделю. Ну это же лучше, чем Кабуто-вонючка? Да, определенно лучше. Но он так мило спит, я даже завидую. Мне бы такой крепкий сон, как у него. Эх…
Скука смертная. Лучше бы он разговаривал, чем спал. Мне уже порядком надоело читать книги по нескольку раз, скоро буду наизусть пересказывать. А еще у меня шампунь закончился, и мне бы ножницы. Какая ирония, я разговариваю с собственным отражением, причем мысленно.
Вот сейчас бы выпить чего-нибудь крепкого и бодрящего: кофе или алкоголь – неважно, в прочем, все равно никто не принесет. Иногда мне кажется, что я вообще отсюда не выберусь.
- Шикамару! – подхожу ближе и расталкиваю его из стороны в сторону. Не, ну настоящий ребенок. Мало того, он укутался с головой моим одеялом, так еще и ворчит на меня и отмахивается, как от мухи!
- Вставай, Нара! – ну теперь точно встанет, после таких ударов даже Гаара просыпался.
- Ай! – резко вскочил и взялся за голову. А я что? Да ничего, собственно. – Что это было, женщина? – что было… что было? Ничего серьезного. Скрещиваю руки и отворачиваюсь от него.
- Здравый смысл, – вот так изречение. Слушайте, а с этим парнем я становлюсь, мягко говоря, той самой жуткой и проблематичной женщиной. Правду иногда несут насчет того, что слова, произносимые часто, имеют материальный смысл. За что боролся, на ту и напоролся, милый.
- А попахивает шишкой! – и вот не надо так смотреть на меня! Сам попросил разбудить, а как - уже не должно волновать.
- Да слезай ты уже! – спихнуть его с кровати оказалось легче, чем разбудить.
Я быстро подошла к нему вплотную и, сощурившись, посмотрела в глаза. Да, именно сейчас, когда он в замешательстве, попрошу то, что хотела.
- Шикамару, – тяну имя как можно нежнее, - а купи мне шампунь и, если есть, принеси книжки какие-нибудь, а то я свои все прочла уже раз по пять. – Показываю, собственно, на произведения на столе и, чуть наклоняясь вперед, поворачиваю голову на бок, а руки сцепляю сзади в замочек. Вот так точно не откажет.
Обломись, Темари! Ушел и даже слова не сказал. Вопиющая наглость!
Я проходила так по комнате, наверное, час, придумывая все новые и новые слова, чтобы назвать моего новоиспеченного друга. Вот ведь пользы от него никакой! Ну, уколы не ставит - уже хорошо. Но! Книги не носит, шампунь не купит, да и ножницы вряд ли даст. И я, черт возьми, хочу шоколадку!
****
Харуно сегодня на редкость общительная, неужели, и ей он ничего не колет? Она почти весь день шаталась со мной по коридорам, мы вместе сидели в столовой, и еще она, оказывается, знает что-то другое, помимо историй про своего возлюбленного. Эта девчонка рассказывала мне об инквизиции, о старинной эпохе и правлениях королей. Мне понравилось. Чего скрывать-то, но сегодня я слушала ее с удовольствием…
В обед к нам привели еще одну несчастную. Ну кто знал, что она та еще стерва. Карин. Противное имечко, а голос… Ух, уши вянут. Но это еще ничего. Она, придя сюда, решила, что умная и крутая. Ну я к таким дурам имею свой подход. Вот и шарахнула ее об стол, когда та на Сакуру наехала. А потом шарахнули меня. Ну что ж, мне, конечно, меньше досталось, но все же больно.
И вот теперь я сижу на кровати и прикладываю лед. За стеной кричит Харуно, а рядом сидит Шикамару и смотрит на меня ну очень осуждающе.
- Ну, скажи! Зачем ты полезла к ней!? – ну и что он услышать хочет? Зачем еще девки дерутся?
- Она Сакуру обижала, – ну не смотри так на меня! Лучше принеси еще льда. Смотрит еще так странно. Такое чувство, что у него цвет глаз иногда пропадает. Вот он мне приносит лед и кладет на затылок. Мысли читает? Медленно кладет на подушку. Обычно в девчачьих романах пишут, что «их взгляды встретились…» ну и все такое. Так вот отвечаю. Ни хрена они не встретились, а уж на дальнейшее можно не рассчитывать.
- Расскажи, что ты делал после школы, – он сел на край кровати и, положив локти на колени, начал говорить.
- После старшей школы хотел поступить в колледж, но не вышло.
Дайте-ка угадаю.
- Почему? – лучше не гадать, чтобы дурой не выглядеть.
- Уснул посреди экзамена, – ха! Так и знала. Вот придурок. – Они, наверное, час будили меня, но безрезультатно. В общем, экзамен я завалил. – Не удивлена. Ни чуточки не удивлена.
- А что потом? – улыбается… А у него красивая улыбка.
- Потом мать заставила-таки сдать этот экзамен и поступить в Токийский государственный университет имени Конфуция. Потом меня выгнали. Три года я отучился и вылетел. Затем работал на фирме отца, в этом городке, и тут недавно вот мать взъелась и сказала, что должен буду сам что-то сделать, а потом только они передадут мне всю фирму в руки.
Да, бедный. Даже как-то на секунду стало жаль его. Наверное, я его зря бью по голове. Больше не буду.
- А ты?
Эм… Вот тут попрошу без комментариев. Давай закроем тему. Ну не надо с таким неподдельным интересом смотреть мне в глаза. Не люблю!
- Да ничего особенного. Я не сдавала экзамены, а сразу же пошла работать на полный день в автомастерскую, где приходилось быть по выходным. Там и Канкуро пахал.
Хорошее было время. Мы тогда были как целая семья. Гаара обычно сидел на чьей-нибудь тачке, в то время как я лежала под ней, он постоянно что-то обсуждал с Канкуро, а еще его девушка частенько наведывалась. К этой малявке я тоже привыкла быстро. Она была из обеспеченной семьи, но вот брата любила безумно.
- А как ты сюда попала?
- Закрыли тему! – я отвернулась к стенке. А у самой словно кошки на душе. Как же я хочу домой!
- Как хочешь. – Он прислонился спиной к стенке и закрыл глаза. Наверное, ему удобно вот так вот на моих ногах. А вот мне он не кажется одуванчиком. Слишком уж тяжелый. Хотя совсем не толстый. А может, он оборотень, и по ночам становится толстым страшным мужиком? Ох, Темари, ты точно сходишь с ума. Ну а что? Весело же! Почему прошлое так не вовремя бьет в голову?
- А мы с Гаарой любили есть чеснок. – Вспомнила блин! А вот Нара, кажется, заинтересовался. На меня полуспящую уставился его один приоткрытый глаз. Надо же, даже голову чуток развернул. – Берешь так головку и растираешь на хлебе, а потом еще солью сверху и ешь. – Наверное, я по-идиотски улыбалась, когда рассказывала. – А Канкуро бегал от нас по всей квартире, крича, что пора бы покупать противогаз.
- А что родители? – ты немного не тот вопрос задал, милый, ну да ладно.
- Мать умерла, еще когда Гаара был мелким, наверное, ему было месяцев шесть от силы, а папка скончался, когда мне было тринадцать. А потом «здравствуйте я ваша тетя». Жуткая баба была, но я ей хоть как-то, но благодарна. Это она нас устроила на работу к… - Уснул. Впервые рада, что кто-то меня не слушает. Наверняка, он не способен на долгие беседы.
Я встала с кровати, еле высунув из-под него ноги, и подошла к пакету, который давно меня интересовал. Убрав волосы за уши, я открыла сие чудо. Посмотрела на него спящего и улыбнулась. Все-таки он хороший.
А в пакете лежали какие-то книги и шампунь. Вроде бы ничего особенного, самые необходимые вещи, а так приятно. Я ведь уже говорила, что прошлое бьет в голову неожиданно и нежданно? Да вроде бы…
****
- Темари! Мать твою, ты чего творишь?! – Канкуро в бешенстве - берегись блондиночка.
- Запомни, нерадивый братец, что, вспоминая мою мать, ты приплетаешь и свою! – бежать, пока не прибил. И лучше далеко и надолго, а самое лучшее - к Гааре под кровать. Ну младший брат и не подумает выдать.
- Где эта фурия?! – слышу смешок мелкого и понимаю, что мои уроки рисования в школе не прошли даром.
- В окно вылезла. – Только ему дается такой правдивый пофигизм, и только ему Канкуро и верит. Старший брат - умный брат, не дурак в окно лезть.
- Спасибо… - мое тихое из-под кровати. А тут неплохо, почти не пыльно. Даже вон что-то припрятано. Стоп! Чего это он там прячет?
- Гаара! Ай! – надо же забыть, что я под кроватью. – Это что за хрень!? – причем, живая, кажется.
- Какая? – его голова мигом оказывается на уровне моего местонахождения, и с таким флегматичным выражением лица он мне и заявляет. – А это не мое, это крыса, кажется, или мышь.
Визг, потом тапочек, ну и дохлая мышка.
****
Тогда мне досталось от Канкуро за разрисованное красной помадой лицо, от тетки влетело за то, что мы засрали квартиру в хлам, что там аж мыши завелись, ну а Гааре - за то, что она его просто терпеть не могла. А еще, помню, потом мы пошли в мастерскую и весь день поливали друг друга из шлангов. Холодная вода, мокрая одежда, но тогда было весело, и все мелкие формальности мало волновали.
Я посмотрела в окно, поднимая голову вверх. Сегодня новолуние, звезд почти не видно, и за городом собираются тучи. Или мне просто хочется, чтобы это были тучи. Запуталась. Ничего не понимаю.
А глаза медленно закрываются. И уже не важно, что заткнулась Сакура, что я на голом полу и что чьи-то руки несут на кровать. Не важно, просто прошлое так шарахнуло в голову и не отпускает…

0

5

5 глава.
Утро – самая жуткая и непредсказуемая вещь. Например, когда вы просыпаетесь, еле поднимая голову, потому что вчера вам ее хорошо проломили. Ну, не проломили, может быть, но вдарили отлично. Ну, так вот, на чем я там остановилась? Ах да - утро.
В общем, я открыла заспанные глаза и осмотрелась вокруг. Все, как обычно: книги лежали на столе, и шампунь стоял там же. Наверное, он вчера все убрал и ушел.
Пробуждение - не худшее, что могло бы случиться. Например, сегодня нам дадут овсянку, а это – нечто, похожее ни на что иное, как… Ну вот, вы поняли, на что это похоже. Так что завтрак сегодня отменяется. Зато утренний обход никто не отменял. Странно, время уже шесть а он все не идет. Ну, тут можно сразу догадаться – спит. Мне бы его стремление ко сну и лени.
Я медленно спустила ноги на холодный пол и почапала в душ. Голова до сих пор болит, может, даже будет синяк. Шишка вряд ли, а вот синяк уж точно. Тоже мне, защитник слабых, Жопин-гуд, блин! Нет, ну правда, вот чего я полезла к ней? Сейчас бы отлично спала и ни о чем не думала.
Оля-ля. Горячая вода! Нет, ну значит, день удался, день будет просто шикарным. Как же приятно-то. Главное - быстро успеть, и скорее под одеяло.
Когда я вышла, мистер соня уже сладко так спал на моем месте. И как ему это удается? До сих пор понять не могу. Да если бы не я – просто мать Тереза, то он бы был уже без работы. Так? А раз так, следовательно, можно и еще что-нибудь выпросить. Ну, допустим, парикмахера и шоколадку. Хотя нет, пока парикмахер сойдет. Не будем сильно наглеть.
Уже начинает входить в привычку - чесать волосы в одном и том же месте и тупо смотреть на себя в зеркало. Чувствую, что это не я, а принцесса какая-то. Ну, если бы не облупленные стены и пожелтевший местами потолок с холодными полами, то точно - принцесса. Там заштукатурить, тут подрисовать, саму приодеть, и вот те на: королева, может, буду.
Окончательно блондинка голову теряет. Может, перекраситься? Я, конечно, не верю в эти предрассудки, но тут начнешь верить во что угодно. А если тебе вколют определенную дозу, так еще и летать научишься. Хорошо, до «летать» пока не дошло.
Проснулась спящая царевна. Все-таки сонный он смешной, а вот халат ему определенно не идет. Надо попробовать сказать, но так, чтобы не сильно обидеть, наверное.
- Доброе утро! – да, по нему не скажешь, что оно у него доброе. Какое-то уж не стоевое. Состоянье не стоянья, как любил говорить Канкуро.
- Не выходи сегодня из палаты. – Чего-чего? Он зевнул и встал с кровати. – Из палаты ни ногой. И не шуми.
- С какого это перепуга?! – он мне кто - доктор, что ли? Или случилось что?
- Тебе вон ту лошадиную дозу нужно вколоть – два дня будешь, как неживая, так что сиди тихо и помалкивай.
- Ого! За что это такое счастье на мою задницу.
- Женщина, ты можешь выражаться более культурно, или хотя бы меньше говорить! – Какие мы нежные, мать вашу.
- Культурно!? Поживи, детка, с мое и не так запоешь! – я просто вскочила с места и бурей нависла над ним. Культурно, вашу за ногу. Да ты мне попробуй говорить культурно в стриптиз барах и местных клубах, где пьяные мужики так и норовят ущипнуть или залапать до смерти.
- Заткнись и сиди тут! Вылезешь – твои проблемы. – Встал, ушел. А я хотела поговорить. Обидно.
И что мне теперь делать? Ну, сижу я в позе лотоса со скрещенными в замок руками, надув губки, а дальше-то что? Интересно, а они меня так за эту новенькую? Ну, зато эта шваль больше ручищами своими махать не будет. А вот чувство голода никто не отменял. Я есть хочу!
Еще рано, значит, санитаров нет, можно шмыгнуть из комнаты и найти этого вредину. Быстро соскакиваю на пол и, метнувшись к двери, тихо ее открываю. Чувствую себя шпионом-самоучкой. Так, а вон и цель.
- Шикамару! – хотела шепотом, а получилось чет громко. Он резко развернулся и быстро зашагал ко мне.
- Ты меня доведешь, женщина! – схватил за локоть и в комнату завел. – Что еще?! – бе-бе-бе. И вот не надо так орать. Ну, точнее шептать, но звучит угрожающе, например.
- Я есть хочу. – Не знаю, что он увидел, но, наверняка, мое выражение лица его просто довело. Шмыгая носом, я исподлобья смотрела на него щенячьими глазками. Гаара всегда покупался на это и тащил мне все, что душа желала.
Он стукнул себя по лбу и тихо сказал.
- Сиди тут, я принесу из столовой чего-нибудь.
- Нет! – как отрезала. Только не это. – Ты сам-то ел в этой столовой?! Издеваешься?!
- Ладно, придумаю что-нибудь. А ты сиди тут и не высовывайся больше. Потому что если меня уволят, тебе будут колоть все, что требуется! – Не люблю, когда на меня так глядят. Угроза нависла, как туча над городом. Ладно, «женщина» послушает тебя и будет два дня сидеть тихо, с книжечкой.
Я отошла от него на шаг и кивнула. Надеюсь, он принесет что-нибудь повкуснее, чем овсянка. Когда я в первый раз попробовала сие творение рук человеческих, стало сперва плохо, а потом - еще хуже. Я посмотрела на книги, что он принес мне. Ну, наверное, он решил, что я - среднестатистическая женщина и читаю романы. Добрый, добрый Шикамару. Эх…
Романы, так романы. Что тут у нас? «Рабыня страсти» - прелесть. «Любовь навсегда» - еще лучше. Ну, первую я прочту. Я села за стол и открыла первые страницы. От ее лица. Мило.
Пока я читала, хотелось оказаться в этой книжке - лучше уж там, чем здесь. Я бы наслаждалась, вместо этой рыжей красавицы. Я, читая книги, не запоминаю имен и событий, лишь перечитывая.
У нее были и братья и сестры, и она пожертвовала своей честью, ради дорогих ей людей. Интересно, а чтобы отдала я за братьев? Наверное, жизнь, ведь дороже уже нет.
А вот и Нара с едой.
- Держи. – Ого! Я этой прелести не ела ну очень давно. Он протянул мне бутерброды с колбасой, сыром и зеленью. Как голодный волчонок, я схватила в охапку весь пакетик и, тут же достав один, откусила половину. Не смотри так! Я голодная!
- А пофить ешть фто-нипуть? – говорила тетка – не болтай с набитым ртом. Ну, я ее не сильно слушала, так что - уж извините.
- Ты самая проблематичная, самая жуткая, коварная и наглая женщина, которую я знал! – спасибо-спасибо, вставать не нужно, я и так могу восхититься вашей преданностью и любовью. Он посмотрел на меня еще раз и пошел к выходу, как услышал еще одну просьбу.
- Мнэ парихмахер нуфен! – на это заявление ответа не было. Лишь, громко хлопнув дверью, наше чудо вышло из моей палаты.
Я быстро оприходовала бутерброды. Но он так и не вернулся. Пол дня сидела, читая книжку. А он знал, что принес мне эротический роман? Блин, я такого в постели никогда не вытворяла. Постель… Если не закончу это читать, повалю Нару при первой же возможности. Ками-сама, Темари, ты о чем думаешь?!
Я отбросила книгу на стол и шумно ударила по кровати. Стало не по себе. Стало слишком больно и жутко. Словно стены начали двигаться. В душе появилось плохое предчувствие. Полная уверенность в том, что горячая вода и бутерброды – единственное светлое в этом дне.
Раскачиваясь из стороны в сторону, от нечего делать я плюхнулась на подушку и заснула. Спала на удивление долго, почти до самого вечера. И даже не заметила, что он пришел.
Меня растолкали, и я проснулась, протирая кулачком глаза и смотря на него сонно и непонимающе.
- Ты чего так рано? – тишина. Нара отошел в сторону, и я увидела за ним маленькую шатенку с короткой стрижкой. Сперва ничего не поняла и даже лица не разобрала, но потом резко вскочила от ужаса. Неужели?!
- Матсури!? Что ты…
- Темари-сан… - она подбежала ко мне и бросилась на шею. Не поняла. Что-то не так? Да что с ней? – Темари-сан. – Она захлебывалась слезами, ни я, ни Шикамару не поняли, что произошло. – Мы Вас так долго искали, а Вы - тут. Гаара, Канкуро…
Я оттолкнула ее от себя. Вся в слезах, глаза опухшие, она даже, кажется, постарела немного и похудела сильно.
- Давай-ка по порядку. Что ты тут делаешь? – она, вроде как, успокоилась и показала ножницы. Я умилилась этому парню, смотря в карие глаза с таким восторгом.
- Темари-сан, мы Вас искали, - тихо сказала девчонка. Она была девушкой Гаары, значит, можно будет спросить, как братья?
- Где Канкуро? Гаара? – я была похожа на ребенка. Вопросы, и ждала ответов. Но почему она задрожала, почему слезы текут рекой? Не хочу об этом думать.
- Их убили, Темари-сан! – ее всхлипы, слезы, вопли соседок по палатам – все стало мелким, ничтожным и ненужным. Информация застряла комом в горле. Как?! Не может быть! Ведь, кажется, вчера я видела их, вчера все было, а сегодня…
Последняя надежда, радость и умиление ушли из сердца. Больше нет сил бороться с жестоким миром. Я даже не поняла, как смогла спокойно сказать, чтобы она постригла меня. Не поняла, что она делала, не видела сквозь пленку на глазах ничего. Шикамару сидел молча. Понимал?
Возможно ли понять смерть? Вот вам и предчувствие. Плохой день. Она ушла вместе с ним. А я так и сидела перед зеркалом, с привычными четырьмя хвостиками и такой родной челкой. Сколько прошло времени - не знаю, сколько просидела так, пялясь в свое отражение, тоже не знала.
Услышала лишь отголосок хлопнувшей двери. Голос его я не чувствовала. Ничего не могла сделать. Нет ни слез, ни горя. Ничего нет. Появилась лишь пустота, разрывающая на части хуже боли.
Я очнулась лишь тогда, когда мое отражение превратилось в Шикамару. Он встряхнул меня за плечи и начал что-то говорить. Не слышу. Не могу понять. И от усталости валюсь ему на плечо головой. Руки сами тянутся к шее. Тепло так. Теплый, несомненно, самый теплый.
Вместе со мной, повисшей на его плече, он дошел до кровати. Отпустить? И потерять появившееся тепло внутри? Ни за что. Я сильнее впилась руками ему в спину. Тишина. Не помню, как уснула. Помню лишь, что мы так и просидели на кровати. Я обнимала его, смотря сквозь стены пустыми глазами, а он иногда поглаживал меня по голове, повторяя что-то про странных женщин и про свое изрядное «проблематично».
А утро так хорошо начиналось…

0

6

6 глава
Ощущение пустоты и неизбежности не уходило уже неделю. Не выходя из комнаты, я просиживала все время в трех местах этого белого плена: кровать, стул или подоконник, за решетками которого можно увидеть пыльное небо. По четным дням работал Кабуто, в нечетные – Нара. Вот почему ела я через день. И то, Шикамару заставлял, а так просто медленно умирала, сходя с ума.
Дошло до того, что я вообще забыла, что такое речь. Молчала все время, как ни пытался меня разговорить этот соня. Иногда он клал меня рядом и засыпал, а мне приходилось лишь смотреть в потолок. Зачем он это делал? Не понимаю…
Сегодня смена очкарика. Вонючкой назвать его даже язык не поворачивается. Через десять минут он зайдет и даст таблетки, которые я проглочу. Если уж терять рассудок, то окончательно.
Он говорит что-то про мое молчание, излечение, кажется, присутствуют слова о том, как я хороша. Шутник-то какой! Или ему уже очки не помогают?
- Ну что ты ломаешься, как девственница?! – он повалил меня на кровать и налег сверху. Что будет? Я знаю что, но вот хочу ли? Мне, в принципе, уже плевать, что случится с этим телом.
Но вдруг в нос резко ударяет запах его прогнивших больных зубов, в голову словно хорошо ударило молнией, и я будто увидела всю свою жизнь перед глазами. Да черт возьми, какого?!
Вонючка-очкарик получает заслуженное коленкой в промежность и еще по голове с кулака. Ну уж нет! Не сдамся я, тем более этому хлюпику. Словно ошпаренная, как кошка понеслась к книгам, которые всё это время не открывала, и добавила ему в висок уголком.
- Сучка! Получи, дрянь!
Меня он ударил в живот, и я согнулась; пару ударов ногой по моим коленям и снова в область живота: он уходит. Лежа на полу, получая в мозг информацию о боли, я сейчас больше всего хотела увидеть Шикамару и сказать такое нужное «спасибо». В карман его не кинешь, но больше у меня ничего нет.
Глаза сами закрылись, и я просто погрузилась во тьму. Снились братья, снилась наша мастерская и клуб. Бывший парень, который упрятал меня в психушку, и деньги. Больше ничего не было. Потом наступила тьма и боль.
Посреди ночи я проснулась, еле поднимаясь, хотя просто стараясь удержать на руках это почему-то тяжелое тело. Глупая Темари, не почему-то, а потому, что хорошо получила от отморозка. Но зато, кажется, мне выбили все уныние. А вообще, повеситься хочется.
"Бедная и несчастная",- хочется сказать самой себе и пожалеть, но вот выходит что-то вроде «дура тупая». Усмехаюсь собственным мыслям и падаю снова на холодный пол. Раскидываю руки в стороны и разглядываю трещинки на потолке. Мелкие, и похожи, если хорошо напречь мозги на молнии.
Дождь…
Отдала бы жизнь за то, чтобы намокнуть хоть еще пару раз под ливнем. Я бы смеялась, как сумасшедшая, и люди шарахались бы в стороны, но такого не будет. Моя надежда – братья - похоронена с остатками моей поганой души. Ну, или просто продырявленной, как решето.
Даже слова подобрать под такие сравнения трудно. А что бы сказали ребята?
«Подними свою задницу, идиотка, и иди в ванную, нечего кровь по полу размазывать», - так бы точно сказал Канкуро и, слегка пнув меня по руке, прошел бы дальше. Или например: «Ну ты и лодырь, Темари!» - это были бы слова Гаары. Думая обо всем этом, я заулыбалась и, отрывая голову от пола, приложила все усилия, чтобы встать с него. Правильно! Чего разлеглась, глупая женщина! Подняла пятую точку? А теперь прямо по курсу в дверь душевой!
Вот такими маневрами и подколками в собственную же сторону я приняла душ. Живот побаливал, и ноги тоже, но все эти побои раньше еще стали привычным делом. Что касается разбитой губы, это не сломанные зубы, заживет.
Когда я сидела на кровати с книгой, было уже шесть, и в комнату тихо зашел Нара. На этом лице впервые отразилось изумление. Что, съел?! Погоревала и хватит! Простите братья… Вы бы поняли. Ну что ты встал, как будто я разделась.
- Что?! – не выдержала. Бесит, когда пялятся, как на привидение.
- Ты, смотрю, в себя пришла.
- Заткнись! – и как он терпит? Я бы себя за такое, как минимум, отшлепала. И когда Темари-чан стала такой раздражительной? Дайте вспомнить… А! Точно! Когда мой мужик ушел, а, точнее, его уволили за не умение держать все свое в штанах.
Шикамару, наверное, приспособился к таким вот выпадам, поэтому быстро разместился рядом, засыпая. Я немного еще почитала, а, будем выражаться яснее, поразглядывала книжку и тихо сказала, чтобы он не услышал.
- Спасибо тебе, Шикамару… - он слишком быстро засыпает, чтобы слушать мою болтовню.
Я тихо встала и дошла до зеркала. Если раньше я была худая, то теперь тощая. Швабра блин! Ужас, нужно начать есть, как слон, чтобы вернуться к красивым бедрам. Хотя, странно одно: как был третий размер, так он и остался.
Но ведь дело совсем не в третьем размере, и не в том, что я стала терять формы. Дело ведь в свободе. Я не могу больше здесь находиться, бесит, раздражает, все раздражает…
Я чего-то хочу, только вот, что именно? Если подумать, то, чего мне больше всего хочется, сейчас лежит в моей кровати. Нет, вовсе не Шикамару, а мужик! Черт!
Я уселась на пол и еще раз посмотрела на Нару. И почему он такой правильный?! Чтоб ему! Я перевела взгляд на тупое зеркало и подперла руками подбородок, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. Жуткие скулы, теперь еще и костлявые. Щеки впали. Боже, я урод!
Нет, если поразмыслить логически, то в принципе можно кое-что попробовать, но вот вряд ли это чудо оценит мои старания. Конечно, можно все спихнуть на таблетки, но поверит ли?
Будь что будет! Я встала, слегка качаясь из стороны в сторону от слабости, и, когда дошла до самого края кровати, легко залезла и, стоя на четвереньках прямо над ним, мне почему-то стало противно от самой себя. Ну, если прикинуть, то такое и раньше было, поэтому…
Я наклонилась к его губам и медленно начала целовать. Мне просто нравилось покусывать губы, чувствовать запах мужского парфюма и то, как он спросонья отвечает. Пусть будет думать, что это сон, сладкий сон с привкусом крови. Все-таки губа-то разбита.
Он начинает поднимать руки, пытаясь обнять меня за талию, и сильнее прижимает к себе. Боже, как же после стольких недель воздержания может завести всего лишь поцелуй. Я быстро стараюсь стянуть с него медицинский халат, развязать эту дурацкую резинку и снять футболку с себя.
Я уже чувствовала, что он хочет меня, да мало хочет, он уже мой, но только вот что-то остановило этого балбеса, и, скинув меня с себя, он быстро вышел, прихватив резинку и халат.
А теперь вот сидит неудовлетворенная женщина посреди койки, в одних трусах, и думает: " Может он гей? Или у него есть девушка, которой Нара верен? Или…"
А не пошло бы все к черту! Подамся в монашки!

0

7

7 глава
Месяц прошел как-то незаметно. Нара брал неделю выходных, и я совсем зачахла. Хотя одна интересная вещь внесла в нашу психованную жизнь разнообразия. Повесилась одна из умалишенных. Причину так и не выяснили, все списали на ее состояние, только вот мало верится.
Мне, в принципе, все равно. Даже если это и маньяк-извращенец-тупица, мне плевать. Сейчас что-то стало ничего не понятно. Я есть. Нет меня - уже не имеет значения. Все в какой-то прострации. Смысла вылезать отсюда я не вижу, смысл существования тоже куда-то пропал, и выла бы, будь волком.
Сейчас уже пол первого ночи, Сакура что-то не кричит, что подозрительно и странно. Я оглянулась еще раз на стену своей соседки и, соскочив с кровати пошла к двери. Конечно, замки тут не очень мудреные и хорошие, поэтому шпилька срабатывает на раз.
Выглядываю из палаты в пустой коридор и быстро иду до двери Харуно: не нравится мне эта тишина.
За моей спиной, когда я вышла, дверь захлопнулась сама по себе с сильным грохотом. Но это не имело значения. Полуобнаженная, в луже крови, с растрепанными волосами сидела эта девочка. Она была настолько жалка и измучена, что если могла бы, то заплакала. Но я стояла на месте и видела ее сумасшедшие смеющиеся глаза. Сакура тихо что-то шептала.
- Он не первый, Саске-кун был не моим первым, - ее глупая улыбка и кровавые слезы вызывали во мне приступы тошноты и омерзения. Но почему так?
- Сакура. Кто? – все, что я могла сказать ей, все, на что меня хватило. Она молчала все с такой же глупой улыбкой, кажется, умерла. Только сейчас вижу вскрытые вены, вдоль - не поперек. Кто же ее так?
Слышу быстрые шаги, чувствую что кто-то ахает и хватает меня за плечи, уводит. А в глазах стоит этот образ изуродованной душой, измученной телом девочки. Нет сомнения, теперь есть кто-то, кто доводит их до самоубийства, только кто и за что?

Меня отвели в комнату санитары и захлопнули дверь. Снаружи стоял шум, гам и переполох. Я тысячи раз видела кровь и резню, но что-то сейчас задело, что-то настолько поразило, что я в смутном беспамятстве легла на подушку и закуталась в одеяло. Мир в моем сне был таким черным, таким страшным…

Вся жизнь пролетела перед глазами. Вся моя чертова жизнь, глупое существование. Только вот, когда я открыла глаза, передо мной стоял уже привычный мужской образ. Я попытала улыбнуться, но как-то коряво, кажется, вышло. Я смутно помню, что было дальше, но образ принял очертания Кабуто, который ехидно улыбался. Почему так темно? Вроде бы должно быть утро. И сегодня же Нара должен принести шоколадку. Я просила. Да, определенно просила, только вот…

- Сегодня ты умрешь, сука! – меня эта фраза вывела из ступора, но я успела лишь брыкнуться на кровати, как мне вкололи что-то. Я ощущала еще с минут десять, как меня раздевают, а потом пришла паника: это был наркотик! Те же ощущения, та же эйфория. Вот и все. Сейчас тебя отделает этот очкастый, и ты умрешь от передозировки…
Чудо? Почему ты покинуло меня? И когда ты это сделало? Наверное, еще при рождении. Повторись, я не хочу умирать, вашу за ногу. Не хочу!
Память смутно покидала мой разум, и я уже не чувствовала ног или даже рук, только вот открывшуюся дверь, звуки ударов и свое имя я таки различила.
- Темари! Черт возьми, женщина, приди в себя! – я еле-еле слышала его, а тем более видела.
- Наркотики… - хрипела я, - он мне вколол что-то…
- Что?! – он потряс меня за плечи, но я еле чувствовала это.
- Я ног не чувствую, - я наклонила голову в бок и улыбнулась. Только потом увидела, как меня резко хватают на руки, и чувствовала, что куда-то несут.
Черт, и почему все так вышло? Я умру? Думала об этом, уже лежа на какой-то кушетке в предобморочном состоянии. Он сидел рядом и держал меня за руку, гладил по голове и говорил, что все будет хорошо. Хотелось реветь.
- Знаешь, Нара, я шоколад никогда не ела, а еще у меня была паршивая жизнь, мне так хотелось чего-то хорошего. Светлого, но кажется, такие, как я, этого не достойны, - какой охрипший голос… - Я умираю, да?
- Глупая, все будет хорошо. – Он сидел на полу спиной ко мне и хватался за голову. Еле подняв руку, я смогла дотронуться до его плеча и сказать.
- Забери меня… - и мир потерял свои краски.

У вас было состоянии того, что, когда утром на работу можно придти позднее, а будильник стоит на два-три часа раньше, и вы его слышите, то тут же отключаете и спите еще на этот лишний час дольше?
Так вот, у меня такое же состояние. Я как бы хочу отключить этот странный, постоянно пикающий будильник, но не получается, и невольно открываю один глаз. Я в раю, или это комната для психбольных?
Не понимаю, как я поднялась, но видок явно не из лучших. Первое, что я сделала, это села, смотря на свои руки, в которых торчали иглы от капельниц, потом увидела еще кучу приборов вокруг. Зрение, честно скажу, ни к черту. Все плыло, и казалось, что сейчас снова упаду, но зато увидеть на столе открытку и что-то с бантиком я смогла. Отрывая капельницу от вены и не обращая внимания на ноющую боль, я поянулась за листком картона и, наверное, подарком. Глядя на розовую обертку чего-то прямоугольного, я тут же почему-то вспомнила Нару.
Открывая открытку, я прочла лишь одну строчку из букв, ну точно Шикамару, только ему могло быть лень писать свое имя и фамилию полностью.
«Не знал, какой тебе понравится, взял много.
Н.Ш.»
Ну не дурак ли? Я быстро развернула оболочку и чуть не взвизгнула от счастья.
- Шоколадки… - прошептали мои губы, и что-то влажное скользнуло по щеке, потом вниз по шее и затерялось где-то в одежде.

0

8

8 глава.
- Я не знал, что ты так скоро очнешься, – эта наглая рожа стояла около двери и так вяло и лениво улыбалась. Честно сказать, я была ему рада до безумия, по-детски и так наивно рада. У Шикамару топорщились волосы, был помятый вид и очень добрые глаза, которые, наверное, казались мне сейчас чем-то неземным. Все это наблюдалось с полным ртом шоколада, который то и дело таял на языке. Я ведь даже не знала с чего начать, и понапихала в рот все сразу: с изюмом, орехом, кусочками фруктов, молочный и горький. Если кто-нибудь спросит, что я люблю больше всего на свете, я отвечу что это роллы с угрем и шоколад.
- Остань Нала, я эм нэ виишь? – он только усмехнулся и медленно, или даже вальяжно, будто кот, прошел в палату, поставил стул спинкой ко мне и сел, положив голову на душку.
- Завтра я тебя забираю.
- Фо?
- Поживешь пока у меня, а потом посмотрим, - я сидела в полном недоумении, даже шоколадку проглотила. Неужели сбылась мечта идиота?!
Интересно, а сколько бабла он вбухал за мое освобождение. Нет, я знала, что он не из бедных, но не думала, что все так запущено.
Что ж, как бы я не отпиралась, чтобы не делала, но, в конце концов, теперь я стою на пороге большой квартиры в центре нашего маленького городка и думаю. Толи он такой дебил – взять меня к себе, толи я такая дура, что согласилась.
Нет, я, конечно же, не против того, чтобы поспать на нормальной кровати, попользоваться горячей водой и нормально есть, но, черт возьми, не у Нары Шикамару дома!
- Чего встала? Проходи.
- Твоя комната по коридору и налево.
Вау, даже своя комната. Рай, наверное, но мне неудобно, и вообще я к такому не привыкла. Но, не смотря на свое смущение, я все же прошла туда куда сказали…
Так и началась жизнь вне психиатрической лечебницы. Честно сказать я Нару толком и не видела. Он постоянно пропадал на работе или у друзей, оставляя дом в моем полном распоряжении. Где-то с неделю я приходила в себя после того случая и возвращала прежний вид. И вот стоя перед зеркалом и делая последний хвостик, я нагло себе улыбнулась и подмигнула. Привычный комбинезон, большая белая футболка и кеды. Что еще нужно для счастья? Нет, я знаю что! Старик Джирайа и моя любимая автомастерская! Куда сейчас я и направлюсь!
Идя по таким знакомым улицам, я вспоминаю былые деньки. Так мы и не дособирали ту машину с братьями. Интересно, наш старый ягуар еще стоит там или нет?..
Я остановилась около больших ворот и облокотилась о железную открытую дверь. Он явно не нашел никого лучше нас. Я видела блондина, который неумело чинил новенький Форд и, кажется, стукнулся башкой, произнося что-то нецензурное. Я прошла вперед и, идя мимо этого юнца, пнула по ботинкам. Он снова шарахнулся, ну что за ребенок.
Заходя в свою старую комнату, я увидела, что ничего не изменилось. За маленьким окошком маячил еще один парниша. Довольно странный, за ним бегал здоровый белый пес с гаечным ключом в зубах. Не думала, что все так запущенно…
А вот собственно и старый Джирайа. Я улыбнулась и, зайдя тихо в его кабинет, отвесила подзатыльник.
- Смотрю старикан у тебя все на мази?! – ха! Видел бы он себя сейчас! Ну не нужно так смотреть! Словно привидение увидел.
- Темари! Черт возьми, Сабаку ну ты напугала! Где пропадала все это время?!
Я села на край стола, все еще наблюдая за его «работничками».
- Лучше скажи, где ты эти «сокровища» нарыл?!
- После исчезновения всего вашего семейства найти было трудно хороших специалистов.
- Хочешь сказать они лучшие?! Не смеши меня старик…
Мы еще долго болтали, и, в конце концов, меня снова взяли на работу и даже повысили до начальника, так как сам Саннин уезжал в Токио открывать вторую мастерскую. Несмотря на дурных ребят, он был лучший в этом бизнесе. Только у нас из говна делали конфетки.
Так и началась новая жизнь. Так, наверное, и встают на правильный путь. Только я не могла понять одного: почему так паршиво? Чего не хватает?
Очередной рабочий день, грязные руки, щеки и рубаха. Что ж, за месяц упорного обучения, подзатыльников, ругани и драк, я выучила этих ребят, как правильно делать из машины красотку, как ее любить и уважать. Ведь машина живая, она чувствует, дышит и умеет понимать.
Для полного счастья мне пришлось найти одного «зеленого друга», некогда он обгонял Гаару в гонках и в сборе машин, так что теперь у нас работает еще и Ли. Смешной парень, но руки у него растут откуда надо. Ну а чтобы не запутаться со счетами и остальными бумагами я нашла Хинату, которая отлично справлялась со своей работой. Будучи студенткой экономического колледжа, она с радостью согласилась помочь, да и брат ее вроде был не против.
Правда появилась маленькая проблема. Из-за тех дозировок в больнице девочка ослабла здоровьем и теперь…
- Узумаки, твою за ногу! Одень футболку! Хината не смей падать в обморок! – я орала так, что птицы улетали с деревьев. – Киба убери этого вонючего кабеля от моего ягуара, чтоб и духу там вашего не было!
Так начинается каждый рабочий день. Я лежала под капотом старого красавца, который мы с братьями собираем уже около трех лет, но он почему-то никак не хочет заводиться. Кто сказал, что раритетные машины так легки в управлении? Но и кто сказал, что я не сделаю эту старушку? И пусть даже одна!
- Темари-сан! К вам пришли!
- Секундочку! – кто там еще пожаловал? Со всеми клиентами разбирается Хината.
Я медленно выехала из-под машины и, утеревшись тыльной стороной руки, встала. Выходя из своей личной мастерской, я увидела у гаражей Наруто и еще какого-то парня. Немного угрюмый, смазливый и очень уж педиковатый на вид. Зауженные штаны, высокие сапоги, рубашка явно от какого-то бренда. Наверняка мальчик из богатой семьи с завышенными потребностями, и что я точно уверенна так это то, что машину папочки он сломал и надо бы ее в скором времени починить.
- Темари но Сабаку?
- Я вас слушаю.
Я облокотилась о дверь и нагло на него посмотрела. Что? Удивлен видеть женщину механика? Ну так, небось привыкли к девочкам из инкубатора.
- Я хочу у вас работать.
- Ха-ха-ха-ха! – я согнулась пополам от смеха, в прочем как Наруто и подслушивающий разговор Киба. Он?! Хочет тут работать?! – Парень! Ты салоном не ошибся?! Бутик в другом квартале!
- Я серьезен! Лучше чем я вы не найдете! – а парниша с характером. Я обошла его со всех сторон. Ну а что? Почему бы и не рискнуть. За мастерской стоит Фольксваген, каких годов даже я не могу сказать. Если за неделю он его починит и тот сможет заработать, то парень принят, и я больше не засмеюсь над его прикидом.
- Хорошо! – ох, я сейчас похожа на лису. – За гаражами стоит развалюха на которой, наверное, твой прапрадед еще ездил. Заведешь – работа твоя! Нет, тогда прощай парниша.
- Но!
- Наруто покажи ему!
Я больше не хотела слушать, меня ждет моя прелесть, которую я обязана закончить. Ради моих братьев, ради нашей семьи…
- Темари, подай гаечный ключ! Шестерку! – я сидела на подоконнике и вертела в руках шуруповер. Гаара точнее его босые ноги торчали из-под ягуара, а сам брат бормотал что-то.
- Вылези и возьми, мелкий.
Звук удара, громкое «блять» и, кажется, он меня послал.
Из другой комнаты вышел старший брат с полотенцем, весь потный и, уверенна, вонял он не лучше скунса.
- Темари ты вроде на вид женщина. Сиськи, задница, длинные волосы, но внутри ты настоящий мужик! – Канкуро хлопнул меня по плечу и, как ни в чем не бывало, пошел дальше. Ему вслед полетели болты, а мне как всегда ругательства…

А вечер уже накрыл город, только идти домой не хотелось…

0

9

Илдека,я просто обожаю ваш фанфик!!! http://svobod.rolbb.ru/uploads/0007/48/1e/516-2.gif   http://s42.radikal.ru/i096/0808/62/a89ef80a8042.gif  очень хотелось бы увидеть проду!это один из самых первых ангстовых фанфиков,который я прочла!мне всегда нравились такие фанфики.поначалу я очень удивилась,когда узнала,что действие проходило в психбольнице.но дочитав до предпоследней проды,у меня слезы потекли....черт....жду проды))))) http://i030.radikal.ru/0803/6f/09d02bd5fbbf.gif   http://i023.radikal.ru/0803/90/4ff4f97419d1.gif   http://i023.radikal.ru/0803/90/4ff4f97419d1.gif   http://i023.radikal.ru/0803/90/4ff4f97419d1.gif   http://i027.radikal.ru/0803/0a/4348d4d20035.gif   http://s42.radikal.ru/i096/0808/62/a89ef80a8042.gif   http://svobod.rolbb.ru/uploads/0007/48/1e/516-2.gif   http://i029.radikal.ru/0803/46/ab9c74d21d61.gif

0

10

юляшка!
Фанфик написала Flora!
так что все почести ей)

0

11

жду не дождусь проды! http://i039.radikal.ru/0806/c2/6b7bd97c367c.gif   http://i019.radikal.ru/0806/e9/1726c45dc1c4.gif  ну где же она!я уже этот фик с плеера раз 5 перечитала!!http://i039.radikal.ru/0806/c2/6b7bd97c367c.gif  правда нрава! http://i010.radikal.ru/0803/4e/76c227f53754.gif   http://i028.radikal.ru/0803/ed/53afdabe40da.gif  ну пожалуста,автор!!!!!!!!! http://i024.radikal.ru/0803/89/3119b8e1ba16.gif   http://i028.radikal.ru/0803/ed/53afdabe40da.gif   http://i004.radikal.ru/0803/09/caa81b80754e.gif  я очень жду.. http://i021.radikal.ru/0804/e0/bfb3c0e5755a.gif

0


Вы здесь » Asia Forum » Драма/ангст/дарк » В вихре белого тумана