Asia Forum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Asia Forum » Фанфики по Sailor Moon » Минако и Кунсайт


Минако и Кунсайт

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://i73.beon.ru/95/77/7795/5/400705/y7.jpeg

0

2

"Я бесконечно люблю тебя…"
Автор: Vanilla Ninja

Обратно


Пролог.

Это было страшно. Это было безумие. Но кто сказал, что от любви не случается тяжелой формы душевной болезни? От любви, которая выжигает всё изнутри адским пламенем, заставляет забыть о повседневности, о друзьях, о своих обязанностях; которая принуждает жить только одними мыслями и воспоминаниями о нём…
По темному и мрачному коридору скользила одинокая тень. Колеблющийся свет факелов, изредка встречающихся на её пути, выхватывал из сумрака длинные ярко-синие волосы, боевую раскраску на лице, такую, что трудно было различить истинные черты; сильное, натренированное тело с минимум одежды и впечатляющий маникюр – сантиметров эдак десять. Юма? Самая обыкновенная, можно даже сказать, симпатичная – по сравнению с некоторыми экземплярами, встречающимися в Темном королевстве, настоящая красавица. Вот только мысли у неё были далеко не обыкновенны, а цель, к которой она стремилась с упорством, достойным лучшего применения, была воистину безумна. Для юмы, но не для влюбленной.
Шаги гулко отдавались в арочных проходах, пламя факелов лишь изредка потрескивало и колебалось, а мысли в голове крутились ярким калейдоскопом, услужливо складываясь в красочные картинки воспоминаний….
Та самая первая встреча на заброшенных складах, которая и предрешила весь дальнейший ход событий. Тот миг, растянутый в её воображении на долгие часы, хотя на самом деле он длился секунды, когда она впервые увидела его. Как банально, влюбиться с первого взгляда. Как ужасно, испытывать это чувство к своему заклятому врагу….
Гримаса судьбы. Форменное сумасшествие. Знать, что он никогда не ответит взаимностью, ловить в бою его полный ненависти и презрения взгляд, и все же с трепетом ждать новой встречи, мечтать и думать, что все могло быть совершенно по-другому. Но, увы, история не любит сослагательных наклонений. Всё так, как есть, и никак иначе.
Слезы по ночам в подушку, фальшивая жизнерадостность, хотя сердце просто рвется на части от тоски, всепоглощающее желание быть рядом с ним. Всегда… Не смотря ни на что… Ну хоть один раз…. Это страшно. Это безумие. Это мечта. Самая заветная, какая только бывает у молодой влюбленной девчонки. Мечта, которая завладела сознанием полностью и толкнула на отчаянный шаг. Совратить главного демона Темного Королевства! Смешно. Страшно. Безумно.
«Юма» продолжала идти. Мелькали закрытые двери, перед которыми она на мгновение останавливалась, чтобы проверить, но тут же устремлялась вперед, не находя нужной. Чужая личина, чужой мир. Маленький жезл для перевоплощения, похожий на ручку, зажат в руке. Спасибо, Усаги, ты даже не спросила, зачем он мне нужен…. Как всегда – добрая, отзывчивая.
А вот умничка-Меркурий оказалась на удивление подозрительной, так что пришлось, скрепя сердце, выложить ей полу правду…. Что бы вы все сделали, если бы вдруг узнали правду? «Юма» слегка притормозила, словно в нерешительности, но уже через секунду вновь зазвучали шаги. И снова двери, закрытые двери.
Что может чувствовать человек, решившийся на отчаянный шаг, в последнюю минуту? Страх разоблачения и сладостное предвкушение. Она не сомневалась. Магия Любви, подвластная только ей, сделает свое дело. Главное, чтобы он ничего не заподозрил сразу….
Она толкнула очередную дверь без всякой надежды, уже устав плутать по бесчисленным коридорам, но та внезапно легко поддалась. Нашла! Наконец-то…. Сердце пустилось вскачь, угрожая пробить ребра и выскочить наружу. По спине прошла дрожь, в голове настырно закрутился вопрос: «А надо ли?». Надо. Она устала от мучений, устала притворяться, что все нормально, устала от этой двойственности: с одной стороны чувства к нему, а с другой – долг война, его противника. Надо, потому что это – единственный шанс. Другого не будет. Потому что уже завтра она вернется в этот мир, чтобы навечно его разрушить….
Тяжелая дубовая дверь бесшумно распахнулась, и вся реальность тут же сузилась до размера булавочной головки, потому что там был он…
- Кто там? - не поднимая голову от бумаг, спросил мужчина, сидящий за огромным рабочим столом. Холодный, голубоватый свет от нескольких кристаллов, установленных на краю стола, заставлял причудливо изламываться тень от пера в его руке, а волосы мерцать серебристыми искорками при каждом мимолётном движении головой…
- Это я… мой лорд, - хрипло, не совладав с собственным волнением, ответила «юма» и осторожно выдвинулась в круг призрачного света.
- Ты? - мужчина резко вскинул голову, отчего по гриве роскошных волос словно прошёлся электрический разряд, и пристально посмотрел на вошедшую. - Но как?…
Холодные светлые глаза подозрительно прищурились, а ноздри раздулись, как это всегда бывало в легком раздражении.
Молчание затягивалось, надо было что-то говорить, объяснять, но язык отказывался повиноваться и словно прикипел к небу. Наконец, «юма» ответила:
- Я выжила…мой лорд.
- Я это уже заметил, - мужчина кривовато усмехнулся и, отбросив перо в сторону, откинулся на высокую спинку кресла, скрестив руки на груди. - Только каким образом?
- Венера меня пощадила, не стала добивать.
- Вот как? - серебристая бровь взлетела вверх, а голос просто источал сарказм напополам с арктическим холодом. - Это белобрысая кукла настолько сентиментальна? Не знал, не знал…
По лицу «юмы» пробежала еле заметная гримаса боли. Её кулаки непроизвольно сжались, а на глаза навернулись слёзы обиды. Дура! На что ты рассчитывала?! Что он тут же, с лёту, признается во вселенской любви к сейлор-Венере? Идиотка! Хотя бы не расплачься в его присутствии…
- Элита! Ты слышишь меня?!
Она вздрогнула, больше среагировав на интонацию, чем на незнакомое имя. Лорд возвышался над ней, словно глыба льда, злобно посверкивая глазами.
- Что… мой лорд?
- Какого лешего ты приперлась ко мне в три ночи? - прошипел он, приближая своё лицо к её. - Если ты одна из моих лучших юм, это не означает, что тебе дозволено вот так запросто….
Начальственного разноса не получилось. А подозрение возникло в самый распоследний момент, когда ничего уже нельзя было изменить. Лёгкое золотистое облачко сгустилось между ним и юмой, и уже сквозь зыбкую дымку он увидел тонкие черты милого девичьего лица, грустные голубые глаза и пухленькие губки, которые медленно и неумолимо приближались… Последнее, что он успел подумать:
- Всё-таки Элита умерла…


Глава 1
.

Шесть лет спустя…
- Мако, милая, ты не могла бы мне помочь? - молодая женщина ловко перевернула очередной оладушек, одновременно прижимая к плечу телефонную трубку и следя глазами за кофеваркой. - У Мики день рождения, и надо пораньше забрать её из детского садика, а я не могу. Как раз сегодня я должна сдать статью в номер, и наверняка задержусь на работе…
- Конечно, я её заберу, можешь даже не беспокоиться, - откликнулась верная подруга на том конце провода. - Я могу испечь для нашей малышки праздничный торт…
- Мако, ты - чудо! - Минако Айно проворно выложила на тарелочку оладьи и теперь повидлом рисовала на них весёлые рожицы. - Я постараюсь освободиться как можно раньше.
- Можешь не торопиться. Девочки собирались устроить грандиозный праздник. Так что приезжай сразу к Рей, мы все будем там…
- Я с вами не расплачусь до самой смерти, - рассмеялась девушка, прислушиваясь к приближающемуся топоту маленьких ножек. - Тогда - до вечера.
- Доброе утро, мамочка! - в кухню золотистой молнией влетела маленькая девочка и проворно взобралась на табуретку, подставляя пухленькую щёчку для обязательного утреннего поцелуя.
- Доброе утро, милая, - Мина ласково совершила ритуал и поставила на стол тарелку и чашку с чаем. - Как тебе спалось?
Лобик ребенка слегка сморщился, а в огромных, как у матери глазах цвета осеннего неба проскользнула искорка грусти, которая, впрочем, тут же пропала.
- Во сне я видела тебя и папу. Он подарил мне большую игрушку… - девочка выжидающе взглянула на мать. - А что подаришь мне ты?
Минако рассмеялась, пытаясь скрыть грусть и беспокойство.
- Ну, уж нет, юная леди, всё в свою очередь. Подарки будут вечером, а сейчас - завтрак, и в садик. Твои друзья, наверное, уже заждались…
- А кто поведёт меня в садик? Ты или эта противная миссис Кетцуно?
- Мика, как тебе не стыдно? Миссис Кетцуно очень хорошая женщина. Милая, добрая и умная.
«Во всяком случае, она первая из гувернанток, которой удалось продержаться у нас больше двух недель…» - прибавила про себя Минако, быстро допивая свою утреннюю чашку кофе.
- Так кто? - Мика, казалось, совершенно не обратила внимания на отповедь матери.
- Я. А вечером тебя заберёт Мако, и вы поедете…
- Куда? - глаза ребёнка загорелись радостным блеском. - В зоопарк? А папа там будет?
Минако нервно сдула челку со лба и принялась составлять грязные чашки в посудомоечную машину.
- Нет, не в зоопарк, - ответила она, намеренно проигнорировав последний вопрос дочери. - Это сюрприз. Мако тебе всё покажет, так что будь хорошей девочкой, чтобы мне потом не было за тебя стыдно. А в выходные тогда поедем к дедушке с бабушкой….
Девочка, радостно взвизгнув, повисла на шее у матери и расцеловала в обе щёки.
- Я так тебя люблю!
- Я тебя тоже, лучик, - Минако крепко прижала ребенка к себе, словно боясь, что та сейчас исчезнет. - А теперь - марш одеваться, мы опаздываем!

На обед к ней в редакцию заявилась Усаги, увешанная пакетами с покупками, как новогодняя ёлка гирляндами.
- Мина, хватит работать, пойдём лучше посидим в кафе, - на хорошеньком личике мисс Цукино появилась заговорщицкая улыбка. - А заодно я тебе покажу подарки для Мики.
- Ты с ума сошла, - Минако с укором посмотрела на подругу и, подхватив сумочку, направилась к выходу. - Вы совершенно избалуете ребенка…
- Ничего подобного, - Усаги возмущенно пыхтела чуть позади. - Сегодня у ребенка день рождения, а значит должны исполняться все его мечты…
- По-моему, ты путаешь этот день с Рождеством, - невесело усмехнулась Минако. - К тому же, одной мечте Мики не суждено сбыться никогда…
Усаги сердито взглянула в спину подруги и свернула вслед за ней в широко распахнутые двери небольшой кофейни, но разговор решила начать только после того, как они обе уютно устроились за столиком.
- Ты опять не сказала Мике про отца…
- Что значит «опять»? Я никогда не расскажу ей про него.
- Мина-а-а! - в прямом смысле слова взвыла Усаги, даже позабыв на минуту про свой любимый клубничный пломбир. - Ты можешь сколько угодно пудрить мозги собственному ребенку, но мне-то ты можешь сказать…
- Усаги, ты только за этим пришла ко мне? Чтобы выведать, кто отец Мики? - подозрительно ласково осведомилась Минако, осторожно ставя свою чашку на блюдце.
- Нет, конечно, - поспешила та радостно заверить подругу, но, стушевавшись под пристальным взглядом голубых глаз, нехотя выдавила:
- Впрочем, и за этим тоже… Пойми, Мина, мы очень любим Мики, и очень хотим, чтобы ребёнок был счастлив….
Минако с тихим усталым вздохом откинулась на спинку стула и уставилась куда-то в сторону.
- Вчера Рей, сегодня ты.… Как вы не понимаете, я не могу ей рассказать. Она захотела бы встретиться с ним, а этого человека, я уверена, давно уже нет в Токио. Он даже не подозревает, что у него есть дочь!…

Глава 2.

Он медленно и мучительно выплывал из крепких объятий Морфея, хотя свежим и отдохнувшим себя не чувствовал. Затылок ломило, в горле было сухо, словно в Аравийской пустыне, а глаза ни в какую не хотели смотреть на окружающий мир светлым и ясным взором…
Вчера у них был грандиозный праздник - день когда, они заново родились. Если быть точнее, возродились. Пять лет, годовщина, юбилей. Ради такого случая Нефрит решил устроить грандиозную попойку, которая, вне всякого сомнения, удалась…
Ледяной Лорд с трудом положил, словно налитую свинцом, руку на глаза и вяло подумал, что надо вставать. Уснуть уже явно не удастся, да и дел у него сегодня навалом. Нужно побывать на Северной границе и проверить, как идут дела в пограничном гарнизоне, заглянуть в свою вотчину и проконтролировать восстановление своего замка, потом согласовать с Джедом некоторые вопросы по последним законопроектам… Дела, дела.
Кунсайт медленно, дабы не потревожить больную голову, подтянулся на руках и сел. Ещё минута потребовалась, чтобы привести все свои чувства в более или менее устойчивый порядок… И только после этого он почувствовал в комнате чужое присутствие. Ледяной Лорд резко, превозмогая режущую боль, распахнул глаза и встретился с испуганным взглядом огромных голубых глаз.
- Глюк, - хрипло выдавил Лорд, в смятении и ужасе запуская пальцы в волосы, которые после ночи и так выглядели не лучшим образом, больше напоминая белоснежный стог сена.
Потревоженная его голосом, маленькая девочка ещё больше распахнула глазёнки и начала медленно пятиться к краю кровати. Громкое шмяканье возвестило, что она благополучно достигла пола.
«Сейчас заревёт», - с тихой обречённостью подумал Кунсайт и, крепко зажмурившись, приготовился стойко выдержать пытку… но девочка не издала ни звука.
- Что за…? - он в замешательстве свесился с кровати и нос к носу столкнулся с маленькой незнакомкой. - Ты как тут оказалась?
- Загадала желание, - девочка захлопала ресницами, удивленно взирая на старшего Лорда, и всем своим видом давая понять, что в этом нет ничего странного. - Задула свечку и - пафф!…
Малышка всплеснула ручками и вновь в ожидании уставилась на Кунсайта, вполне удовлетворенная собственным объяснением.
- Та-ак… - тот в полной растерянности изучал стенку напротив, то и дело, косясь в сторону ребенка, и каждый раз удостоверяясь, что та по прежнему сидит на полу и смотрит на него, раскрыв рот. Через пару минут это ему надоело, и Лорд выбрался из постели, закутавшись в простыню на манер римской тоги.
- И что мне теперь с тобой делать?
Девочка осторожно встала и вплотную подошла к хмурому Лорду. На личике была написана такая неподдельная радость, что тот даже слегка испугался за разум маленькой гости.
- Я поняла! - почему-то громким шёпотом сообщила ему та. - Ты - мой папа!
- Что?!
Никогда ещё Ледяной лорд, Первый генерал Кунсайт не был так близок к буйному помешательству.
Девочка с готовностью принялась тараторить, но до шокированного Кунсайта доходили только отдельные слова. «День рождения», «желание» и «папа».
Ужас, кошмар, апокалипсис! В ближайшем будущем недвусмысленно замаячила перспектива психиатрической больницы где-нибудь на Земле…. Ребенок, его ребёнок? Но откуда?! Кунсайт, ещё пребывая в слегка оглушенном состоянии, внимательно уставился на девочку.
Лет пять, грива золотистых волос с серебристыми кончиками перехвачена на макушке огромным красным бантом, и голубые глаза, смотрящие на него с такой надеждой… Металлия, за что ему это?!
- И что мне теперь с тобой делать?
Увы, Ледяной Лорд был совершенно не сведущ в вопросе детей. Он даже отдаленно не мог представить себе, что надо делать, лишь бы они не мешались под ногами. Его бывший ученик Зойсайт попал к нему в достаточно зрелом возрасте, чтобы огородить Первого Лорда от прелестей безоблачного детства. Так что там никаких проблем не было и в помине. А здесь? Что ему делать в этой ситуации?…
Будто прочитав безрадостные мысли Кунсайта, ребенок тихонечко заныл:
- Я есть хочу….
- Есть? – демон перевел на неё странный взгляд, словно удивляясь, что девочка в принципе может потреблять пищу. – А больше ты ничего не хочешь?
Зря спросил. Маленькая гостья с готовностью начала перечисление полного списка своих желаний. Щенка, настоящего, живого, чтобы гавкал и бегал; новый сарафанчик, куклу Барби со всем гардеробом в придачу, поход в самый большой игрушечный магазин Токио, тройная порция ванильного мороженного с шоколадной крошкой - и чтобы вишенка сверху!…. Где-то на середине перечисления Кунсайт почувствовал острую необходимость убежать. Желательно на край света, но ничего ближе ванной комнаты, к сожалению, не было.
- А кушать?! - девочка цепко ухватила его за простыню и с плутоватой улыбкой ожидала ответа на свой вопрос. - Ты напечёшь мне оладушек с апельсиновым джемом? Мама всегда их делает на завтрак…
Ледяной Лорд отчетливо заскрипел зубами и попытался отодрать цепкие детские пальчики от простыни. Какие ещё оладушки?! Какой апельсиновый джем?!! Ещё пара минут, и он придушит это чудо голыми руками…. В холодных, безжалостных глазах Кунсайта проскочила нехорошая искорка, отчего девочка поспешно расцепила пальцы и испуганно отступила назад. Бровки сложились «домиком», ротик поехал в сторону, а глаза стали просто огромными.
- Не надо… - Кунсайт с ужасом и растерянностью следил, как в их уголках появляются первые крупные слезы. Сейчас точно начнется….
- На, - он поспешно схватил первое, что подвернулось под руку, и сунул световой кристалл в руки напуганного ребенка. Тот с любопытством завертел в руках новую «игрушку», а бесстрашный и сильный Ледяной Лорд, путаясь в складках простыни, совсем не по чину, бросился в сторону спасительной ванны….
Через десять минут они удобно устроились на балконе в плетеных креслах. Девочка с аппетитом поглощала гору горячих оладьев, которые Кунсайт материализовал прямо из воздуха, запивая всё это апельсиновым соком, а сам Ледяной Лорд задумчиво курил, уставившись на далёкие пики Черных гор, виднеющихся на горизонте.
- Кстати, меня зовут Микуна.
- Как? – Кунсайт вздрогнул и оторвался от увлеченного разглядывания ландшафта.
- Мама зовет меня просто Мика, - немного тише ответил ребенок, испуганно поглядывая в сторону Лорда. Тот молчал.
- Ты тоже можешь меня так называть, - осторожно предложила девочка и с некоторою растерянностью посмотрела на Первого генерала.
- Лорд Кунсайт.
На лице ребёнка появилась робкая улыбка.
- А можно я буду называть тебя папой? Ведь к тебе привело моё желание…
- К-какое желание? – слегка запнувшись, прохрипел Кунсайт, закрывая глаза.
- Я же тебе рассказывала! – в голосе ребёнка послышался мягкий упрек. – Вчера у меня был день рождения и, задувая свечку на торте, я загадала желание – увидеть моего папу…
- И?
- А сегодня, когда мы с группой пошли на прогулку, я увидела красивую бабочку и побежала за ней. Упала и сильно ударилась, а когда открыла глаза, то увидела тебя. Значит, ты – мой папа!
С такой железной логикой было трудно поспорить. Кунсайт тяжело вздохнул и прикурил следующую сигарету.
- А как зовут твою маму?
- Минако Айно, - девочка в растерянности уставилась на мужчину, напрочь забыв про надкушенный оладий в своей ладошке.
Кунсайт глубокомысленно покивал, хотя это имя ему совершенно ничего не говорило.
- А мама рассказывала что-нибудь о… обо мне?
Мика заметно повеселела и вновь принялась за завтрак, при этом старательно морща лобик.
- Она сказала, что ты живешь очень далеко, и всегда много работаешь. У тебя ОЧЕНЬ важная работа, и поэтому ты не можешь к нам приехать… А ещё она сказала, что ты очень красивый, и поэтому она тебя так сильно любит. А ты любишь её?
Кунсайт поперхнулся дымом, с ужасом подыскивая ответ. Вряд ли кто-нибудь додумался бы предположить, что Первый генерал кого-то любит. На то он и Ледяной Лорд, чтобы обходиться без лишней сентиментальности и прочих розовых соплей…
Но вместо всего этого он согласно кивнул головой, отчего серебристые пряди волос колыхнулись ему в такт.
- Да, конечно. Я очень люблю твою маму…
«Я её так полюблю, - пронеслось у него в голове, - когда узнаю, кто она, что мало не покажется…» Это ж надо, вбить такое в голову ребенка… Или это сам ребенок вбил себе в голову?…
Ледяной лорд окончательно и бесповоротно запутался. Голова трещала по швам и без всех этих загадок. Плюнув на все умозаключения, он с каким-то новым для себя ощущением наблюдал за ребенком, который после обильного завтрака теперь стоял у парапета и с восторгом разглядывал открывающуюся панораму Темного королевства. Кого же она ему напоминает?
- Осторожно, не упади, - хмуро пробубнил Кунсайт, и опять поймал себя на странных ощущениях, которые всколыхнули его же собственные слова.

- Господи, куда она могла пойти? – Минако уже не рыдала, а только всхлипывала, комкая в нервных пальцах белоснежный платок, услужливо подсунутый Маморо. – Воспитательница сказала, что она убежала в сторону парка….
- Значит, мы будем прочесывать весь парк, пока не найдем её, - стараясь говорить как можно убедительнее, Рей положила руку на плечо подруги и легонько сжала. – Наверняка, кто-нибудь видел Мики. Маленький ребёнок в одиночестве всегда вызывает вопросы….
- Мина! Мы обязательно найдем малышку! – Мако присела на корточки рядом и просительно заглянула той в лицо. – Она не могла пропасть бесследно!
- Обяза-ательно! – прохлюпала впечатлительная Усаги, «поддерживающая» Минако бурным потоком слез. Рей сердито покосилась в её сторону с явным неодобрением.
- Усаги, ты-то чего ревешь?
- Мне Мику-у жа-алко….
Ами Мицуно, до этого момента упорно молчавшая, подняла на Минако грустные синие глаза.
- Мина, - мягко позвала она. – А ты не думала, что девочку забрал отец?…
В воздухе повисло напряженное молчание, даже Усаги перестала хныкать, старательно глотая слезы. Все с замиранием сердца ждали ответа. Венера опустила голову, и каскад волос пеленой расплавленного золота скрыл её напрягшееся и побелевшее от переживаний лицо. Тонкие пальцы с небывалой силой стиснули ни в чем не повинный платок.
- Её отец умер почти шесть лет назад…

Глава 3.

Первый генерал Темного королевства стоял у окна и, заложив руки за спину, с раздражением наблюдал, как два десятка юм прочесывают дворцовый парк вдоль и поперёк. Этой девчонке удалось каким-то образом сбежать от приставленной к ней юмы, и теперь она разгуливает непонятно где…
Время – полдень. Он оставил её в спальне всего лишь на пару часов, чтобы хоть немного спокойно поработать. Даже честное слово взял, что она останется в покоях…. И уже через двадцать минут прибегает вся перепуганная юма и, то бледнея, то краснея, запинаясь на каждом слове, признается, что «не уследила, не усмотрела, виновата, кругом виновата!». Ну, и как тут, скажите, пожалуйста, работать в такой обстановке?! И почему дети такие непредсказуемые и проблемные? Кунсайт нахмурился и подергал шнур от портьер. Просто так подергал, чтобы хоть чем-то отвлечься. Отвлекся и решил - вот как только её найдут, он сразу ей всыпет. Отшлепает так, что она неделю не сможет сидеть. На лице демона появилась призрачная улыбка. Раз уж его сегодня с утра так «осчастливили», он будет её воспитывать….
Возле двери материализовалась Бандана и тут же склонилась перед Лордом в раболепном поклоне.
- Её нет в парке, мой господин. Мы проверили каждый уголок…
- Значит, ищите в замке, - процедил Кунсайт, не оборачиваясь. - Обыщите каждый закоулок, чердак, подвалы. Если надо, прочешите всю Столицу, но чтобы к концу дня ребенок был здесь! Подключите дополнительные силы, кто-то должен был её видеть….
- Я поняла, мой господин, - Бандана резко выпрямилась и исчезла.
Кунсайт отошел от окна и рухнул в ближайшее кресло.
Кто она? Откуда взялась? Зачем появилась в Темном королевстве? Что связывает его и этого ребенка? Голова пошла кругом, и генерал в раздражении откинул голову на спинку, прикрыв глаза. Эта девочка не может быть его дочерью! Юмы не могут иметь детей, а на Земле у него не было женщины…. Но тогда откуда взялась эта чертова девчонка?! И где сейчас находиться?….
Кунсайт побарабанил пальцами по подлокотнику. Мир для неё новый и чужой, значит, далеко ребенок уйти не сможет. Получается, она до сих пор где-то в замке…. Что ж это уже кое-что. Но Ледяной Лорд не спешил радоваться. Увы, он никогда не был оптимистом. Вот и теперь с отчетливой ясностью Кунсайт понимал, что это далеко не конец, можно сказать, только начало. В Центральном замке, вокруг которого и раскинулась Столица, два крыла. В каждом из них сотни комнат, углов и закоулков. Попробуй, найди там маленького ребенка, которому все вновь, интересно и надо непременно все потрогать и пощупать…. Ледяной Лорд прикрыл глаза и едва не завыл. Боги, да когда же все это кончиться?!!
В воздухе пахнуло сладким запахом цветущей сакуры, и посередине комнаты закружились её розовые лепестки. Через секунду на этом месте появился Четвертый генерал Темного Королевства, Лорд Огня Зойсайт.
- Кунсайт! Что случилось?! Во дворце переполох, юмы словно взбесились… У нас революция?
- Зой, что тебе надо? - раздраженно огрызнулся на бывшего ученика Первый генерал, не удостоив того даже мимолетным взглядом.
Рыжий Лорд обиженно надулся и принялся по привычке теребить свой собственный хвост, перехваченный зеленой, в тон глазам, лентой.
- Я пришел просто спросить, но раз ты сегодня в не настроении… - он повернулся с намерением телепортироваться куда-нибудь подальше, но…
- Зойсайт!
- Да? - Огненный Лорд изящно повернул голову и посмотрел через плечо. Кунсайт подался в кресле вперед и пристально сверлил бывшего ученика странным взглядом.
- Скажи, ты нигде не видел ребенка?…
- Ребенка?! - от неожиданности Зойсайт быстро развернулся лицом к креслу и сделал несколько шагов в сторону Первого генерала. Неужели, он совсем чокнулся?!
- Да-да, ребенка, - Кунсайт нетерпеливо тряхнул серебристой гривой волос. - Маленькую девочку, лет пяти, золотистые волосы и красный бант на макушке….
Внезапно он сам осекся и неверяще уставился на встревоженного Зойсайта.
- Не может быть! - прохрипел он и обессилено откинулся в кресле.
Огненного лорда уже практически трясло от ужаса. Что случилось с его обожаемым учителем?! Сколько он себя помнил, Кунсайт ни разу не выказывал таких бурных эмоций, если только когда давал волю гневу… Но это всё было не то, по сравнению с тем, что творилось с Первым генералом сейчас. И несчастный Зойсайт не знал, как помочь. Он опустился на колени перед креслом и пристально посмотрел в побелевшее лицо Ледяного лорда.
- Золотистые волосы и красный бант… - медленно повторил тот, глядя куда-то мимо ученика в пространство. - Зойсайт, она тебе никого не напоминает?
- Вы бредите? - осторожно откликнулся тот, от волнения переходя на «вы». - Вы заболели?
- Нет, - Кунсайт тряхнул головой. На секунду серебристые пряди закрыли его перекошенное в муке лицо, и вот уже на Четвертого генерала смотрят такие привычные глаза-льдинки. - Эта девочка должна быть здесь и как можно скорее…. Ну конечно же! Сейлор-Венера. Вот кого она мне напомнила….

- Он чокнулся!
- Зой, не говори ерунды, - высокий шатен болезненно поморщился. - Лучше подай мне вон ту бутылку.… Пожалуйста.
- Хватит пить! - гаркнул рыжик так, что стекла в рамах ответили мелодичным звоном. - Я тебе точно говорю - у Кунсайта поехала крыша!!! Ему уже дети во всех углах мерещатся на пару с сейлор-Венерой….
- Вот как? - шатен глумливо усмехнулся и поманил к себе бутылку. Та послушно дернулась и пропутешествовала от стола в ладонь. - Может, наш ходячий айсберг соизволил влюбиться?
Лицо Огненного лорда удивленно вытянулось.
- Влюбиться? Нефрит, это не смешно. Это же Кунсайт!…
- И на старуху бывает проруха, - ответил Звездный лорд, на секунду отрываясь от горлышка. - Рано или поздно что-то подобное должно было случиться. Развлекаться с юмами, конечно, неплохо. Эти никогда не откажут и всегда под рукой, но иногда хочется чего-то большего….
- Ну да, например, шоколадного пудинга, - злорадно подметил Зойсайт и еле успел увернуться от летящей в голову бутылки.
Звездный лорд злобно сверкал сапфировыми глазами, цедя сквозь зубы:
- Я НЕНАВИЖУ шоколадные пудинги и все, что с ними связано.
- Я понял. Постараюсь больше не затрагивать эту тему, - хмыкнул Зойсайт. - Так что нам делать с Кунсайтом?
- Ничего, - как ни в чем не бывало, отозвался Нефрит и выудил из воздуха очередную, но уже выпитую на две трети тару. Внимательно изучил этикетку, понюхал горлышко. - Знаешь, иногда мне кажется, что после перерождения у нас у всех поехала крыша. Мы все стали более… м-м-м… - он в задумчивости пощелкал пальцами, подыскивая нужное слово. - Человечнее, что ли?
- Два первых генерала королевства сошли с ума, - Зойсайт в ужасе смотрел на Нефрита. - Кто следующий?
- Прекрати эту патетику. Зой, не будь дураком, просто признай, что Тёмное королевство изменилось….
Рыжий Лорд послушно посмотрел в окно, которое выходило на аккуратную клумбу, сплошь засеянную алыми, как кровь, розами. Их сладкий запах волной вплывал в распахнутые створки, заполняя собой всю комнату. Яркие солнечные лучи нестерпимо сверкали на гладкой поверхности небольшого прудика, отчего казалось, что тот до отказа наполнен расплавленным серебром….
- Иногда я ловлю себя на мысли, что мы на Земле… Солнце, зелёные лужайки, цветы…. Я тут вчера решил прогуляться по городу, - Нефрит смущённо улыбнулся, поймав на себе изумленный взгляд изумрудных глаз Четвертого генерала. - Знаешь, что я видел?
- Нет.
- Я видел, как одна юма смеялась… Её соседка рассказывала какую-то смешную историю, и та смеялась…. А ещё я видел влюбленную парочку у фонтана на Главной площади…. Как видишь, после этого чертова Серебряного кристалла все здорово переменилось. Можно сказать, встало с ног на голову, - Звездный лорд взглянул на Зойсайта своими искрящимися сапфировыми глазами. - И мне всё это жутко нравиться.
Четвертый генерал молчал, обдумывая последние слова Нефрита. Его симпатичная мордашка приняла непривычно озабоченное выражение, лоб наморщился, а зеленые глаза смотрели куда-то в пространство.
Звездный лорд с интересом и немного настороженно наблюдал за мыслительным процессом друга. Прошло минут десять, вино в бутылке как-то очень быстро закончилось, зато организм воспрял и был готов к труду и обороне. Нефрит вальяжно развалился в кресле и, покрутив пустую бутылку на свет, поинтересовался самым жизнерадостным и задушевным тоном, на который только был способен на следующий день, после знатной гулянки:
- Слушай, Зой, может, стоит жениться? Я тут вчера познакомился с одной симпатичной юмой…
Попытка оторвать младшего генерала от его глобальных измышлений не удалась.
- Юмы не могут иметь детей, - как-то вяло отозвался младший генерал, задумчиво разглядывая розы за окном. Шутки Второго генерала его сейчас интересовали меньше всего.
- О, это действительно веский довод, - Нефрит усмехнулся и сделал большой глоток вина. - Тогда с женитьбой придется пока повременить…

Кунсайт сел за стол и рассеяно поворошил стопку бумаг, над которыми хотел сегодня поработать. Но никак не мог сосредоточиться. Вместо работы у него в голове господствовала одна Мика. Какая к черту, когда у него из-под носа сбежала маленькая непоседливая девчонка?!
Он то и дело вскакивал из-за стола - хотя раньше никогда не вскакивал, а вальяжно, с чувством собственного достоинства поднимался - и начинал мерить шагами пространство возле окна.
Три шага влево, столько же вправо. Два – вдоль стола, и обратно – к окну. Полы плаща, как белые крылья огромной птицы, раскрываются при движении, и будто закручиваются в спираль при резком повороте. Почему так долго не докладывают о поисках? Или что-то случилось, и теперь все бояться ему об этом доложить?
Приносить плохие известия Первому генералу подчиненные юмы не любили. Он-то, ясное дело, холодный, как гранитная глыба, орать не будет, зато ка-ак даст промеж глаз каким-нибудь заклинанием… Мало не покажется. Если, конечно, повезет, и останешься живым.
Три шага влево, столько же вправо. Кунсайт вперил мрачный тяжелый взгляд в дверь орехового дерева. Где Бандана? Неужели за те полтора часа, что прошли с момента его последнего приказа, они не нашли никаких следов? Захотелось срочно что-нибудь сломать.
Два шага вдоль стола, и обратно – к окну. Мысли вновь и вновь возвращались к сбежавшей девчонке. Он уже позабыл, что ещё утром жаждал избавиться от неё. Все «глобальные» вопросы вроде «кто, зачем и откуда» ушли на задний план. Главное – найти. А потом можно расспрашивать и воспитывать в своё удовольствие, сколько влезет. Кунсайт резко остановился и посмотрел в окно, под которым расстилался огромный парк. Парк… Там её нет – это уже выяснили. За пределы замка она не выходила – он лично расспрашивал Стражей. Значит, остается только само здание. Четыре этажа, плюс чердак и подвалы….
Кунсайт вздохнул и повернулся к окну спиной. Тоска…. В его Западном крыле все уже проверено вдоль и поперек. Юмы старательно излазили все дальние комнаты, все закоулки, и ни один раз – нет её. Исчезла, испарилась…. Про Восточное думать не хотелось, хотя что-то подсказывало генералу, что беглянку стоит искать именно там. Сейчас это крыло занимали младшие Лорды Джедайт и Зойсайт, по той же самой причине, что и сам Кунсайт, который временно жил в Западном – не полностью восстановленные личные замки. Нефриту повезло – он всегда отличался этим, словно родился в рубашке. Его замок восстановили быстрее всего….
Взгляд Ледяного Лорда упал на стол, заваленный бумагами. Работа…. Надо поработать, хоть чуть-чуть. Про Северную границу и поездку домой можно смело забыть. Сейчас не до этого. А вот поговорить с Джедом не мешает. Тем боле, что помимо ранее запланированного, теперь прибавился ещё один, не менее важный разговор.
Кунсайт ещё немного поразглядывал бумажные залежи. Затем посмотрел на дверь, но врываться с докладом никто не спешил. Нашел взглядом часы на каминной полке, которые размеренно отсчитывали время и показывали три по полудни, после чего, уже не медля, исчез в круговерти хрусталиков льда. В конце концов, работать было все же надо. И раз уж он не поехал на границу, то поговорить с Джедайтом ему просто необходимо…
Последнего он нашел в столовой.
- Привет, Джед. Я, кажется, не во время?
Третий генерал Темного королевства повернулся и, улыбаясь, поднялся из-за стола, явно сервированного к завтраку.
- Не говори чепухи, Кун. Я рад, что ты зашёл. Присоединишься?
- Нет, благодарю. Кусок в горло не лезет…. А не поздновато? – Кунсайт, устроившись на стуле, кивнул в сторону сервировки. – Вообще-то уже время обеда.
Джедайт прекратил жевать, и по его бледному лицу разлился ярко-алый цвет – толи от того, что кусок встал поперек горла, толи от смущения. Даже уши покраснели, и, кажется, шея.
- Я только недавно встал…. - и тут же торопливо спросил. - Ты по поводу законов? Я не всё успел, но большая часть готова.
- Не суетись и ешь. Как ты себя чувствуешь?
Лорд Иллюзий выглядел неважно. Бледнее, чем обычно, с воспаленными веками и слегка мутноватым взглядом – сейчас он являл собой самую наглядную иллюстрацию к справочнику врача-нарколога.
- Зря ты вчера столько вина выпил, - на правах старшего пожурил Кунсайт.
- Зато ты после вчерашней попойки чувствуешь себя молодцом, - пробубнил тот. Первый генерал многозначительно усмехнулся.
- Видел бы ты меня сегодня утром….
- Кстати, ты был на границе? – вскинулся Лорд Иллюзий, старательно отгоняя воспоминания собственного пробуждения.
- Нет. Были другие дела…. - Ледяной лорд как-то странно дернул уголками губ, и если бы Джедайт не знал старшего генерала достаточно хорошо, то наверняка решил бы, что тот сейчас улыбался. - А как дела у тебя?
Блондин отодвинул от себя пустую тарелку и поднялся.
- Сейчас я все тебе расскажу. Пройди в гостиную, я сейчас вернусь….
Кунсайт в задумчивости разглядывал носки собственных, начищенных до зеркального блеска туфель. Как начать интересующий его разговор? Рассказывать всю историю от начала до конца – глупо. Он никогда ни с кем не откровенничал. Не такие среди Лордов отношения, чтобы взахлеб делиться собственными проблемами. Да, конечно, за последние пять лет многое изменилось, но опять же, не до такой степени. Спрашивать в лоб: «Тут девочка не пробегала?»? Он уже один раз спросил – Зойсайт от ужаса и страха едва на стенку не полез. Сейчас, наверное, сидит у Нефрита, совместно решая проблему его госпитализации.… Ну как, как же спросить?
В коридоре послышался голос Джедайта, приказывающего, чтобы их не беспокоили. А ещё через пару секунд - жуткий вопль, переходящий в нецензурную брань. Заподозрить в этом всегда спокойного и уравновешенного Джедайта было непросто, но Кунсайт не мог ошибиться - орал именно Лорд Иллюзий.
Первый генерал шагнул было к двери, готовый придти на помощь другу, но та распахнулась без его участия. В комнату влетела золотистая молния и тут же шмыгнула ему под плащ, а уже через мгновение на пороге появился жутко разъяренный Лорд Иллюзий.
- Где эта маленькая тварь?!!! Я убью её! Порву на клочки! Изжарю на медленном огне!!!!
- В чем дело, Джед? - холодно поинтересовался Кунсайт, стараясь справиться с внезапно нахлынувшим чувством облегчения. Наконец-то, эта маленькая чертовка нашлась….
- Она… она испоганила всю мою работу! Весь мой труд пошёл насмарку!!
Разгневанный блондин едва не рыдал от горя и злости, размахивая перед носом Кунсайта какими-то бумагами.
- Юная леди, как вы это объясните? - холодно поинтересовался последний, слегка повысив голос.
- Я только решила порисовать, - пискнули из-под его плаща, а маленькие ручки сильнее вцепились в штанину.
- На моих бумагах!!! - простонал Джедайт, закатывая в отчаянии глаза.
- Я не знала, что эти листочки такие важные, - прохныкала Мики, выглядывая из-за спины Ледяного лорда.
- Листочки?! - Лорд Иллюзий был близок к инфаркту. - На этих листочках были законы, над которыми я работал почти три дня!!! Три дня! И всё псу под хвост….
- Микуна, немедленно извинись перед лордом Джедайтом.
- Но папа…
- Папа? - эхом откликнулся потрясенный Джедайт и без сил присел на небольшой десертный столик, таращась на старшего лорда и маленькую девочку, которая выбралась из-под плаща Кунсайта и теперь стояла перед ним, покаянно опустив златовласую головку.
- Немедленно извинись. А дома мы с тобой поговорим….
Девочка послушно кивнула и осторожно шагнула в сторону совершенно раздавленного Джедайта. В огромных голубых глазах светилось сожаление и смущение.
- Простите меня, пожалуйста, - звонким голоском проговорило ангельское создание, сцепив за спиной ручки. - Мне очень жаль, что я испортила ваши листочки. Я больше так не буду…
Лорд Иллюзий, совершенно потрясенный и растерянный, лишь молча хлопал глазами, не в силах выдавить из себя ни звука, чем жутко напомнил неугомонной Микуне одну сову, которую как-то раз они с мамой видела в парке днем. Сова сидела на ветке и так же хлопала огромными, как блюдца, и совершенно пустыми глазами. Мама потом ещё долго и интересно рассказывала, почему совы так редко появляются при свете дня….
Джедайт как–то странно повел головой, словно воротник кителя мешал ему дышать, и перевел взгляд на Кунсайта. Увиденное повергло его в шок, хотя куда уж дальше? Ледяной король с облегчением и нежностью смотрел на девочку и тихонько улыбался. Правда, когда та вновь повернулась к нему, он вновь нацепил маску холодного гнева.
- А теперь, юная леди, ответь мне, почему ты сбежала от Ратиры?
Мика, насупившись, посмотрела на отца.
- Она такая же надоедливая, как миссис Кетцуно. Я очень её не люблю.
Джедайт пошевелился и даже нашёл в себе силы перебраться на ближайший диванчик. После чего с интересом поинтересовался.
- А кто такая миссис Кетцуно?
Девочка тряхнула гривой волос, отчего красный бантик забавно дернулся, и смешно наморщила носик, выражая таким образом призрение и праведный гнев.
- Это моя няня. Она вечно не дает мне кушать конфеты и запрещает смотреть мультики, - её взгляд упал на разлетевшиеся по полу листы. - Мне очень стыдно, что я испортила вашу работу…
Лорд Иллюзий всепрощающе махнул рукой, с интересом разглядывая ребенка, но девочка уже потеряла к нему интерес и метнулась к отцу.
- Ты уже не сердишься на меня?
- Нет, - с легкой улыбкой ответил Кунсайт, и тут же, словно досадуя на самого себя за нежность, хмуро прибавил:
- Хотя следовало тебя хорошенько выпороть….
Мики задорно улыбнулась и пылко обняла Ледяного лорда, уткнувшись лицом в серое сукно кителя.
- А теперь иди, погуляй по саду, - тот после секундного замешательства и раздумья мягко и осторожно обнял ребенка за хрупкие плечики. - Мне надо поговорить с лордом Джедайтом. Это не долго. Иди, - он легонько подтолкнул её в сторону двери. - И больше не убегай….

Микуна радостно выбежала в просторный холл, когда в замок телепортировался Звездный лорд. Нефрит только успел заметить каскад золотистых волос, мелькнувший перед глазами, и почувствовать легкий запах апельсина. Через секунду окно телепорта захлопнулось, оставив потрясенного генерала в пустом холле.

Глава 4.

- Она твоя дочь?
- Что? - Кунсайт растеряно посмотрел в лицо Лорда Иллюзий. - Прости, я задумался…
- Эта девочка - она твоя дочь?
- Не знаю, - Ледяной лорд устало провел ладонью по лицу и огляделся в поисках места, куда бы присесть. - Она буквально свалилась мне на голову сегодня утром. И успела здорово помотать нервы, сбежав из-под надзора. Я даже не знаю, что и думать….
- Она чем-то похожа на тебя… И у неё огромный магический потенциал.
- И как мне раньше не пришло в голову это проверить? - невесело хмыкнул Кунсайт. - Старею.
Джедайт непочтительно фыркнул и с любопытством поглядел на задумчивого лорда.
- И когда ты успел? Сколько ей лет?
- Вчера исполнилось пять. А когда успел, и сам не знаю. Говорю же, старею - вот уже и провалы в памяти начались…
- Склероз. Отлично помнишь далекое прошлое, но не помнишь прошедший день. Это тебе не подходит, Кун, - в ярко-голубых глазах Джедайта появилась улыбка. - Что ты будешь делать с девочкой?
- С Мики? Не знаю. Попытаюсь разыскать её мать…. Надо разобраться со всем этим, и как можно скорее.
Ледяной лорд вновь замолчал, резко оборвав свою мысль, а Джедайт задумчиво потер подбородок.
- Микуна…. У неё странное имя. Такое ощущение, что мать девочки отлично … э-э-э… знала тебя….
Дверь широко распахнулась, и на пороге возник Нефрит.
- Всем привет. Поздравьте меня - я решил бросить пить, - хмуро сообщил он присутствующим.
- Поздравляем, - механически бросил Джедайт, во все глаза таращась на Лорда звезд. Это было уже второе серьёзное потрясение за сегодняшнее утро, поэтому более достойно отреагировать на столь громкое заявление Нефрита бедолага был просто не в силах.
Кунсайт, вскинув голову, посмотрел на истинного знатока и ценителя вина, насмешливо прищурившись.
- С чего это вдруг? Вчера, вроде, тебя такие идеи не посещали….
- Вчера меня не посещали галлюцинации, - мрачно ответил шатен. - Зато сегодня мне мерещатся дети…. Ясное дело, пора завязывать.
- Где дети? - едва не подскочил Кунсайт. - Что случилось?
Подозрительно косясь на старшего генерала, Нефрит послушно рассказал о своём «глюке» при телепортации. К концу повествования Джедайт едва только не рыдал от рвущегося наружу хохота, а бедолага-Кунсайт, простонав парочку ругательств, устало обмяк на стуле. Впрочем, это не помешало ему тут же вскочить на ноги, всем своим видом выражая бурную готовность к действию.
- Когда это произошло?
- Что?
- Когда ты встретил Мику?
- Минут двадцать назад, - Нефрит, крайне озадаченный всей этой картиной, переводил взгляд с одного генерала на другого. – Пока с Тетис парой слов перебросился….
Ещё раз непечатно выругавшись, старший лорд исчез в круговерти хрусталиков льда. Нефрит с минуту молчал, тупо разглядывая то место, где мгновение назад находился Кунсайт.
- Какая ещё Мика? Куда это он?
- Полагаю, в твой замок, - Джедайт уже справился с приступами смеха и теперь развалился на диване, глупо улыбаясь. - Я надеюсь, ты из дома?
- Д-да, - с некоторой запинкой ответил Звездный лорд, с трудом понимая происходящее.
- Замечательно. Было бы хуже, если бы ты заявился сюда прямо из спальни какой-нибудь твоей очередной подружки….
- Похоже, Рыжик был прав, и наш Кунсайт окончательно свихнулся….
- Ничего подобного, - жизнерадостно отозвался Джедайт со своего дивана. - У него всего лишь начальная стадия склероза. Может, выпьем по этому поводу?

После яркой вспышки, которая, казалось, совсем ослепила её, полумрак казался непроглядной тьмой.
- Мамочка, - испуганно пискнула Мика, ошарашено оглядываясь вокруг. На сад это не походило никоим образом, на холл в доме лорда Джедайта - тоже.
- Мамочка, - вновь пошептала девочка, боясь сдвинуться с места. И, словно услышав её призыв, справа от неё материализовалась темная фигура, и, мягко ступая, стала приближаться к ней. Мика в ужасе замерла, словно несчастный кролик перед удавом, послушно ожидая развязки. Но вот фигура подошла ближе….
- МАМА!!!
Девочка сорвалась с места и ринулась в противоположную сторону, плохо соображая от страха, куда бежать. Толкнув первую попавшуюся дверь, она вывалилась в длиннющий коридор, который уходил в разные стороны, теряясь в просторах незнакомого дома.
Юма-служанка, которая решила в отсутствие хозяина протереть пыль в его кабинете, а заодно распахнуть тяжелые гардины, не пропускающие дневной свет, испуганно вздрогнула и, выронив тряпку, ринулась к противоположной двери, спасаясь от неизвестного, но, несомненно, очень коварного и сильного врага….
Сколько она бежала, Мика не помнила. Казалось, что бесконечно долго. Маленькое сердечко отчаянно билось в груди, сбивая дыхание. На глаза наворачивались слезы, коленка, после того, как девочка кубарем скатилась по какой-то лестнице, саднила, и кажется, даже кровоточила, но разглядеть что-либо в этой темноте было не возможно. Гулкие шаги отдавались в каменных сводах, рождая причудливое эхо, и ещё больше пугая несчастную девочку.
- Наверное, я умру, и меня никогда не найдут здесь, - мрачно решила Мика, устало прислонившись стене. - Мама будет сильно плакать, а папа ругаться. Ведь я ему обещала, что больше не сбегу….
Кладка была сырой, и легкое платьице не могло спасти свою хозяйку от холода. Коленка совсем разболелась, и идти уже не было сил….
- Мамочка! - Мика присела на корточки и самозабвенно заревела, размазывая по щекам крупные, соленые капли. - Мама….
Страх и ужас одиночества маленькой девочки, медленно перерастающий из неконтролируемых эмоций в огромный всплеск чистой энергии… Такой же неуправляемой.
Темнота вокруг словно сгустилась, налилась краской, отчего казалось, что, если протянуть руку, можно её потрогать… А потом взорвалась изнутри золотистым, переливчатым и слепящим светом, который просто волной накрыл с головой появившегося Кунсайта.
- Мика! - как можно мягче окликнул он дочь, щурясь от ярких лучей. - Мика….
- Папа? Папочка….
Светопреставление прекратилось так же неожиданно, как и началось. Ребенок, дрожа хрупким тельцем, кинулся в крепкие и такие надежные объятья Ледяного лорда.
- Папочка, папа, - бормотала малышка, слепо тычась заплаканным личиком тому в плечо и грудь. - Я так боялась, что меня никто не найдет….
На её лбу медленно затухал знак Венеры - её планеты-хранительницы.
- Моя Венера… Моя маленькая Венера, - Кунсайт осторожно гладил девочку по голове.
Перед внутренним взором всплыла знакомая картина из прошлого - огромные голубые глаза, грустно взирающие на него сквозь золотистую дымку приворотного заклинания, нежные руки на его шее, и манящие пухлые губки, которые шепчут:
- Извини, милый, я слишком люблю тебя, чтобы просто забыть….

Глава 5.

Минако сидела на лавочке, бездумно поглаживая большим пальцем нагревшуюся от бесконечных звонков пластмассу мобильного телефона. Это движение её хоть немного успокаивало, отвлекало от мрачных мыслей о дочери.
На Токио опустилась ночь. Уже зажглись фонари, причудливо подсвечивая кроны деревьев и разгоняя мрак на пустынной улице. Запели цикады. Редкие прохожие с удивлением смотрели на одинокую фигурку девушки, с тоской глядящей на усыпанное звездами небо. Уставшая от безрезультатных поисков, Мина вернулась туда, откуда и начала – на лавочку перед теперь опустевшим зданием детского сада.
Господи, ну где она может быть? Её маленькая девочка, её солнечный лучик…. Тихая слеза скатилась по бледной щеке. Ах, если бы Мика была обычным ребенком.… Наверное, тогда все было бы иначе… И намного проще. Но судьбу не изменишь. Мика – девочка с огромной магической силой, доставшейся ей в наследство от матери – Звездного война, и отца – самого сильного лорда Темного королевства… А значит помимо простых опасностей в виде маньяков, бешенных водителей и прочего её могут подстерегать опасности магического характера – демоны, собиратели энергии и много всякой пакости со злобным нравом, клыками и жаждой крови.
- Микуна, - тихо, с отчаянием позвала Минако и, уже не сдерживаясь, разрыдалась, спрятав лицо в ладонях.
- Мама! – звонкий детский голос разорвал ночную тишину.
- Мика? – Венера не верила своим ушам. Но нет, вот же она!
Девочка метнулась к матери и повисла у той на шее.
- Мамочка, почему ты плачешь?!
- Где ты была?! – Минако, ещё не веря своему счастью, судорожно прижала маленькое тельце к себе. – Господи, я так испугалась! Мы тебя искали весь день, сбились с ног…. Я думала, я умру! О, Селена…
- Мама, не плачь…. – Мика испуганно прижалась к мокрой щеке Минако, ещё крепче обняла её за шею, всеми силами пытаясь успокоить. – Пожалуйста! Со мной ничего не случилось. Я была с папой, а он меня всегда защитит, ты же знаешь. Он такой сильный, и совсем ничего не боится, даже темноты….
- Папа? – Минако замерла и только теперь заметила силуэт высокого мужчины, стоящего в тени неподалёку. Белое серебро волос, словно нимб, сияло в темноте.
- Ты?!! Но как?…
- Слишком долго объяснять,… Минако. Или может, сейлор-Венера?
Кунсайт вышел из тени и остановился в двух шагах.
Минако крепче стиснула дочь в объятьях, словно защищая от смертельной опасности. Красивой лицо, по которому ещё только секунду назад текли крупные слезы радости, теперь было холодно и сосредоточено.
- Не стоит, - мягко проговорил Кунсайт, и по его губам скользнула грустная улыбка – не частая гостья на лице Ледяного лорда. – Я не собираюсь причинять вам вред….
- Как ты узнал?! Почему Микуна оказалась у тебя?! – в голосе Венеры послышались истерические нотки. Она с ужасом вглядывалась в такое любимое и ненавистное лицо Темного лорда, которое преследовало её во сне. Тонкие, изящные пальцы слегка подрагивали, сминая ткань костюмчика Мики.
Шесть лет она жила воспоминаниями об одной единственной ночи. Шесть долгих лет она думала, что он мертв. Шесть лет в своих самых сокровенных мечтах она представляла себе их встречу после долгой разлуки….
Ребенок ничего не понимал. Казалось, вот-вот полыхнет молния и раздастся гром – такое напряжение сгустилось в воздухе…. В кармане пиджака Минако сработал мобильник, и его веселая мелодия показалась настолько неуместной, что девушка даже не сразу сообразила, что к чему.
- Мама, телефон, - тихонько пискнула Микуна, осторожно дергая ту за лацкан.
Под пристальным взглядом светлых глаз, Минако, слегка смутившись, потянулась к мобильнику.
- Ами! Мика нашлась.… Да-да, она сейчас со мной.… Нет, не надо, мы сами.… Пожалуйста, предупреди всех остальных, чтобы больше не искали…. Да, спасибо, Ами…. Обязательно, до завтра.
Девушка отключила связь, тяжело вздохнула и подняла глаза на Кунсайта. Тот ждал, и, казалось, уже наперед знал все, что она скажет и сделает дальше. Он как всегда был хозяином положения, а она испуганной девчонкой, которая боится ляпнуть что-нибудь не то, и тем самым испортить своё свидание ….
- Проводишь нас? Иначе сюда налетят девочки, а мне сейчас совершенно не хочется никого видеть…
- Хорошо.
Коротко и ясно. Минако почувствовала, как предательские слезы разочарования закипают в уголках глаз. Он не изменился. Все такой же сдержанный, холодный, в глазах – ни капельки тепла…. Расставаться с иллюзиями сложно и больно, словно режешь по живому. Её иллюзией всегда был он – Первый генерал Темного королевства, главный враг, любимый человек. В её снах он всегда был добрым, ласковым и любящим. И счастливым…. Генерал, который сейчас стоял рядом, был из другого сна. Того, который был шесть лет назад, и который она не любила вспоминать…. И все же, все же…
Кунсайт осторожно приблизился, все так же пристально заглядывая в её глаза. Минако поспешно отвела взгляд, чувствуя, как предательское сердце на мгновение замерло и тут же застучало с удвоенной силой. Наверное, его биение сейчас перебудит добрую половину Токио, и тогда Кунсайт все сразу же поймет….
- Она уснула.
- Что? – Минако вздрогнула и с удивлением уставилась на Ледяного лорда.
- Мика уснула, - терпеливо повторил тот. – Давай её мне, и пойдем. На улице прохладно….
Только теперь девушка почувствовало, что действительно похолодало. Она зябко повела плечами под тонкой тканью пиджака, стараясь унять предательскую дрожь.
- Ты замерзла?
Казалось бы, невинный вопрос Кунсайта буквально вывел её из себя. Минако вновь задрожала, на этот раз от еле сдерживаемого гнева.
- Не смей так со мной разговаривать!
- Как?
- Так, словно ты знаешь меня всю свою жизнь! Так, словно тебе не безразлична моя судьба!!! Я не хочу… - он осеклась под его взглядом, полным сдержанного изумления, но все же упрямо продолжила. – Не хочу тебя сейчас видеть…
Она действительно не хотела сейчас. Слишком было больно и страшно оттого, что он так внезапно появился. Слишком бурно её сердце и тело реагировали на его присутствие. Лучше подождать, когда она сможет призвать на помощь все своё хладнокровие и здравый смысл. Вот тогда они будут на равных, а сейчас…
- Не хочу, - одними губами прошептала она.
- А потом? - Кунсайт был как всегда убийственно спокоен. – Потом ты захочешь меня видеть?
Минако едва не споткнулась. Захочет ли потом? Да! Слишком долго она ждала этого. Нет! Прошлое нельзя забыть, а в их общем прошлом всегда была только боль. Она не хочет повторения!!
– Пошли, здесь не место для разговоров…
Минако в бешенстве выдрала у него свою руку, которую он мягко взял и потянул за собой. Сейчас ей хотелось плакать и ругаться одновременно. Ну почему, когда она начала его забывать, он вновь врывается в её жизнь?! Почему он только одним своим невозмутимым взглядом разбивает все баррикады вокруг её изболевшегося сердечка, которые она старательно возводила прошедшие шесть лет?
…Она надолго задержалась в комнате дочери, сидя на краю кровати и вглядываясь в такие любимые черты лица. Мика сладко посапывала, крепко прижимая к себе неизвестно откуда взявшегося пушистого медведя. Наверняка, подарок Кунсайта… Минако осторожно отвела золотистую с серебром на кончике прядь, упавшую на пухленькую щёчку ребенка. Какая она у неё красивая, и так напоминает его…. Венера резко встала. Что ж, время пришло.
- Ты долго, - Кунсайт стоял у окна и смотрел на ночной Токио.
- Приятно, что ты считал минуты до нашей встречи, - Минако нервно сцепила перед собой руки, и посмотрела в широкую спину Ледяного лорда, обтянутую тонкой тканью рубашки вместо привычного кителя. – О чем ты хотел поговорить?
Резкий поворот головы и взметнувшееся, словно снежный вихрь, серебро волос. Холодные стальные глаза, смотрящие в упор. И как всегда спокойное, даже слегка надменное выражение красивого лица.
- О нас.
- Нас нет. Запомни это, пожалуйста. Мы жили без тебя вполне счастливо пять лет, и проживем ещё больше…
- Ты эгоистка и лгунья.
Минако судорожно дёрнула головой и впервые за вечер по собственному желанию прямо посмотрела в лицо Кунсайта.
- Не смей обвинять меня. Я виновата лишь в одном – в том, что пошла на поводу у собственного желания, использовав собственную силу в своё же благо…. Но без этого у меня не было бы Микуны.
- Микуна… - по лицу лорда скользнула ленивая улыбка, от которой несчастная Венера готова была сойти с ума. – Минако и Кунсайт. Верно?
Неуловимо быстрым движением он оказался рядом с ней и осторожно дотронулся до порозовевшей щеки.
- Ты никогда не забывала меня….
- Вы на удивление самоуверенны, лорд, - Минако поспешно отвернулась, больше не в силах выдерживать эту пытку. Его запах будоражил, прикосновения убивали разум, а взгляд завораживал, приказывая сложить оружие. Ещё немного, и она подпишется под любыми условиями, лишь бы снова почувствовать его сильные руки на своём теле и неповторимый вкус его поцелуя у себя на губах….
Он с усмешкой, словно насквозь видел все её желания, покачал головой, не наступая, но и не уходя.
- Почему ты не сказала мне о Мики?
- К-когда?
-Да хотя бы в нашу последнюю встречу, - внезапно все это его ужасно развеселило. Кунсайт кривовато усмехнулся и бросил на изумленную девушку быстрый, полный иронии, взгляд. – Может, тогда все было бы по-другому…
- По-другому?… – улыбка вышла невеселой и какой-то жалкой. Девушка упрямо продолжала смотреть в угол. Да куда угодно, лишь бы не на него!… - Разве ты отказался бы от своих… планов? Ради ещё не родившейся дочери и сейлор-сенши, которая обманом заставила провести с ней ночь? Я пробралась на вражескую территорию, изменила внешность, применила привораживающее заклинание против сильнейшего лорда Темного королевства. И после этого заявляюсь к нему, клянусь в вечной любви и с радостью сообщаю, что беременна…. На твоём месте я бы просто убила надоедливую чокнутую девчонку.
- Я бы подумал….
Венера зло стиснула зубы.
- Прекрати, Кунсайт, это не смешно. Прошлого не вернешь, но сейчас я счастлива, и не хочу ничего менять…. Даже ради тебя.
Он послушно отступил на шаг и слегка склонил голову на бок. Прядь волос упала ему на лицо, скрывая от Минако его выражение, и ей нестерпимо захотелось легким движением откинуть её назад. Сумасшествие какое-то! Девушка судорожно сжала пальцы, так, что побелели костяшки.
- Я вообще не понимаю, зачем ты пришел? Из-за Мики? Хорошо. Я с радостью разрешу тебе с ней видеться. Она слишком долго тебя ждала, чтобы теперь лишать её этой радости…. – Минако быстро и испуганно взглянула на Кунсайта, ожидая его реакции. Но её не было, и девушка с запинкой произнесла:
- Конечно, если ты этого хочешь….
- Я много чего хочу, - задумчиво произнес лорд, медленно скользя недвусмысленным взглядом по напряженному телу Венеры. – Например, тебя. И готов поспорить, что это взаимно….
Лихорадочный румянец, казалось, залил всё её тело от макушки до пят. Пальцы судорожно нащупали что-то твердое и увесистое, и девушка с отчаянием запустила этим в сторону несносного Ледяного лорда. Изящная статуэтка просвистела в сантиметре от плеча Кунсайта, но тот даже не дёрнулся, лишь с издёвкой приподнял левую бровь.
- Выметайся! – в отчаянии вскрикнула Минако. – Из моего дома, из моей жизни!…
- Хорошо, - покладисто согласился Кунсайт, вновь сокращая расстояние между ними. При этом глаза лорда холодно блеснули, заставляя Минако судорожно искать пути к спасению. Но их не было….
Она была совершенно не готова к такому сильному натиску с его стороны.
- Только как бы тебе не пожалеть, милая…
Его пальцы, длинные, смуглые, зарылись в мягкие золотые пряди и легонько потянули назад, принуждая поднять лицо ему на встречу. Твердые, умелые губы жадно впились в её, заставляя раскрыться, ответить на столь недвусмысленный призыв... Сдаться, поддаться, отдаться…. Большая и теплая ладонь медленно скользнула по спине, успокаивая, зарождая огонь желания и с легким нажимом притягивая к сильному и крепкому телу….
- Рано или поздно ты сдашься….
Слабый стон в ответ, и хрупкие руки метнувшиеся вверх, чтобы обнять широкие плечи, пройтись по мощной загорелой шее и запутаться в волосах на затылке…. Стройное тело, слегка подрагивающее и такое хрупкое в его руках, в отчаянии прижимается к его, ища избавления от любовной горячки. Сдавленный всхлип, означающий полную капитуляцию, и тут же – опаляющий поцелуй, безмолвное обещание неземного блаженства….
- Кунсайт…Зачем? Ведь ты меня не любишь….
Приглушенный смешок, больше похожий на стон, и горячее, прерывистое дыхание на её щеке.
- Ты такая наивная… Просто прелесть…
- Кун… Ты же не любишь….
- Я постараюсь исправить этот недочет, милая….

Эпилог.

- Какого черта вы ещё дома?! Все уже собрались, и ждут только вас. Ты ничего не забыл? По-моему, у кого-то сегодня годовщина свадьбы….
- Неф, давайте без нас? – Кунсайт поудобнее перехватил телефонную трубку и мельком выглянул в коридор, услышав щелчок замка и звон ключей, брошенных на тумбочку. – Мина только вернулась и, судя по звукам, уже не в состоянии куда-нибудь идти….
- Кун, это свинство! – лорд Звезд был возмущен до глубины души. – Как это без вас?! Сегодня ваш праздник…
- Не ной. Если вам так не терпится надраться всей компанией, давай соберёмся в выходные…. – Кунсайт с легкой улыбкой прислушивался к легким шагам в гостиной. Вот хлопнула дверь, и по коридору пронесся вихрь местного масштаба – это их дочь спешит встретить маму с работы и рассказать о сегодняшних успехах в школе. Топот ножек и звонкий голос:
- Мама! Сегодня мы проходили сложение, и мисс Икуно похвалила меня за правильное решение задачи. А ещё этот идиот Дик снова дергал меня за волосы и дразнился….
- Мика, прекрати ругаться, это нехорошо, - голос усталый, но такой заботливый и мягкий.
- Кун, ты меня слышишь?
- Прости, Нефрит, что ты там говорил?
- Я… - в трубке послышалась какая-то возня, возмущённое ворчание, сдавленный смешок и мелодичный голос Макото Кино.
- Кунсайт, это правда? Вы с Миной не придете?
- Да. Не волнуйся, ничего страшного. Просто Минако только вернулась с работы и очень устала.
- О! Так жалко…Но как же праздник?
- Поговори на эту тему с Нефритом. Он в курсе.
- Издеваешься? Он же умеет говорить только в одном положении – горизонтальном….
Приглушенное ворчание Звездного лорда, который, кажется, был в корне не согласен с данным замечанием, и звонкие шлепки.
- Немедленно убери руки! Извини, Кунсайт, я не тебе…
- Я так и понял, - усмехнулся Ледяной лорд, уже отчетливо представляя, во что выльется свадьба этой парочки. Ужас!… Весь Токио будет гудеть неделю, как растревоженный улей, а уж Темное королевство просто вздрогнет до основания….
Вновь возня, сдавленный писк, и Нефрит, определенно довольный жизнью, говорит:
- Ладно, Кун, развлекайтесь там, в тесном семейном кругу, а завтра увидимся. Ничего не планируйте на эти выходные…
- Вы тоже особо там не усердствуйте, иначе просто не доживете до конца недели.
Кунсайт положил трубку и направился в гостиную, где сейчас находились два его самых дорогих и любимых человечка. Жена и дочь…. Он с огромным трудом оторвал брыкающуюся Мику от матери и пригрозил, что если та немедленно не вернётся в кровать, никакой сказки на ночь не будет. Угроза подействовала, и девочка поспешно чмокнув мать в щёку, тут же повисла у отца на руках с ярым требованием «рассказать что-нибудь улётное про динозавров».
- Господи, где она успела нахвататься этих слов? – в притворном ужасе простонала Минако, откидываясь в кресле и со смехом смотря на слегка ошарашенного мужа и дочь, довольную произведенным эффектом.
- Я обязательно тебе расскажу, мамочка, - с серьезной физиономией сообщила Микуна и вновь принялась теребить Кунсайта. - Папа! Пошли скорее….
Он вернулся через двадцать минут и застал Минако все в том же кресле. Она дремала, и приглушенный свет торшера освещал её милое, с тонкими чертами лицо: слегка вздёрнутый носик, устало поникшие уголки пухлых губ, длинные черные ресницы, тень от которых полукругом лежала на слегка бледных щеках. Лорд Льда осторожно присел рядом и взял её за узкую ладонь, безвольно свисающую с подлокотника; с щемящей нежностью и гордостью посмотрел на тонкий золотистый ободок кольца на безымянном пальчике.
- Моя, только моя…
- Ты что-то сказал? - Минако сонно посмотрела на него своими бездонно голубыми глазами и нежно улыбнулась. Её прохладная ладонь осторожно провела по его щеке, и шаловливые пальчики легонько пощекотали шею в распахнутом вороте рубашки. Кунсайт нежно перехватил их и легонько поцеловал каждый.
- Ты помнишь, какой сегодня день? – спросил он, держа обе её ладони в своих и осторожно поглаживая их большими пальцами.
- Забудешь тут, - молодая женщина насмешливо фыркнула и, освободив правую руку, легким движением взъерошила челку мужа. – Девчонки весь день обрывали телефон на работе, постоянно напоминая о вечере. Кстати….
- Сегодня повеселятся без нас, - предупредил её вопрос Кунсайт, неотрывно глядя на губы жены. – А в выходные выберемся за город…. Погода отличная, свежий воздух и природа.
- Рядом с тобой я согласна на всё, - пробормотала Минако, чувствуя, как широкая ладонь мужа нежно обхватывает её изящную ступню и неторопливо, дразня, ползёт вверх. – Даже на плохую погоду и сидение в четырех стенах….
Последние слова она произнесла совсем невнятно, полностью завороженная его прикосновениями и блеском стальных глаз.
- Кунсайт…
- Что я без тебя?… - он нежно улыбнулся и поднялся, легко подхватив жену на руки.
- Я тоже тебя люблю, - её жаркое дыхание защекотало его шею, а нежные губы быстро прошлись от уха до уголка красиво очерченного рта. – Кстати, у меня для тебя сюрприз….
- Потом… Позже, - Кунсайт, находясь в предлихорадочном состоянии, широкими шагами направился из комнаты.
В их спальню он просто влетел, захлопнув дверь ногой. Любовная горячка уже овладела их телами, льнувшими друг к другу в отчаянной попытке освободиться от этого безумия; белый слепящий свет в голове медленно разгорался, поглощая весь окружающий мир, и, оставляя им только горячее дыхание друг друга, невыносимо-нежные прикосновения рук, жадные ищущие губы, ворох ощущений, которые медленно накрывают с головой, словно огромная волна-цунами. И осознание неуклонно приближающегося взрыва сверхновой звезды…. Судорожный шепот, полу вскрик, полу стон двух голосов, искренних в своём единстве:
- Я люблю тебя!…
Крепко, до ломоты, переплетенные пальцы на смятых простынях, и яростное освобождение, поднимающее тело до бескрайних высот, на которые только возможно взобраться вдвоём…
Огромная полная луна заглядывала в распахнутое окно, ярко освещая два переплетенных на огромной кровати тела. Серебро волос перемешалось с золотыми локонами, и свежий ночной ветерок легко подхватил нежный шепот, унося в звездное небо:
- Я бесконечно сильно люблю тебя…..



Конец

0

3

Все, что было тогда – не имеет значенья
Автор: Atremis

Обратно

... Нет повести печальнее на свете...

Обрыв над Токио. Видно полную Луну.
- Я ненавижу тебя, Мина.
- Ненавидишь?
- Всей душой! Ненавижу за то, что ты вошла в мой сумрачный мир и посмела его осветить!
Каждый раз, закрывая глаза, я вспоминаю...
Прогнившее, прокисшее подземелье, где размешался ЕЕ тронный зал. Серый и черный - единственный цвета, что наполняли жизнь обитателей этого замка.
Так было всегда, Мина. Ничто не смело нарушить древний уклад... Но однажды появилась ты...
До сих пор не могу понять: обо что ты ударилась головой, что посмела одеть на аудиенцию к Королеве Тьмы желтое платье?! - улыбнулся Малахит.
... Сама распахнув дверь, ты вступила в "замогильный мир" лучезарно улыбаясь...
Помню, я даже зажмурился от твоего света! Здается мне, что уже тогда я был очарован тобой.
- Не верю!
- Да - да! Мне казалось , что в стуке твоих каблучков слышится музыка...
- Врешь ты все! Я запомнила тебя не таким!..
...Зайдя в зал, мне прошлось почувствовать на себе уйму невыносимых взглядов, в которых читалось презрение, интерес... а так же ненависть... Одна Берилл чего стоит?! Уверена, ее чуть кондрашка не хватила: Богиня Любви и Красоты в ее царстве теней!...
- Наверное, Селена на инфаркт и рассчитывала! Но, к вашему большому сожалению, Королева Тьмы оказалась крепким орешком.
- ... Но твои глаза смотрели с пугающим спокойствием... и холодом... Ты мне сразу не понравился!
- Вот как?
- Еще не один мужчина не смотрел на меня с таким равнодушием!
- Мина, ты бы и не взглянула в мою сторону, если бы я не был особенным!... как в прочем и я не выбрал бы тебя, если ты не поразительная красота принцессы Венеры.
- Неужели тебе только красота была важна?
- Ты тогда оскорбила меня!
- Неправда . - спокойно возразила Венерия. - Я сказала правду.
- Ложь!
- Ты пытаешься убедить в этом меня или себя?
- Она моя Королева, Мина! - Венера устремила на Кунсайда полный печали взгляд.
- Неужели ты полностью принадлежишь ей? Неужели в твоем сердце больше не осталось места для меня?
- Наше время ушло , Мина. Его просто нет. - принцесса закрыла глаза, пытаясь скрыть слезы.
- Тогда почему мы здесь?
- Это дань прошлому.
- Уверен?
- Да.
- В таком случи хочу, что бы ты знал: в моем сердце тоже живет ненависть к тебе!
- Только не говори, что ты вспомнила аукцион!
- Ты унизил меня!
- Это было твоим наказаньем... за "правду"!...
- Любой мужчина в галактике захотел бы стать моим обладателем!
- Но денег на тебя, хватило только у меня.
- Почему-то я в этом очень сомневаюсь! Объясни на милость, куда ты запихнул Сапфира на целых четыре дня?!
- Этот дурак не хотел понимать по-хорошему...
- А Кристиан? А Бальтозар? А Максвелл?! - Кунсайд... ("Эта скотина!" - зло добавила про себя Венерия) ... стоял и улыбался!
- Убери эту ухмылку с лица, а то, клянусь всеми богами, я...
- И что же ты мне сделаешь? - он подошел в плотную.
- Убью тебя!
- Не сможешь. - расслабился Лорд. - Я уже тысячу раз слышал это от тебя!
- Тогда я не имела права! Запрещал закон!
- Правильно, - отошел Малахит. - ты и пальцем не смела пошевелить, без разрешения повелителя ... - кажется последнее слово он произнес, словно вкушая...
- И господина ... - буркнула Мина. - Я ненавижу тебя за то, что ты сделал!
- Я научил тебя покорности!
- Ты заставил меня вычистить твой будуар! Словно какую ... какую-то... горничную!
- Ты благодари, что туалеты не заставил чистить! - строго прикрикнул Малахит.
- Туалеты?!! Ты не посмел бы!!!
- Думаешь?
- Ты!... Да, ты!...
- Я не заставлял тебя, выставлять себя, свое тело, словно породистую кобылку, на аукцион! - вспыхнул генерал.
- Это было на благотворительность! Для больных детей!
- Не прикрывайся детьми, Мина! Думаешь, если бы Селена хотела помочь детям, она бы не нашла деньги?! Это было всего лишь забавой развращенного Лунного Дворца!
- Не смей!
- Правда глаза колит?
- Это ложь!
- И в чем тут ложь, моя милая? Или ты не собиралась провести эти 5-ть дней, оговоренных в контракте покупки, в чей-то постели?!
- Тебя не должно волновать с кем и как я провожу свое время!
- Но купил тебя я! И вместо разврата заставил заниматься общественно полезным делом!
- Я - принцесса, черт побери! И ты унизил меня!
- Тебе давно пора было поубавить спеси!
- На чхать на титул! Ты просто извалял в грязи мое человеческое достоинство! Тогда перед тобой была не принцесса, а человек!
- Нет! В моей спальне стояла разукрашенная кукла, у которой не было ничего человеческого!
- Значить ты и сейчас разговариваешь с безмозглой куклой, потому что я совсем не изменилась!
- Но это не так, солнышко! - он взял ее лицо в свои ладони. - Ты научилась уважать не только других, но и себя! Мне дорогим стал человек!
- Нет Не надо, Малахит - слабым голосом запротестовала Венера, отталкивая его руки. - Мы пришли сюда простится, а не начинать все сначала.
- А мы бы и не смогли.... Слишком много нас сейчас разделяет.... - тяжело вздохнул Старший Лорд. - Может быть тогда: в древнее время, в другом мире у нас и могло что-то получится...
- Но помешала война...
- Она и сейчас стоит между нами.
- Мы служим разным господам...
- Нам никогда не суждено...
- Быть может позже? В другой жизни? - Генерал улыбнулся.
- Возможно.
- Тогда... прощай?
- Я не могу уйти. - Мина вскинула на него глаза. - Я не могу уйти. Мое сердце здесь, с тобою остается. Отдай мне самого себя.
- Уходи, генерал. Я не отдам тебя, и не проси! Ты нужен мне, я без тебя погибну.
- Замолчи, Мина! Прошу тебя, замолчи! Мы пришли сюда расстаться!
- Я не могу тебя отдать.
- Тем хуже нам обоим! Мы стоим по разные стороны баррикады. А битвы нам не миновать. И обязательно один из нас погибнет.
- Все это было.
- Теперь оно повторится снова...
- Кунсайд... Тогда с тобою была я, сейчас же ты со мною остаешься...
- Я н6енавижу тебя!
- А я тебя все же больше.
Генерал развернулся, что бы уйти, но...
- Все это глупо, Мина! Чувства наши давно пылью веков припали! Сердце мое теперь занимает другая любовь. Он мне всего дороже! А мы с тобою в Лету канули давно.
- Тогда зачем же ты просишь у меня себя?
- Я здесь всегда с тобою оставался! Я псом лежал у твоих ног. Но не могу я больше выносить этих терзаний! Мне надоело разрываться пополам! Отдай мне самого себя! Пойми: я Зоя выбираю! - принцесса глубоко вздохнула.
- Я отдаю тебе тебя. Но разве сможешь ты уйти спокойно? Все равно ту моих ног сторожевым псом ляжешь!
Кунсайд ничего не сказал. Ему не было, что возразить: как бы он не любил Зойсайта, как бы не клялся ему в любви... Сердце свое он еще тысячу лет назад оставил ей ... И забрать его назад, он никогда не сможет.
- Ничего не изменилось, Мина. Этого разговора не было. Ты прибыла найти свою принцессу и снова защищать ее. Я же должен буду Серенити уничтожить...
- Я понимаю: наша встреча все лишь дань прошлому.
- При расставанье растают последние сомненья и призраки прошлого.
- Теперь мы другие. Нас больше ничего не связывает.
"Только любовь..."
- И прошлое должно быть забыто , во благо будущего.
- А мы сможем?
- Мы должны.
"Я все равно люблю тебя, Малахит..." - горько подумала Мина.
- Я не смогу... - тихо вздохнула она.
- Тебе помочь?
- А есть способ? - легкая улыбка тронула его губы. Подойдя в плотную он поцеловал ее.
"Абрикос... - пронеслось в его голове. - Ты нисколько не изменилась..."
Мина обвисла на его руках. Ее глаза помутнели.
- А слова? Те слова, в полумраке осеннем? - с глаз Венеры скатилась одинокая слеза.
- Все, что было тогда - не имеет значенья. - горечь сквозила в его голосе. Принцесса потеряла сознание. Нежно опустив воительнице на траву, Кунсайд погладил ее лицо.
- Когда ты проснешься, красавица, уже ничего не вспомнишь. Это мой последний подарок тебе... Прощай... - окинув ее печальным взглядом на последок, он попытался запомнить все черточки милого лица. Затем Малахит растворился в предрассветной тьме.

... Чем повесть Малахита и Венеры...

Артемис

Конец

0

4

ПРОДЕЛКИ ОДНОГО СВЯТОГО
или
КАК ДОВЕСТИ НАЧАЛЬНИКА ДО…
Автор: Mihoshi

Обратно

Несмотря на ранний час, хотя этот ранний час был на Земле, в Небесной канцелярии работа шла полным ходом: ведь нынче был День Святого Валентина или День Всех Влюбленных! Никто из ангелов, помощников и прочих лично, конечно же, валентинки не вырезал, шарики не надувал, цветы не покупал. Зато необходимо проконтролировать чтобы все влюбленные встретились, никуда не опоздали, у цветочных лавок не образовывались пробки, направлять всех по назначению, но главное - чтобы никто не ссорился! В большом кресле, наблюдая за действиями, отражающимися на тысячах экранах в белоснежных облаках, сидел молодой черноволосый человек, точнее ангел и не такой уж и молодой. Вообще-то его внешность больше подходила для демона или карающего ангела, чем для главы Любовного Ведомства: черные как вороново крыло волосы, сапфирово-синие глаза, гордые черты лица, темные рыцарские одежды, но Эндимион практически всегда был светлым ангелом и не собирался переходить в другой лагерь.
-Эндимион-сама, вот сводки по цветочным магазинам, как Вы просили! - молоденький ангелок подала шефу какие-то листы.
-Благодарю, - вежливая улыбка коснулась губ ангела, но не боле.
Неожиданно откуда-то сзади как волна прокатился шепот:
-Пресветлая Селена…
"Моя Селена… Только ради тебя…" - пронеслось в голове Эндимиона.
-Эндимион, - улыбнулась золотоволосая девушка, а точнее Ангел - Пресветлая Селена.
-Любимая, - прошептал Эндимион, касаясь губами нежной ладони.
-Как дела? Много проблем?
-Пока нет… Все только впереди, - улыбнулся Энди.
-А… Как там Венера? - нерешительно спросила Ангел.
-Никак… Насколько я знаю, ИХ встреча запланирована на следующий год, - пожал плечами Эндимон.
-Но это не справедливо! Они же… Ух…
-Милая, всему свое время, не стоит так переживать, - попытался успокоить любимую Эндимион. - Побудешь со мной?
-Я… Нет… Может быть попозже… Хочу прогуляться пока на Земных улицах не так людно… - в ответ улыбнулась Селена. - Ты… дождешься меня?
-Конечно, - послал мягкую улыбку любимой Эндимион. - Я всегда тебя дождусь!..

В ранний час в офисах "Кёри Инкорпорейтед" было очень даже немноголюдно, точнее почти никого. Молодая золотоволосая девушка с огромной коробкой в руках с трудом передвигалась между столами, видимо из-за того, что коробка закрывала обзор. Наконец она дошла до длинного стола у стены и сгрузила свою ношу.
-Так, Минако, полдела сделано! - пробормотала себе под нос девушка. - Теперь распаковать коробку, повесить сверху плакат и будет все готово!
Быстро разорвав обертку, она подправила алую драпировку на коробке, прицепила несколько красных с белыми кружевами сердец. Взобравшись на стул, а потом и на стол, она умудрилась подвесить большой плакат с надписью "Почта Св. Валентина".
-Вот! Просто замечательно! - улыбнулась Минако делу рук своих. - Валентинки я еще вчера в коробку положила. Желаю, чтобы каждый, кто одинок, нашел свою любовь сегодня!
-А ты? Ты не хочешь найти свою любовь? - неожиданно раздался девичий голос за ее спиной.
От испуга Минако даже подпрыгнула. Развернувшись, она удивленно уставилась на девушку с забавной прической оданго. В ее небесно-голубых глазах плескалось лукавство и наивность одновременно.
-Ну… э… Ты кто? - только и смогла выдать Минако.
-Можешь звать меня Усаги, - радостно представилась девушка. - Мне кажется, я могу помочь.
-В чем? - заинтересовалась Мина.
-Ну… Ты же хочешь, чтобы кое-кто тебя любил, ну или хотя бы обратить на себя его внимание… - протянула Усаги.
-А зачем тебе это? - нахмурилась блондинка. - Да и зачем мне внимание этого ледяного… не буду говорить плохих слов… И вообще в наше время, перед девушкой всегда стоит непростой выбор: либо потерять невинность в борьбе за любовь, либо потерять любовь в борьбе за невинность. А я так не хочу! Почему нельзя просто любить? Зачем мне это?
-Затем, что ты его любишь, разве нет? К тому же… Истинная любовь не требует потери невинности, ты и сама это когда-то знала…
-Тебе то что? - в голубых глазах Мины сверкнули слезы.
-Я - Ангел… Некоторые называют Рождественским, кто-то считает Любовным… Мне просто хочется помочь тебе. Я буду твоим личным святым Валентином! Ты это заслужила.
-Чем же?
-Да хоть теми же валентинками, что ты делала всю неделю для всех сотрудников компании, чтобы каждый получил!
-Ты…. Откуда ты знаешь? - искренне испугалась девушка.
-Эх… я же говорила, что я - Ангел, - вздохнула Усаги. - Так как?
-Почему бы и нет? - пожала плечами Мина. - Только я не хочу сразу открываться… Может он еще и не моя Судьба?..
-Гм… несколько проблематично…. А если послать сообщения? Он знает твой номер?
-Он не знает, но и мне НЕИЗВЕСТЕН его номер! Что ты на это скажешь?
-Ха, подожди минутку! - усмехнулась Усаги и тут же исчезла.
Минако испуганно захлопала глазами, но еще больше она испугалась, когда через мгновения из ниоткуда опять появилась Усаги.
-Вот, держи! - протянула она бумажку с каким-то номером.
-Это то, что я думаю? - недоверчиво спросила Мина.
-Оно самое! И чего ты ждешь?..

Кунса Ито направлялся в офис, легко лавируя между других машин и удачно избегая пробок на улицах Токио. Каждый день его был похож на другой, но только на первый взгляд: управлять такой большой компанией как "Кёри Инкорпорейтед" нелегкий труд. Неожиданно раздался сигнал сотового.
-Странно, я же только вчера купил этот номер и никому его еще не давал… - пробормотал Кун. - Гм… Я не знаю этот номер, но… Что еще за сообщение?
Нет, это пока не признание
И совсем не обещание…
SMS-ка - только и всего,
Узнай попробуй от кого!
-Что еще за глупости? - рассердился Кун и, яростно давя на кнопки, удалил сообщение.

Поднимаясь в лифте, Кун все еще размышлял над личностью утреннего шутника, как телефон вновь запищал.
"Если ты удалишь это письмо, то ты любишь меня. Если ты сохранишь его, то ты хочешь меня. Если проигнорируешь, то ты страдаешь по мне. Так что же ты с ним сделаешь???"
-ЧТОООО?????! - взревел Кун, да так, что секретарша, встречающая его у лифта, никогда не слышавшая, чтобы шеф даже голос повышал, испуганно вытаращилась на мужчину, пытаясь спрятаться за документами.
В гневе Кун был просто великолепен: белоснежные волосы рассыпались по плечам, глаза цвета льда сияли яростью, крепкие мускулы перекатывались под изящным темно-серым костюмом. "Да что за глупости? Уже второе сообщение от этого нахала!" - продолжил мысленно возмущаться Кун, но… сообщение не удалил.

Просмотр контракта - важное и ответственное дело, отвлекаться в такие моменты не желательно. Кун это знал по собственному опыту, но прозвучал сигнал телефона и…
Увидишь ли слова любви немой,
Услышишь ли глазами голос мой?
-Опять, - простонал Кун. - Да кто это балуется? Сейчас позвоню в телефонную компанию, путь разбираются!
Но номер оператора сотовой связи он так и не набрал…

Утренняя пятнадцатиминутка обычно никогда не выходила за установленные рамки: господин Ито был из тех, кто ценит время и не загружает своих сотрудников излишними наставлениями. В этот же раз Ито-сан постоянно смотрел на сотовый, будто ждал что он превратится в огнедышащего дракона. Это заметили все. В неожиданно воцарившейся тишине, сигнал смс-ки был подобен грому небесному.
Я люблю тебя, но это тайна,
В душе моей - это секрет.
Спросить теперь тебя желаю:
Меня ты любишь или нет?
"А это уже наглость! Как такое можно спрашивать, если я понятия не имею кто отсылает это сообщение?" - удивлялся Кун, совершенно забыв про совещание.
-Кхм… кхм… Господин Ито, может совещание пора завершить? - наконец решился высказаться один из его заместителей.
-Что? А.. да… конечно, - рассеяно отозвался Кун.
-За документами в Киото можно отправить мисс Айно. Она надежный и сообразительный сотрудник, - заметил начальник отдела по связям с общественностью.
-Да, да, конечно, - согласился Кун, правда уверенности, что он все слышал ни у кого не было.
Уже на выходе из кабинета многие услышали писк телефона.
Любить тебя я не устану,
Забыть тебя я не смогу,
Писать тебе не перестану
Пока ответ не получу!
-Сейчас я такой ответ напишу!!! - прорычал Кун, но…
Все время что-то его останавливало: возможно, он считал, что отвечать на эти сообщения, значит признать, что они его затронули, а возможно что-то иное. А еще он продолжал сохранять сообщения…

Два часа телефон был абсолютно спокоен. Кун с недоверием поглядывал на трубку: уж не сломалось ли что или отключили от обслуживания? Он даже несколько раз проверял счет и техническое состояние сотового. Ничего! В том смысле, что все в норме, все в порядке.
Наконец около одиннадцати прозвучал долгожданный сигнал:
Между нами сейчас километры,
Но я голос твой нежный ловлю,
И мне хочется крикнуть сквозь ветви:
Я люблю тебя, очень люблю!
"Странно… И что сие значит?" задумался Кун: "Время отправления местное, что она имела в виду?"
Почему-то он ни на миг не усомнился, что автор сообщений девушка. О мужском внимании к себе он не думал, но в душе некое подозрение все же было.
И вновь раздался писк сотового:
Я здесь пишу - ты там читаешь,
Совсем не знаешь от кого!
А сердце плачет и страдает,
Что друг от друга далеко!
-Вот именно! От кого эти сообщения? Кто ты? - едва ли не взвыл Ито. - Да что за напасть такая?! Сотру…
Но опять рука не поднялась…

Ланч проходил в скомканной обстановке: Кун сам пригласил пообедать друга детства Масато, но сам же постоянно отвлекался на телефон.
-Да что с тобой? - не выдержал Сен-Джойн.
-Так… смс-лихорадка… - попытался отшутиться Кун.
-У тебя? - буквально вытаращился на друга Масато.
-Да. А что такого? - насупился тот в ответ.
-Ну… - договорить Масато не успел - телефон опять запищал.
"Природа нас с тобой столкнула
Меня заставила любить.
И где бы я не находилась,
Я не могу тебя забыть…"
"Все-таки девушка…" - в душе Кун испытывал большое облегчение от подтверждения своей догадки.
-Кун, с тобой точно все в порядке? - в голосе Масато чувствовалось искреннее беспокойство.
-Да… Просто этот день… День Святого Валентина… - сбивчиво произнес Кун. - А как Мако? Что ты подаришь своей жене?
-Ха, так я и сказал! - усмехнулся друг, но в глазах отразилась нежность. - Зато я знаю, что подарит мне Мако.
-Правда? И ты поделишься этим секретом со мной? - делано удивился Кун.
-Кхм… похоже, я стану папой… - смущенно и в то же время гордо ответил Сен-Джойн.
-Великий Будда… Как же я рад за тебя! Я… Ох, ребята, вы просто молодцы! - искренне обрадовался Ито.
-Ну… мы старались… - засмеялся Масато. - А ты? Когда мы хотя бы на твоей свадьбе погуляем?
-Мне и так хорошо, - как всегда отмахнулся тот.
Масато покачал головой, но спорить не стал. Он по собственному опыту знал, что судьба всегда найдет человека, главное дождаться…

Кун с каким-то нетерпением ждал новых сообщений. Он мог ругаться, рычать, но он их действительно ждал. И сообщения приходили.
Любовь пытаясь удержать
Берем как шпагу мы ее -
Один берет за рукоять,
Другой берет за острие.
Любовь пытаясь оттолкнуть,
Мы оба давим не нее…
-А дальше?
И "дальше" почти незамедлительно последовало:
Один эфесом другу в грудь,
Другой - под сердце острие.
И тот, кто лезвие рукой
Не в силах больше удержать,
Когда-нибудь в любви другой
Возьмет охотно рукоять…
-И?
И рук, сжимающих металл
Ему ничуть не будет жаль,
Как будто он не испытал
Как режет сталь, как режет сталь!
-Что-то моя Валентинка загрустила, - пробормотал Кун, перечитывая сообщения еще раз. - Что же с тобой случилось?

День незаметно катился к завершению, как и свободное место в телефоне. Кун уже подумывал какие сообщения можно стереть, чтобы новые помещались. В том, что будут новые, он нисколько не сомневался, хотя прошло уже около часа, а от Валентинки, как назвал неведомого абонента Кун, не было ни звука, точнее ни буквы. Наконец раздался долгожданный смс-сигнал.
Ты как белый снег летаешь,
Ты меня не замечаешь,
Ты в моих ладонях таешь…
Спорим, ты по мне скучаешь?!
-Шутница… - рассмеялся Кун. - Но я, похоже, действительно скучаю без твоих сообщений. Я даже на работе сосредоточиться не могу!

Тихо падает снег на ладони и тает.
Ты сейчас не со мной, мне тебя не хватает.
Как хотелось бы мне в этот снег превратиться
И на ладони твои потихоньку ложиться…
-А ты умеешь красиво говорить… Вот искренна ли ты? - спросил Кун у безмолвного телефона.
Эти маленькие и в чем-то несерьезные сообщения затронули глубинные струны его души, то, о чем он и сам не любил вспоминать, чтобы не чувствовать свое одиночество так остро.
-Кто же ты?..

В пять тридцать после полудня, когда работа потихоньку сходила на нет, пришло еще одно сообщение:
Прости, но слов я нежных боле не найду.
Я лишь хочу сказать, что я тебя люблю…
-Что значит "не найду"? Не смей останавливаться! - возмутился Кун.
Со стороны это выглядело очень странно: к кому может обращаться молодо человек в совершенно пустом кабинете, не разговаривая при этом по телефону? Но в данный момент его это не волновало.
-Я должен узнать кто ты! Обязательно должен!!! - воскликнул Ито.
-Могу помочь… - нежданно раздался глубокий голос.
Кун удивленно оглядел свой вроде бы пустой кабинет. Оказалось, что он уже не пуст: в кресле напротив сидел молодой черноволосый человек в доспехах и с мечом. Но Кун не слышал, чтобы кто-то входил в кабинет.
-Глюк… - пробормотал Кун, ошарашено глядя на посетителя.
-Нет, не глюк. Просто ангел, точнее Начальник Любовного Ведомства Купидона, - покачал головой парень.
-Ты - Купидон? - недоверчиво поинтересовался Ито.
-Нет… Я не Купидон… Я - Эндимион. Купидон - что-то вроде должности, - представился парень.
-Полный глюк, - решил сам для себя владелец кабинета.
-Расслабься, я не галлюцинация, и ты не сходишь с ума, - поспешил его успокоить Эндимион.
-Ладно, поверю. Сходить с ума никому не хочется…
-Вот и замечательно! - радостно хлопнул в ладоши Эндимион. - Предвижу твой вопрос: почему я тут. Видишь ли, кое-кто вмешался в историю… Ты должен был познакомиться с одной личностью только в следующем году. Да вот Пресветлая Селена решила иначе. Теперь я вынужден заканчивать то, что она начала.
-Какая еще Пресветлая Селена? Какая личность? И ты утверждаешь, что я не схожу с ума?!
-Да… Гм, пересказ всей небесной иерархии - дело длинное и неблагодарное, уж поверь. Пресветлая Селена - одна из Высших ангелов. С ней спорить бесполезно, да я и не хочу. Зачастую она бывает права, просто мы не все понимаем и не можем чувствовать души так, как она. Думаю, для тебя сейчас главное - найти автора сообщений, приходивших целый день.
-Мне для этого нужно идти за семь морей? - от такого количества такой информации Кун уже не понимал что говорит.
-Зачем же? Просто выйти в коридор… Пойдем, я сам все покажу.
Не поленившись обойти стол, Эндимион подошел к Куну и, взяв его за руку, потащил к двери.
Выйдя в коридор, пройдя мимо слегка прибалдевшей секретарши, молодые люди подошли к стеклянной стене одного из отделов.
-Только не говори, что она работает у меня, - нахмурился Кун.
-А я и не говорю, - усмехнулся Эндимион. - Смотри, вон за тем дальним столом у окна блондинка в светло-синем костюме… Минако Айно…
Кун посмотрел куда указал Эндимион и буквально застыл. В какой-то миг перед его взором пронеслась странная картина: золотоволосая девушка, нет богиня прижималась к его плечу, доверчиво глядя голубыми глазами в его лицо.
-Венера… - еле слышно прошептал Кун.
-Видимо воспоминания возвращаются к тебе, - Эндимион коснулся его плеча.
-Что? О чем ты? - внезапно охрипшим голосом спросил тот.
-Давным-давно, когда Земля была намного моложе, на небесах жила ангел по имени Венера. Люди принимали ее за богиню, но это было не так. Однажды Венера встретила смертного мужчину и полюбила его… навеки. В войне с титанами, мужчина погиб, защищая возлюбленную. Венера не пожелала жить вечно без него. Господь сжалился и послал ей новую, но смертную жизнь, чтобы она смогла соединиться со своим любимым…
-Тот человек… Он… Кто он?
-Ты правильно понял… Он - это ты, Кунсайт… - дружески улыбнулся Эндимион. - Теперь все в твоих руках… А мне пора!..
-Ну что ж… посмотрим, что будешь делать ты… - улыбнулся Ито и вернулся в кабинет.
Усевшись в кресло, Кун щелкнул по селектору:
-Мисс Химано, пригласите пожалуйста мисс Айно, и пусть она захватит документы, что привезла из Киото.
"Теперь многое понятно. Она уезжала, поэтому были те слова!" - обрадовался как ребенок своей догадке Кун.
Через пять минут в кабинет, прижимая к груди папку, вошла Она.
"Какая же ты красавица!" - восхитился Кун. Но он знал, что красота девушки многолика, как и безгранично ее сердце.
-Присаживайтесь, мисс Айно. Мне бы хотелось лично услышать о том, как все прошло в Киото, - спокойно произнес Кун, в тоже время отправляя сообщение.
-Да, конечно. Господин Набутоши хотел лично с Вами переговорить… - несколько неуверенно начала Минако, но ее прервал нежный перелив мелодии, оповестивший о получении сообщения. - Извините…
-Ничего страшного, - отмахнулся Кун и, видя, что девушка не собирается читать сообщение, предложил - Вы посмотрите что там. Может что-то серьезное, важное. Возможно родственники…
-Я… ну… - смущенно пролепетала девушка и потянулась за сотовым, который был прикреплен к поясу юбки.

Минако буквально тряслась: ну кто мог послать ей сообщение в такой момент! Номер был ей незнаком.
Хочу ласкать тебя руками
И твои губы целовать,
И бурным ласкам предаваться!
Хочу тебе себя отдать!
Краска мгновенно залила лицо девушки, даже уши покраснели: никто никогда такого ей не говорил, пусть и по телефону! За смущением она не заметила, как шеф поднялся с кресла, подошел и встал у нее за спиной.
-И что ты ответишь? - вкрадчиво произнес Кун прямо над ее ухом.
Минако с криком подпрыгнула на стуле, измудрившись при это развернуться.
-Ты… ты… - девушка никак не могла подобрать слов то ли для возмущения, то ли для обиды.
-Да, я! Ты думала, я не смогу тебя найти? Мне, конечно, помогли, но я все равно рано или поздно сделал бы это и сам! - довольный собой ухмыльнулся Кун.
Минако и сама не поняла как, но в тот момент в ее душе разгорелся такой гнев, что она, не думая, влепила вообще-то начальнику пощечину. И тут же испугалась своего поступка. Кун тоже был мягко говоря удивлен: он ожидал всякого, но такого…
-Вы… Все…. Все вы мужчины гады - только одного от девушки ждете, - сквозь слезы пробормотала Мина.
-Ох, глупенькая… Минако, я же не хотел… Я не думал об этом, когда посылал такое сообщение. Мне хотелось помучить тебя, как и ты меня! - стал оправдываться Кун. - Честное слово, я не имел в виду того, что ты подумала!
-А что я должна была подумать?! Что?! - уже захлебываясь слезами, прокричала Мина.
С большой нежностью и осторожностью Кун тут же привлек к себе девушку, шепча ей на ушко нежные слова.
Телефонная трель была как всегда внезапно.
-Да? - раздраженно бросил Кун, даже не глянув на номер.
-Кун, это вообще-то Масато… Я просто хотел пригласить тебя к нам на вечер. Похоже, соберутся все наши… Приходи, мы будем рады!
-Не могу! Мы с моей будущей женой идем ужинать в "Кисараги", так что извини, как-нибудь в следующий раз, - спокойно ответил Кун и, не обращая внимания на крики: "Какая будущая жена? У тебя же никого не было!", отключил телефон.
-Ты это серьезно? - прошептала Минако, глядя на Куна широко распахнутыми глазами.
-Да! Я не могу тебя упустить! Слишком долго ждал… - улыбнулся тот в ответ. - Но ты мне не ответила… То предложение себя тебе было всерьез!
-Я?.. Ну.. Подожди минутку, - тоже улыбнулась Минако и взялась за сотовый, что-то быстро набирая.
Резкий сигнал заставил Куна обратить внимание на свой сотовый.
"_| _| _| _| _| _| - это биение моего сердца, когда ты рядом.
------------------ - а это в твое отсутствие!"
-Такой ответ устроит? - лукаво улыбнулась Минако.
-Вполне! - согласился Кун и нежно поцеловал любимую.

-Ну, Эндимион, ведь я была права!
-Ох, Селена, все равно так нельзя! И почему я тебе все прощаю?
-Потому что любишь меня, потому что я люблю тебя…

Конец

0

5

"Дар небес"
Автор: Королева Марго

Обратно

Посвящяется моей доброй подруге Озме, показавшей мне, помимо Серенити и Эндимиона в Мире Сейлор Мун есть и другие прекрасные пары…

«Так мы и пытаемся плыть вперед,
борясь с течением, а оно всё сносит
и сносит наши судёнышки обратно в
прошлое».

Ф.С. Фицджеральд

Глава 1

Морские волны разбивались о скалы, обдавая стоявшую на берегу женщину бриллиантовой пылью соленых брызг. Солнце опускалось за горизонт, укутывая мир в пурпурную мантию. Живое золото девичьих волос пылало в его лучах небесным огнем. Но вот глаза девушки… Их взгляд навевал воспоминания о пустоте далекого космоса. Крики чаек, похожие на жалобный плач, заставляли её сердце сжиматься от нестерпимой боли. Боли раскаяния и чувства вины… Боли одиночества…

Король Эндимион и Королева Серенити под руку шли по дворцовой набережной. Полный забот день остался наконец-то позади, и они могли наслаждаться редкими минутами покоя. Пара королевских телохранителей пыталась увязаться за ними, но Его Величество пообещал проткнуть каждого дюжиной своих магических роз, если они немедленно не оставят их с королевой наедине. Вдыхая морской воздух, Правители Земного Королевства медленно шли вдоль берега. Они не разговаривали. Бывают такие минуты, когда любые слова кажутся лишними.
Неожиданно Королева вздрогнула и тяжело вздохнула.
- Что с тобой, милая? - в голосе Эндимиона послышалась тревога.
В ответ Серенити лишь указала на пирс, выдающийся в море подобно острию клинка. На самом его краю виднелась одинокая женская фигура в оранжево – белой матроске.
- Минако…, - понимающе кивнул Король, - Опять она здесь. Смотрит в морские дали и как–будто ждет чего-то.
- Может быть счастья?
- Как говорит Макото, счастье приходит, только если за ним как следует погоняться!
- Ей одиноко, Мамору… Мы все здесь по уши в делах, иногда устаем так, что хоть волком вой. Но у каждого из нас есть кто-то, в чьих объятиях мы находим успокоение и забвение от всех тревог. А Мина совсем одна. Она единственная из Сенши Внутренних Планет так и не вышла замуж.
- Аутеры тоже одиноки.
- Ну, Хотару еще слишком молода. Харуке и Мичиру вполне хватает друг друга. А Сетсуна – это вообще особый случай! Но они-то все время в разъездах и нечасто бывают в Хрустальном Токио. А Минако редко покидает планету. Я и ты, семьи Ами, Рей и Мако у неё постоянно перед глазами… Не представляешь с какой тоской Мина иногда смотрит на Маленькую Леди! Но она никак не может найти свою любовь…
- Может быть потому, что ей не так-то легко угодить?
- И поэтому тоже. Но видишь ли… Все остальные девочки встретили своих избранников до того, как души Воинов Серебряного Тысячелетия окончательно пробудились в них. Прошлое не так властно над ними. А Мина… Знаешь, первую любовь всегда нелегко забыть, особенно если она закончилась так трагически. Воспоминания о прошлом причиняют ей слишком большую боль...
- Я знаю, о чем ты говоришь. Точнее – о ком…

Тяжело вздохнув и бросив последний взгляд на морские волны, Минако повернулась и пошла к причалу. Вдалеке, на аллее ведущей к летней королевской резиденции, она заметила две фигуры – женскую, в длинном белом платье, и мужскую, в лиловом смокинге и плаще. Серенити и Эндимион… Венера надеялась, что Их Величества не видели её. И так она уже недавно выслушала лекции относительно своего странного поведения от Луны и Рей! Ами хватило такта промолчать, хотя её глаза говорили о многом. Что же до Макото, то она решила, что надо действовать, а не рассуждать! И в надежде развлечь Минако стала таскать её на всевозможные увеселительные мероприятия, начиная выступлением камерного оркестра и кончая мужским стриптизом. Вот только ничто не в силах было избавить её от саднящей боли в сердце и сосущей пустоты в душе. Может ей стоит поговорить с Усаги? Вдруг Мамору рассказывал ей что-нибудь о… О нем! Самого Эндимиона об этом спрашивать она не осмелится.
Какое-то странное чувство заставило её обернуться. Сердце ни с того ни с сего тюкнуло невпопад и заколотилось часто – часто! Ей показалось вдруг, что кто-то стоит у неё за спиной. Кто-то чужой и бесконечно близкий ей одновременно. Но там было пусто, лишь солнце, почти скрывшееся за горизонтом, обращало к ней свой лик. «Ты сумасшедшая, Минако! Глупая мечтательница! Чудес не бывает, во всяком случае, не в твоей жизни…» Она не видела, как Королева Серенити повернулась в её сторону и в небесно голубых глазах плеснула древняя магия…

Есть легенда, что когда-то на Луне жил маленький кролик, который пёк рисовые лепёшки и дарил их Земле. Как чудо. Как спасение. Как воскрешение… Нео – Королева Серенити когда-то носила имя Усаги Цукино. С японского оно переводится как «лунный кролик»… Чудо было даровано той, кто молил о нем.

Глава 2

После ночного шторма морской берег напоминал подводное кладбище. Белый песок пляжа был весь усыпан водорослями, раковинами, морскими звездами и даже обломками кораллов. Смотритель маяка, старый Хакеши Рино, как всегда вышел на промысел. Во время бурь море нередко выбрасывало на мол занятные вещи, он собирал их, чистил, покрывал лаком, и продавал потом в городе туристам. Это приносило неплохую прибыль. Но сегодня Бог Океана, похоже, решил подшутить над стариком. Сначала он решил, что это большая рыбина, тоже ставшая жертвой разбушевавшейся стихии, может осетр или даже дельфин. Только когда до тела, распростертого на песке, осталось шагов десять, Хакеши понял, что перед ним человек! Выронив корзинку с ракушками, старый смотритель осторожно подошел к утопленнику. Это оказался еще молодой мужчина, лет двадцати пяти на вид, но совершенно седой. Впрочем, возможно у него был просто такой цвет волос, как у того же милорда Ятена, близкого друга Её Величества. Одежды на незнакомце не было, но это не так уж и удивило Хакеши. Парень вполне мог сбросить её в воде, чтобы не мешала плыть. Гораздо более странным показался старику уродливый багровый рубец на груди мужчины. Рана, казалось, была нанесена раскаленным оружием, но не малейшего следа ожогов на коже не было видно. Чертовщина, какая-то! Незнакомец вдруг дернулся и чуть слышно застонал. Да, он жив! Невероятно! Секунду поколебавшись, старик взвалил раненого себе на плечи и потащил по направлению к маяку.
Состояние у парня оказалось очень тяжелое. Лихорадка, высокая температура. То ли слишком долго пробыл в холодной воде, то ли дело было в ране. Хакеши запасся в городе кучей всяких лекарств и начал выхаживать Кэйси, как он стал про себя называть своего пациента. Это имя он дал парню из-за странной татуировки, выполненной золотой краской у него под левой лопаткой. На рисунке, здорово напоминавшем какой-то герб, была изображена роза, закрытая четырьмя перекрещенными мечами, кристалл, похожий на осколок льда, и две руны, которые при желании можно было прочесть как английские буквы "Кэй" и "Си". Может эти символы и не имели никакого отношения к имени незнакомца, но старику надоело называть его просто "парнем".
Через неделю пациент очнулся. Вернувшись из города, Хакеши начал как обычно разгружать на столе покупки и вдруг натолкнулся на жесткий взгляд льдисто - голубых глаз своего гостя.
- Ну, наконец-то! - старик радостно всплеснул руками, - А я уж боялся, что ты никогда не придешь в себя.
- Где я, черт побери, и кто ты такой?!
- Тот, кто спас тебя, парень, - с легкой обидой в голосе ответил старый смотритель, - Я нашел на берегу твое почти бездыханное тело и выходил. А зовут меня Хакеши Рино, если тебе интересно.
- Что это за место? - Маяк близ городка Сейлорбург. Я здешний сторож. А тебя-то, кстати, как зовут?
- Это неважно, старик. Повтори, как ты назвал город?
- Сейлорбург, - пожал плечами Хакеши. - Что-то я не припомню в Японии такого места, - глаза раненого странно блеснули, - А это ведь Япония, не так ли?
- Ну да! Но как же так? Город уже три года носит это имя. С тех самых пор, как здесь построена летняя королевская резиденция.
- Чья резиденция?!
- Королевская. Летний дворец Их Величеств, Нео - Королевы Серенити и её супруга, Короля Эндимиона.
Краска полностью сбежала с и так бледного лица молодого человека. Сведенные судорогой пальцы впились в одеяло, из горла вырвался сдавленный хрип.
- Эй, парень, что с тобой?! Тебе плохо? - испуганный Хакеши подскочил к своему пациенту. - Нет, нет, все в порядке! - тяжело дыша, раненый откинулся на подушку, - Послушай, старик, - через некоторое время начал он, - Я попал в серьезную передрягу. Кажется, у меня что-то с памятью… Почти ничего не помню ни о Короле, ни о Королеве. Расскажи мне.
- Во - первых, воспитанные люди говорят "пожалуйста", а во - вторых, я в отличие от тебя назвал свое имя - Хакеши. Будь любезен, обращайся ко мне соответственно. - Ладно… Хакеши… Расскажи мне о Короле и Королеве… Пожалуйста! - последнее слово далось молодому человеку явно с трудом.
- Так-то лучше… Только сначала выпей вот это, - смотритель протянул раненому чашку с каким-то напитком.
- Что это? - парень понюхал варево с явным недоверием.
- Лекарство! Ты пациент, а я твой врач. Так что пей, а то я ничего рассказывать не буду!
Тяжело вздохнув, раненый с явным отвращением выпил жидкость:
- Ну и гадость!
- А когда ты слышал, что лекарства должны быть вкусными? Ладно… Послушай, парень, неужто ты и в самом деле ничего не помнишь о Королеве Серенити? Не помнишь Великого Оледенения и последовавшей за ним Смутной Эпохи? Не помнишь, как Мессия, наша Нео - Королева Серенити, пробудила Землю от долгого сна и рассказала нам об истинном устройстве этого мира, о Магии, о жизни на других планетах? Не помнишь, как был создан прекраснейший на Земле город - Хрустальный Токио?!
- Сейчас, когда ты говоришь, что-то начинаю припоминать. Послушай, а что случилось с Темным Королевством?
- Темным Королевством?
- Ну да! Королева Погибель, Владыка Металлия…
- Ты говоришь о первой битве Сейлор - Воинов после их воскрешения?
- Да! Ну, говори же, прошу тебя! - голос молодого человека дрожал от напряжения.
- Королева Серенити, то есть тогда он была еще Принцессой, одолела Металлию, кажется с помощью Серебряного Кристалла.
- И не погибла сама?!
- Она же не просто Воин, она - Мессия!
- И сколько лет прошло с тех пор?
- Послушай, парень, я не спец по истории…
- Тыща или около того.
Раненый снова откинулся на подушку, с трудом сдерживая истерический смех. Его трясло, словно в припадке падучей, на лбу выступил пот.
- Ха - ха - ха! Не могу поверить! Десять веков прошло! Десять веков! О Берилл уже никто и не помнит, а эта выскочка Сейлор Мун стала правительницей всей Земли! Черт, у того, кто создавал этот Мир весьма своеобразное чувство юмора!
Хакеши с беспокойством посмотрел на своего пациента. Кажется, у того опять начался бред. Пока парень неделю метался в жару, старый смотритель от него таких вещей наслушался, просто ужас! Что-то о смерти, демонах, юмах, о каких-то радужных кристаллах… Раз или два он упоминал некого Эндимиона, но был ли это их Король, Хакеши не знал.
- Послушай, по - моему тебе стоит поспать, а то, как бы опять не поднялась температура!
- Да, да, ты прав… Мне нужно отдохнуть… - раненый вытянулся на постели и закрыл глаза.
Вообще-то он просто хотел, что бы его оставили в покое. Он не думал, что я ему удастся уснуть в ближайшем будущем, но то ли старик подмешал что-то в свое варево, то ли просто измученный организм взял свое, но не прошло и десяти минут, как он провалился в забытье. Ему приснился очень странный сон, хотя, проснувшись потом в холодном поту, он так и не смог его вспомнить. Он держал в своих объятиях девушку с небесно - голубыми глазами и волосами похожими на солнце, прекрасную, точно весна. Она счастливо смеялась и шептала ему слова любви. Потом вместо неё неожиданно появилась женщина с огненно рыжими волосами и хищной улыбкой на губах. Она повелевала убить чудовище, и ей невозможно было не подчиниться. Демон умирал и вдруг превращался в ту самую девушку. И он никак не мог отвести глаз от её искаженного в смертной муке лица.



Глава 3

Лорд Кунсайт, бывший генерал Темного Королевства, сидел за столом в маленькой комнатке под крышей маяка и покрывал лаком кружевную резьбу на поверхности морской раковины. Расскажи ему кто-нибудь такое еще несколько месяцев назад (по его собственному счету, разумеется), он бы испепелил наглеца на месте! Когда Хакеши, спустя пару недель после выздоровления Кунсайта, предложил ему помочь с товаром, намекнув, что жилье и еду неплохо бы отработать, экс - генерал пришел в ярость. Однако старика ничуть не смутили оскорбленное рычание и испепеляющие взгляды бывшего Лорда. Оборвав Кунсайта на полуслове, смотритель заметил, что у него здесь не благотворительный фонд, и если он, Кэйси, хочет и дальше тут жить, то пусть будет любезен, работает!
Поругавшись пару дней, Кунсайт взялся за банку с лаком. Ему некуда было идти! У него больше не было ни прошлого, ни будущего, ни даже имени. Он потерял цель, ради которой стоило жить, потерял дом и друзей. Впрочем, их у него никогда и не было. Демонам, подобным ему самому, неведомы какие либо чувства кроме ненависти. Хотя… Зой не мало значил для Кунсайта, и он так и не смог простить Берилл расправы над своим учеником.
Бывший Лорд часто вспоминал ту ночь, первую после своего загадочного воскрешения. Когда Хакеши уснул, он с трудом добрался до окна и долго смотрел на звезды. Слезы, первые за его долгую жизнь, текли и текли пол лицу, никак не желая останавливаться. Вот только чем они были вызваны - болью потери или же облегчением?! Впервые в жизни он чувствовал себя свободным…
На лестнице вдруг послышался какой-то шум. Дверь распахнулась и в комнату вбежала девчушка лет пяти. Её локоны цвета утренней зари были уложены в подозрительно знакомую прическу. Не нужно было быть Шерлоком Холмсом, что бы понять, что это за ребенок. Хакеши не мало рассказывал ему о Маленькой Леди Серенити, Принцессе Хрустального Токио. Увидев Кунсайта, девочка замерла:
- Привет! А где Хакеши?
- Уехал в город.
- А ты кто?
Кунсайт не успел ответить. С улицы послышался женский голос:
- Маленькая Леди, ты здесь?
Бывший Лорд почувствовал, как дрогнуло вдруг его сердце. Что-то такое было в этом голосе… Что-то бесконечно близкое и в тоже время далекое… Нечто, вызывающее в его душе бешеный вихрь чувств, адскую смесь гнева и наслаждения. Снаружи донесся стук каблучков, и через секунду в дверях появилась молодая женщина. Великая Тьма, вот это девушка! Стройное тело, как будто выточенное из мрамора, роскошные золотые волосы, сияющие ярче солнца, голубые глаза, глубокие словно горные озера… За свою жизнь Кунсайт видел много красивых женщин, но не одна из них не шла ни в какое сравнение с чудом, стоявшим сейчас на пороге его комнаты. Потом взгляд бывшего Лорда упал на одежду девушки, короткую бело - оранжевую сейлор - фуку. И только тогда Кунсайт понял, кто перед ним, и поразился - как же он не узнал её сразу!
Экс - генерал сдернул с лица защитную маску, которую надевал что бы не дышать целый день краской и лаком. Впрочем, Сейлор Венера и так уже узнала его по льдисто - голубым глазам и белым как снег волосам. В её глазах на мгновение плеснуло странное чувство, которое Кунсайт затруднялся определить, потом отразились ужас и боль. Она походила на птичку, пойманную в клетку коварным охотником по - имени судьба. Экс - генерал не знал, почему его вид поверг Воительницу в такой шок. Да, разумеется, она не ожидала встретить его в мире живых, но что бы впадать в такой ужас! Кунсайт почему-то был уверен, что вздумай он сейчас атаковать, смог бы взять Венеру голыми руками.
Впрочем, девушка быстро вернула самоконтроль. Уязвимое выражение исчезло из её глаз, сменившись холодным блеском.
- Усаги, - не отводя взгляда от Кунсайта, шепнула девушка, - Быстро возвращайся домой! Меня не жди!
- Но Венера… - жалобно начала Принцесса.
- Мигом!
Забавно надув губки, девочка бросила на Воительницу обиженный взгляд и выбежала наружу. Усмехнувшись, экс - генерал отвесил гостье преувеличенно изысканный поклон:
- Сейлор Венера!
- Лорд Кунсайт! - её голос мог заморозить и черта в преисподней, - Вот так встреча! Я думала, Вы давно горите в аду. Вас же поразило собственным оружием…
- Очевидно, и Вы и я переоценили мои силы. Я был всего лишь ранен, тяжело, но не смертельно.
- Какая жалость! Что Вы здесь делаете?!
- Пытаюсь заработать себе на жизнь, - Кунсайт кивнул на стол, заваленный морскими раковинами и баночками с лаком.
Венера даже не взглянула в ту сторону:
- Как ты тут очутился и где пропадал все это время?!
Ого, девочка, кажется, разозлилась не на шутку! Голубые глазки так и сыплют молниями. Впрочем, когда злится, она становится еще симпатичнее… Но не будем играть с огнем.
- Никто не хочет знать это, так как я! - чуть отступив, он поднял руки в успокаивающем жесте, - Я очнулся месяц назад в этой самой комнате. Старик Хакеши сказал, что нашел меня на берегу моря после бури в полумертвом состоянии и выходил. Последнее, что я помню - это как меня ударило собственной же энергией. И не волнуйтесь, Леди Венера, я вовсе не намерен возрождать здесь дело Темного Королевства. Я не сумасшедший!
- Интересно, почему это я должна Вам верить?!
- Например, потому, что я до сих пор не попытался испепелить Вас на месте!
- Хотела бы я посмотреть, как у Вас это получится!
- Вы правы. Я чувствую, что Ваши силы значительно возросли, а мои же - наоборот убыли. Если Вы захотите напасть на меня, вряд ли я сумею оказать достойное сопротивление
Вообще-то Кунсайт лукавил. Конечно, он еще не до конца восстановился после ранения и не был способен на фокусы из разряда Высшей Магии, типа создания юм, телепортаций или смены облика… Но потенциально его способности ничуть не уменьшились, и он по-прежнему шутя мог одолеть эту девчонку. Вот только делать этого ему почему-то не хотелось! Представляя себе её искалеченное Черной Магией тело, Кунсайт испытывал почти физическую боль…
Какое-то время оба молчали.
- Что вы собираетесь делать? - нарушила тишину Сейлор Венера.
- Еще не знаю. Но я клянусь, что не доставлю беспокойства Вам и Вашим друзьям.
- Хорошо. Мне почему-то кажется, что Вы и впрямь не опасны, - при этих её словах бывший Лорд с трудом сдержал улыбку, - Можете отправляться на все четыре стороны… Но имей ввиду, Кунсайт, если мы почувствуем где-то поблизости излучение Темной Силы, я буду знать на кого возложить вину!
- Конечно, моя леди, - он слегка склонил голову.
Кивнув, девушка направилась к двери.
- Леди Мина, постойте! - воскликнул Кунсайт, повинуясь неведомому чувству. Он просто не мог позволить ей так уйти…
Венера дернулась, словно от удара.
- Почему Вы так назвали меня?!
- Назвал Вас? Как?
- Мина…
- Я так сказал?
- Да, сказали! Почему?
- Не знаю… Просто вырвалось. Но ведь Ваше полное имя Минако Айно, не так ли?
- Да, но Миной меня называют только самые близкие люди.
- В самом деле? Тогда простите меня.
- Ладно, не важно… Вы что-то хотели сказать?
- Да… - Кунсайт лихорадочно пытался придумать что-нибудь правдоподобное, - Пожалуйста, не говорите обо мне ничего другим Воинам. Они могут оказаться не столь милосердными, а сражения с компанией Сейлор - Сенши мне сейчас не выдержать.
- Я и так не собиралась им рассказывать.
Она исчезла. Вытерев со лба пот, Кунсайт рухнул в кресло. Сердце колотилось так, словно он пробежал стометровку. У него что - опять лихорадка? Рецидив?! Что есть такого в этой девушке, что, глядя на неё, он, вместо того, что бы думать о том, как отомстить ей, своему давнему врагу, пытался представить, каковы на вкус её алые губки?! Нет, он определенно начинает сходить с ума…



Глава 4

Минако в одиночестве сидела у стойки бара. Помешивая соломинкой коктейль, уже третий за последние полчаса, она равнодушно смотрела на феерию огней цветомузыки и пары, скользящие по залу ресторана в медленном танце. Где-то среди них плавно вальсировали со своими мужьями Макото и Ами.
Девочки вытащили её на это мероприятие в надежде немного развлечь, но эффект получился прямо противоположный. Церемония открытия нового супер отеля "Айсберг", принадлежавшего таинственному миллионеру - чудаку по фамилии Айс, немного развлекла Минако, тем более что сам владелец на праздник почему-то не явился, и репортеры устроили из-за этого настоящий скандал. Но банкет, последовавший за торжественной частью, навевал на неё тоску и неприятные мысли.
Прошел почти год с тех пор как она встретила Кунсайта на маяке Хакеши. Венера не знала, как назвать случившееся - чудом или кошмаром! Человек, которого она некогда любила и который любил её… Потом враг, убивший её в прошлой жизни и едва не повторивший это в новой… Лорд Кунсайт… Кун… Еще недавно ей казалось, что она давно простила ему дела минувших дней, и что вернись он каким-то чудом в её жизнь, сделала бы все… все, что бы он навсегда остался с ней. Но чудо случилось, а она оказалась не готова принять его. Спустя десять дней после той встречи, Минако, все же подавив глас рассудка и свою гордость, примчалась на маяк. Но Кунсайта там уже не было! Старик Хакеши, ворча себе под нос, сообщил ей, что его помощник уехал больше недели назад. Вдруг ни с того ни с сего собрался и умчался в неизвестном направлении. При этом был очень возбужден и все время шептал: "Нет, так больше не может продолжаться! С этим надо что-то делать…"
Выйдя на улицу после разговора со смотрителем, Минако прошла несколько десятков метров, упала на песок и долго лежала без движения, пытаясь привести мысли и чувства в порядок. На что она собственно рассчитывала? Он как был, так и остался Темным Лордом. Наверняка Кунсайт в тот же день забыл об их встрече, а если и нет, то вспоминал её, Минако, только как своего врага по досадному недоразумению оставшегося в живых. Но эти мысли почему-то не вызывали у неё гнева. Все о чем она могла думать, вспоминая Кунсайта, это о шелковистых прядях его белых как антарктический снег волос…

- Я давно хотела спросить, Кун, почему у тебя такие странные волосы? Это не седина, я вижу, и на альбиноса ты тоже, вроде, не похож!
- А я их крашу.
- Что?!
- Это шутка, солнышко! В самом деле, такой необычный цвет волос означает, что я чистокровный маг. У простых людей волосы бывают разных оттенков от белокурого до черного, и все. А взгляни на нас, владеющих Силой… У тебя и твоей Принцессы волосы - чистое золото, у Королевы Серенити - серебро, у Сейлор Меркьюри они синеватые… А один раз на Луне я видел девушку в костюме сенши, кажется она была из аутеров, так у неё волосы вообще ярко зеленые, ну, чистый аквамарин!
- Должно быть, это была Сейлор Нептун. Да, она Внешний Воин…
- Они сильнее вас, иннеров?
- Да, и поэтому охраняют нашу Солнечную Систему от вторжения из вне. Они очень редко покидают свои посты и появляются в Серебряном Тысячелетии.
- Я рад, что ты не из аутеров.
- Почему?
- Если бы жила не на Луне, любовь моя, мы могли бы так никогда и не встретиться…

Машинально помешивая соломинкой коктейль, Минако грезила о прошлом. Поэтому мужской голос, прозвучавший у неё над самым ухом, не сразу вернул девушку к реальности. Он просто показался ей продолжением воспоминаний.
- Пить в одиночестве дурной тон, моя леди!
Наконец, до Минако дошло, что это уже сон. Резко повернувшись, она встретила пронзительный взгляд льдисто - голубых глаз Кунсайта.
- Какого черта ты здесь делаешь?! - только и смогла вымолвить она.
- Как грубо! - Экс - Лорд уселся рядом с ней, - Могу я угостить тебя? Эй, бармен… - он махнул рукой парню, работающему за стойкой.
Онемев от его наглости, Минако молча смотрела, как Кунсайт заказывает два бокала самого дорогого вина. Вручив девушке фужер, бывший генерал слегка коснулся его своим. Раздался мягкий звук, похожий на звон колокольчиков.
- За нас, Леди Венера, и за нашу неожиданную встречу!
Минако машинально поднесла бокал к губам, и тут к ней внезапно вернулся дар речи.
- Ты что, спятил? Здесь же сейчас почти все Воины в Матросках. Если тебя кто-нибудь из них узнает… - она бросила взгляд на другой конец стойки, у которого ворковали Рей и Ючиро.
- Никто меня не узнает, я замаскировался! - он и впрямь был не похож сам на себя в дорогом элегантном костюме, тонких затемненных очках, и с волосами, забранными на спине в прическу вроде той, что носил Зойсайт, - Кстати, как вам нравиться мой отель?
- Да ты… Что?! Твой отель… Минутку, так это ты тот чудаковатый миллионер Кэйси Айс?
- Ну, да, - вдруг подавшись вперед, Кунсайт сжал руку девушки в своей и поднес её пальцы к губам..
- Что ты делаешь?! - чуть не на весь бар закричала Минако. Его прикосновение электрической дугой пронзило нервы и тело, заставив её подскочить на месте.
- Целую твою руку, разумеется! И не надо так шуметь, а то на нас и впрямь кто-нибудь обратит внимание.
И действительно, Сейлор Марс уже подозрительно поглядывала в их сторону. К счастью, в новом облике Кунсайта оказалось не так просто узнать, да и в баре было полутемно.
- Послушай, убирайся отсюда, пока кто-нибудь из девочек не поинтересовался, какой это нахал мне докучает, - Минако чувствовала, что теряет самообладание. И отнюдь не от гнева…
- Хорошо, я уйду, если ты подаришь мне танец.
- Что?!
- Ну, вот на нас уже начали оборачиваться. Ты же не хочешь скандала? Один танец, и я оставлю тебя в покое!
Рей, встав из-за стойки, уже направлялась к ним. Если она увидит с кем это тут любезничает её подруга… Вскочив на ноги, Минако потащила Кунсайта на танцплощадку. Затерявшись среди пар, они остановились. Его руки обвились вокруг её талии, притягивая молодых людей друг у другу. Тело Кунсайта даже сквозь одежду казалось раскаленным, от запаха его кожи у Минако мгновенно закружилась голова. Превратившись в сплошной комок оголенных нервов, он дрожала в его объятиях, точно пойманный зверек.
- Не бойся, солнышко, - вдруг прозвучало у неё над ухом, - Я не обижу тебя…
Сердце бешено заколотилось. Он уже говорил так, давным-давно, когда…

- Замечательный бал, правда, Кун?
- Да, конечно, но я предпочел бы, что бы он по быстрее закончился.
- Почему?
- Сегодня наша делегация ночует здесь, на Луне. Выделенная мне комната находится как раз над твоими покоями!
- На что это ты намекаешь?!
- А ты догадайся!
- Кун… Я не уверена, что…
- Не бойся, солнышко, я не обижу тебя…



Глава 5

В лице спящей девушки было что-то детское. Во сне оно утратило свое сосредоточенное выражение, нахмуренные брови расправились, губы чуть приоткрылись и стали по-младенчески пухлыми. Они лежали совсем рядом, золотистые и белые пряди волос перемешались, Кунсайт кожей ощущал почти каждый сантиметр тела Мины, всей грудью вдыхал её пьянящий аромат. Как бы ему хотелось, что бы эта ночь никогда не кончалась! Но нет, на небе уже вспыхивали первые зарницы, а случайные птицы, долетевшие до верхних этажей небоскреба, где находился отель "Айсберг", оповещали своими звонкими песнями о начале нового дня.
Тяжело вздохнув, Кунсайт откинул одеяло и выбрался из постели. Минако поежилась, сквозь сон почувствовав неожиданный холодок, но не проснулась. Пусть поспит еще его золотое солнышко. Сейчас она счастлива, по её лицу бродит нежная улыбка, но стоит Мине проснуться, как волшебство этой сказочной ночи закончится. Кунсайт тряхнул головой, отгоняя наваждение: вот она стонет от наслаждения в его объятиях, зарываясь лицом в пряди белоснежных волос, небесно голубые глаза потемнели от страсти; его губы скользят вдоль её тела, впитывая аромат шелковистой девичьей кожи, пальцы обрисовывают потрясающие изгибы её фигуры, их руки и ноги переплетаются в жарком объятии… Будет ли Минако сожалеть о том, что произошло сегодня? Этой ночью она принадлежала ему, это было чудо, сказка, но день все расставит на свои места. Вряд ли что-нибудь изменится в их отношениях. Надо быть реалистом, она Воин Света, он бывший Лорд Темного Королевства. У их связи нет будущего. Но Великие Боги, как бы он хотел, что бы это было не так!
Позади послышался какой-то шорох. Повернувшись, Кунсайт встретил испуганный взгляд голубых глаз Минако. Она сидела на кровати, натянув одеяло едва не до ушей, и смотрела на него с таким видом будто вот - вот впадет в панику. Кунсайт шагнул вперед, собираясь как-то успокоить девушку, однако эффект получился прямо противоположный. Она выпрыгнула из постели и замерла в напряженной позе, словно собиралась атаковать его. Все слова мгновенно выветрились у Кунсайта из головы. От вида её обнаженного тела у него захватило дух. Распущенные волосы, сияющие в свете восходящего солнца живым золотом, окутывали фигуру девушки точно плащом. Матовая бархатистая кожа в их обрамлении, казалось, тоже излучала мягкий внутренний свет. Богиня любви Венера… Да, это имя было дано ей не случайно!
Встретив откровенный взгляд Кунсайта, Минако залилась краской и, подхватив с пола свою одежду, испуганной ланью скрылась в ванной комнате. Тяжело вздохнув, экс - генерал прижался лбом к холодной поверхности окна. Как он и ожидал! После этой ночи она и видеть его не захочет. Какая ирония судьбы - влюбиться в своего врага! В том, что это любовь бывший Лорд уже не сомневался. Ни к одной женщине он не испытывал ничего подобного. Это всепоглощающее желание обладать ею и странное стремление защитить, сделать так, что бы печаль никогда не омрачала её прекрасное личико…
Дверь в ванную скрипнула. Кунсайт обернулся. Минако стояла на пороге и смотрела на него. Он снова невольно залюбовался: в своем вечернем платье персикового цвета, обнажающем правое плечо, она смотрелась просто великолепно. Некоторое время они молчали, не отрывая друг от друга глаз. Затем Минако тяжело вздохнула и направилась к двери.
- Мина, подожди…
Она остановилась, но не обернулась.
- Могу я снова увидеть тебя, Минако?
Снова вздох, похожий на всхлип:
- Какой в этом смысл, Кунсайт? Мы больше не враги, потому что эта вражда не имеет смысла. Но у нас, как не крути, не может быть ничего общего. Мне жаль… Прощай, Кун…
И она ушла, не оставив надежды, так же как уходил когда-то он…



Глава 6

Домой в тот день Кунсайт вернулся только к вечеру. Почти весь день он бродил по городу, размышляя над событиями минувшей ночи, да и, если уж быть честным, всего последнего года. Тогда, на маяке, после ухода Минако, он несколько дней метался как тигр в клетке, не находя себе места. Её образ преследовал его днем и ночью, буквально сводя с ума! В конце концов, Кунсайт покинул Японию, в надежде, что, оказавшись от Минако на расстоянии тысяч километров, он сможет изгнать из памяти её огромные голубые глаза, сияющие в обрамлении золотых волос. То, что какая-то женщина может получить над ним, Кунсайтом, такую власть всерьез пугало его!
Он приехал в Нью-Йорк, а там… Чем еще можно заняться в мировой столице бизнеса, как не предпринимательством?! Особенно ему, человеку рожденному, что бы быть лидером. Он с головой окунулся в этот сумасшедший вихрь, и меньше чем через полгода стал владельцем крупной промышленной компании "Айс Корпарейтид". Вот только работа не принесла ему желаемого забвения. А прекрасные женщины, искушенные светские львицы и скромные дочки его партнеров по бизнесу, не смогли стереть из его памяти образ Мины. Через год Кунсайт вернулся в Хрустальный Токио. Вот только зачем…?! Вчерашняя ночь навсегда останется в его памяти, но не принесет ли все это им обоим еще большей боли?
В холле принадлежащего ему особняка Кунсайта встретила встревоженная горничная. Буквально подпрыгивая от любопытства, она сообщила, что господина Айса вот уже несколько часов дожидается какая-то женщина.
- Что за женщина? Как она выглядит?!
- На ней темные очки и шляпка. Но что-то в этой леди есть такое знакомое…
Сердце дрогнуло в отчаянной надежде. А что, если это она?! "Ты глупец, Кунсайт", тут же одернул он себя. После того, как они утром расстались, Минако совершенно нечего здесь делать. И все же, направляясь в кабинет, где его дожидалась гостья, Кунсайт почти бежал.
Она сидела в кресле у окна. В точеном профиле, освещенном лучами заходящего солнца, и впрямь было что-то знакомое. Женщина повернулась к нему, сняла темные очки и шляпку. Водопад золотых волос, уложенных в оданго, рассыпался по её спине до самого пола, взгляд бездонных голубых глаза, хранящих мудрость тысячелетий, остановился на лице бывшего Лорда. Какая-то неведомая сила, идущая из самой глубины его души, заставила Кунсайта рухнуть на одно колено.
- Ваше Величество…, - выдохнул он, склоняя голову.
Как она изменилась! От прежней Сейлор Мун остались лишь огромные глаза, похожие на горные озера, традиционные оданго, да мягкая, чуть лукавая улыбка на губах…
- Встань, Кунсайт, - он почувствовал на своем плече её руку, теплая волна, излучаемая аурой Серенити, пробежала по его телу, - Садись, нам нужно поговорить.
Экс - генерал опустился в кресло напротив Нео - Королевы, не отводя взгляда от её прекрасного безмятежного лица. Какое-то время Серенити молчала. Когда же она заговорила, её голос звучал чуть напряженно:
- Я хотела поговорить с тобой о Минако. Я видела вас вчера в баре отеля… Видела, как вы вместе поднялись наверх.
Кунсайт чуть не поперхнулся.
- Вы были вчера в "Айсберге"?!
- Да, вместе с остальными Воинами. Но ты не удивляйся, что не смог узнать меня. Я была не в своем облике, - Серенити тихо засмеялась, - Видишь ли, Эндимион в отъезде, а появляться на подобных мероприятиях в одиночку мне, как Королеве, не пристало. Так что пришлось тряхнуть стариной и воспользоваться Маскирующим Жезлом. Он неплохо послужил мне в свое время…
По лицу Кунсайта пробежала легкая тень.
- Да, я помню. Когда Вы сражались с нами… Так что там насчет Мины…
- Ты прав, я слегка отвлеклась, - Серенити откинулась в кресле, - Я говорила с Минако сегодня днем. На неё невозможно смотреть без слез… Я начинаю думать, что ошиблась, вернув тебя.
- Вернув меня?! - Кунсайт с изумлением уставился на Королеву.
Потом все неожиданно встало на свои места. Как же он раньше не догадался? Серенити явно не удивилась тому, что он жив и встретила его так… миролюбиво!
- Это Вы воскресили меня, Ваше Величество?
- Нет, - Нео - Королева снова улыбнулась, - Тебя не нужно было воскрешать, потому что ты не был мертв. Сила Воина, что бы там не случилось, не может убить своего хозяина. Ты был лишь ранен, и, утратив контроль над собственной энергией, оказался затянут тобой же созданным порталом в Многомерный Хаос. Конечно, ты мог затеряться в Пространстве - Времени, и эта рана, в конце концов, доконала бы тебя. Но… Я не много вмешалась в ход истории и перебросила тебя в это время.
- Великие Боги, но почему?!
- Ради Минако. Она никак не могла смириться с прошлым. Никак не могла забыть тебя, свою первую любовь.
- Первую любовь?! О чем Вы, Королева?
- Тебя никогда не удивляло, Кунсайт, почему ты совсем не помнишь своего детства? Неужели ты никогда не задавался вопросом, а что было с тобой до Темного Королевства? Почему у тебя не было семьи? И самое главное, что же такого произошло с тобой в этом времени, что ты перестал быть демоном и превратился в человека?!
Бывший Лорд слегка поежился. Серенити попала не в бровь, а в глаз. Много ночей за последний год он провел без сна, пытаясь найти ответы, на только что заданные Королевой вопросы. В его бытность Демоном Темного Королевства подобные вещи даже не приходили ему в голову. Но почему? Действительно, что же такое случилось с ним в этом времени, что мир стал видеться ему, Кунсайту, совсем в другом свете?!
- Вижу, что задумывался, - кивнула Королева, - Ты не родился демоном, Кунсайт! Когда-то, в прошлой жизни, ты был Лордом Земного Королевства, Золотого Тысячелетия, которое существовало на этой планете до появления Металлии. Ты и трое твоих друзей, Джедайт, Нефрит и Зойсайт, были также военачальниками и личными телохранителями наследника трона - Принца Эндимиона, моего будущего мужа. Ты часто сопровождал Эндимиона в его поездках на Луну, поскольку он, помимо всего прочего, был твоим лучшим другом. Однажды ты познакомился там с Сейлор Венерой, главой Воинов в Матросках, Стражей серебряного Тысячелетия. Вы были так похожи… преданные друзья, прирожденные лидеры, отважные и благородные воины… А еще вы оба обожали всевозможные развлечения! Никто не удивился, что вы двое полюбили друг друга, и вскоре после нас с Эндимионом объявили о своей помолвке, - Серенити замолчала на мгновение, - А потом пришел Металлия! Все жители Земли, простые смертные и даже маги, попали под его власть. Ты и твои друзья не были исключением! Прошлое перестало существовать для вас, вы забыли свои семьи, своих друзей, свою любовь! Лишь Темное Королевство стало отныне вашим миром, - отвернувшись, Нео - королева какое-то время молча смотрела в окно, - Что было дальше, ты знаешь! Лишь оказавшись в этом времени, ты освободился от влияния Металлии.
Какие-то образы, видения, то появлялись, то исчезали. Кунсайт тянулся к ним, силясь удержать, но когда Серенити замолчала, они растаяли как дым. Бывший Лорд не на миг не усомнился в словах Королевы. Он не помнил того, о чем она говорила, но каким-то образом знал, что все это правда. Когда-то он был генералом Земного Королевства! Когда-то он был другом тех, против кого потом сражался и кого убивал! Острая боль пронзила сердце. Задыхаясь, Кунсайт судорожно вцепился в ручки кресла. Минако! Господи, да как она вообще позволила ему дотронуться до себя после того, что он натворил… Сначала он клялся ей в вечной любви, а потом предал! Видение её изувеченного тела, распростертого у его ног, маячило перед глазами Кунсайта, сводя с ума. Да, он был одержим Металлией, да, возможно, кто-то из его друзей, а не он сам, нанес решающий удар, но какая теперь разница? Разве имеет это значение для влюбленной женщины?!
Чья-то теплая рука легонько коснулась плеча бывшего Лорда.
- Успокойся, Кунсайт! - мягко сказала Нео - Королева, - Минако давно простила тебя! Иначе она не тосковала бы так все эти годы. И не провела бы с тобой эту ночь! Да, она все еще сердится. Ты должен понять её, не так-то легко смириться с тем, что вам обоим пришлось пережить! Но рано или поздно она успокоиться. И тогда все будет в твоих руках, Кунсайт!
- Но я по-прежнему ничего не помню! - уныло пробормотал экс - генерал, - Ваше Величество, а вы не могли бы…
- Боюсь, что нет! - покачала головой Серенити, - Я знаю, о чем ты подумал. Серебряный Кристалл в свое время сумел вернуть память мне и остальным воинам, поскольку мы все были когда-то воскрешены с его помощью. В твоем случае он, увы, бессилен, Кунсайт! Все зависит от тебя самого! И от Минако!
Нео - Королева поднялась на ноги. Нежно розовое платье, которое она одела сегодня вместо привычного церемониального, слегка зашелестело.
- Мне пора, - негромко сказала Серенити, надевая шляпку и темные очки, - Надеюсь, ты все сделаешь правильно! - она направилась к выходу, но у самой двери вдруг остановилась, - И Кунсайт…, - бывший Лорд с трудом поднял голову, - Будь добр, сними эти кошмарные тонированные очки! Они тебе страшно не идут!



Глава 7

Бесконечные мрачные коридоры замка действовали на него угнетающе. Черные стены, черные потолки, окна, и те черные! Кунсайт усмехнулся. Как же он изменился, если это место, просто рай по сравнению с цитаделью Темного Королевства, вызывает у него такие чувства! Поплотнее запахнувшись в длинный плащ, который, впрочем, все равно не спасал от промозглого холода, царившего во дворце, бывший Лорд двинулся по направлению к главной зале. Мимо мелькали гулкие коридоры и пустые комнаты. Замок Темной Луны, казалось, вымер. Ну да, Принца Алмаз, Сапфир, все отправились в прошлое. И какого черта он, Кунсайт, здесь делает?! Идет на встречу собственной смерти… Какая ирония! Искривив губы в горькой усмешке, экс - Лорд припомнил события, которые привели его в это место…

Феерия уличных огней мелькала за окнами серо - серебристого "порше". Лос - Анжелес… Город Ангелов… Беверли - Хиллз… Голливудский бульвар… Хорошенькие девушки… Вон у той, невысокой, кажется золотистые волосы и голубые глаза! Так, а здесь светофор! Черт, чуть не вылетел на встречную полосу! Если он не будет по внимательнее, то его деловая поездка закончиться, так и не начавшись. Сосредоточимся на дороге, а что б было не скучно, включим радио.
Очередная песенка на тарзаньем языке вдруг прервалась срочным выпуском новостей. Диктор аж задыхался от волнения, но Кунсайт слушал его в пол уха, пока не прозвучали слова "Хрустальный Токио…". Перестав следить за дорогой, он крутанул рычажок громкости. Тревожный голос заполнил всю кабину машины: "… никаких данных о пришельцах! Кто они и почему они атаковали Землю, мы не знаем. Известно лишь, что Хрустальный Токио уже полностью захвачен! Невероятно, но Звездные Воины не сумели остановить этого врага! Что ждет нас…". Дальше Кунсайт уже не слушал. Резко свернув к обочине, и на этот раз все же пропахав крылом по чьей-то дверце, он заглушил мотор и призвал свою Силу. Когда разъяренных водитель из пострадавшего джипа заглянул в салон "порше", на сидении лежали лишь тонкие затемненные очки…
Портал выбросил его почти в самом центре Нео - Токио. От одного вида того, во что превратился некогда самый прекрасный на Земле город, у Кунсайта заныло в груди. Полуразрушенные здания, покореженные автомобили, разорванные линии электропередач… Черная колдовская паутина окутывает чудом уцелевшие дома, гробовая тишина, леденящий холод, тела людей, погруженных в странное, подобное коме забытьё, а то и вовсе мертвых. Все это напоминало страшный сон, но было реальностью. Сердце кольнула уже ставшая привычной боль - а ведь я и сам собирался когда-то сотворить нечто подобное!
Вокруг Хрустального Дворца сияет Звездный Щит. Кунсайт чертыхнулся - если враг пробьет этот барьер, Воинам в Матросках конец, ведь они вложили в Щит свою жизненную силу. А в том, что эту преграду можно преодолеть, бывший Лорд не сомневался. Когда-то, на Луне, он и его друзья это уже сделали!
- Какая глупость с их стороны…, - пробормотал Кунсайт сквозь зубы.
- И с твоей, между прочим, тоже!
Резко повернувшись, экс - генерал встретился взглядом с высокой женщиной, чьи роскошные волосы цвета нежной весенней листвы разительно контрастировали с холодным жестким взглядом темных глаз.
- Кто ты такой, и почему не уснул, когда город был окутан колдовским саваном?
- Мне просто повезло, госпожа, - пробормотал Кунсайт, пытаясь скрыть яростный блеск в глазах. Это надо же так глупо попасться!
- Ну да, а портал ты открыл тоже благодаря чистому везению?!
Рядом с женщиной материализовался стройный светловолосый мужчина в белых одеждах. У него на лбу, так же как и у его спутницы, горел черный перевернутый полумесяц. Прежде чем Кунсайт успел вспомнить, что означает этот символ, незнакомец представился:
- Принц Алмаз, владыка Менезиса, одиннадцатой планеты солнечной системы, называемой также Темной Луной, - отвесив легкий поклон, молодой человек взглянул на бывшего Лорда, - Позвольте спросить, с кем имею честь?
Мрачно усмехнувшись, Кунсайт позволил Силе окутать себя энергетическим коконом. Взметнулся на магическом ветру тяжелый плащ, слетела с волос тонкая заколка, элегантный костюм от Версаче сменился старым добрым мундиром… Лорд Темного Королевства во всей красе!
Каменное спокойствие его собеседника на миг дало трещину:
- Лорд Кунсайт?!
Вот теперь настала очередь бывшего генерала удивляться:
- Мы знакомы?
- О нет, - Алмаз отвесил новый поклон, - Но я рос на рассказах о ваших подвигах, милорд! Могу я спросить, как вы очутились в этом времени? Я думал, что Воины в Матросках убили вас много лет назад.
- Не переоценивайте их сил, принц, - Кунсайт выдал хищную усмешку, - Я ушел от них, использовав Пространственно - Временной Переход… Оказался в этом времени. Учитывая, как здесь обстояли дела, мне пришлось ненадолго затаиться. Поджидая удобного случая…
- Такого как этот, - понимающе улыбнулся Алмаз.
- О да, Ваше высочество, именно такого…



Глава 8

Еще пара поворотов, и вот он в главном зале Замка Темной Луны. Кунсайт невольно замедлил шаг. В центре на высоком постаменте сияет черным пламенем Темный Кристалл, любимое детище Принца Алмаза, подаренное ему Мудрецом. Духом Смерти, если быть точным! Эта штука - сосредоточение его силы, самое сердце, можно сказать. Даже на расстоянии нескольких метров ощущается удушающее излучение злой энергии, исходящей от Кристалла. Магия сравнимая, пожалуй, лишь с мощью Владыки Металлии. И он, Кунсайт, должен его уничтожить! "Только так можно помочь Сейлор Мун и Маленькой Леди, только так можно спасти Хрустальный Токио и всю Землю", сказал Король Эндимион…

Звездный Щит расступился перед ним и с легким шипением сомкнулся за спиной. Кунсайт перевел дыхание - до самого последнего мгновения он опасался, как бы барьер не испепелил его на месте. Но нет, Щит пропустил его, значит он и в самом деле больше не Темный Лорд. Лишь тот, кто служит Свету, может преодолеть такую преграду!
Хрустальный Дворец открылся его взору и на миг у Кунсайта перехватило дыхание. Великие боги, какая красота! Он, увы, не помнил знаменитых Лунных Замков Серебряного Тысячелетия, считавшихся в свое время самым прекрасным творением в Галактике, но вряд ли новая обитель последней из рода Луны хоть в чем-то уступает им! Среди нежно - зеленого сада, цветущего белыми и красными розами, вставал ажурными арками, тонкими высокими башнями, кружевными мостами и исполинскими террасами Хрустальный Дворец Королевы Серенити. Даже сейчас, среди лежавшего в руинах Нео - Токио, он сиял подобно звезде, спустившейся на Землю с небес…
Высокие галереи замка встретили Кунсайта звенящей тишиной. Любуясь россыпью сверкающих кристаллов, украшающих стены, и яркими фресками, изображающими сцены давних битв, бывший Лорд двигался к самому сердцу Дворца. Засмотревшись вокруг, он едва успел отпрянуть, когда в колонну, в двух сантиметрах от его лица, ударил энергетический разряд. "Слабовато", оценил Кунсайт, поворачиваясь и преклоняя колено.
- Мой принц…
Призрачная силуэт, чье мерцание было еле заметно на фоне белой стены, отступил в тень. Лиловый смокинг, тонкая полумаска на лице, в руке королевский скипетр… Можно подумать, здесь можно было встретить кого-то другого!
Король Эндимион смотрел на него, остолбенев от изумления.
- Кунсайт? Это и в самом деле ты?! Но как…?
- Стараниями Вашей супруги, Ваше Величество.
- Моей супруги…? - какое-то время Эндимион молчал, - Понятно! Она воскресила тебя…
- Не совсем. Но она принимала самое активное участие в том, что я появился в этом времени!
- Не могу поверить, - призрачное лицо Короля осветила улыбка, - Кунсайт! Это и в самом деле ты! Такой же, как прежде!
- Не совсем, к сожалению! Я ничего не помню о своей жизни в Золотом Тысячелетии. Знаю об этом лишь со слов Королевы.
- Но ты назвал меня "мой принц"…
- Исключительно по наитию. В какой-то степени я и впрямь стал прежним, ведь Металлия больше не властен надо мной! Я вновь Воин Земного Королевства. Можете располагать мной, Ваше Величество.
Несколько секунд Эндимион молча изучал Кунсайта.
- А как ты сюда попал? Ведь город захвачен!
- О, это целая история! - бывший генерал слегка усмехнулся, - Когда менезисцы атаковали Хрустальный Токио, я был в Лос - Анжелесе. Едва услышав о нападении, примчался сюда как сумасшедший. Меня, естественно, сразу же засекли. Пришлось изобразить им Лорда Темного Королевства во всей красе! Теперь я личный помощник Принца Алмаза.
Король какое-то время молчал. Кунсайт чувствовал, как Эндимион сканирует его ауру, но его это не обижало. После всего, что они пережили, подобные сомнения были простительны. Улыбнувшись, он сознательно раскрылся своему принцу.
Эндимион поднял голову. На его лице мелькнуло облегчение.
- Приятно знать, что я не один. Добро пожаловать домой, дружище! Ты не представляешь, как мне нужна твоя помощь…

По словам Эндимиона выходило, что Сейлор Мун и Маленькая Леди должны покончить с Мудрецом, используя Силу двух Серебряных Кристаллов. Кунсайт не сомневался в мощи Священного Талисмана, но о Духе Смерти он знал гораздо больше Короля. Как можно уничтожить то, чего нет?! Как можно убить саму Смерть?! По зрелом размышлении они пришли к выводу, что Ахиллесовой пятой Мудреца является пресловутый Темный Кристалл. Артефакт увеличивает его мощь, является как бы его частью. Когда Сейлор Мун и Малышка, там, в ХХ веке, атакуют Мудреца, он наверняка вступит в контакт с Кристаллом, черпая из него силы. Если в этот самый момент нанести удар по темному талисману, есть шанс его уничтожить! И тогда объединенная мощь двух Серебряный Кристаллов если не убьет, то хотя бы надолго изгонит Дух Смерти из нашего мира.
Темный Кристалл завибрировал, рассыпая вокруг себя черные молнии. Ну что же, пора! Возможно, это убьет его, но он, Кунсайт, сделает все, что бы спасти Землю. Он разрушит этот чертов Кристалл, даже если для этого ему придется истратить не только всю магическую энергию, но и свою жизненную силу!
Коснувшись черной зеркальной поверхности, Кунсайт невольно вскрикнул. Казалось, он схватился за оголенный электрический провод! Руки мгновенно онемели, но он только плотнее прижал дрожащие пальцы к Кристаллу, сосредотачивая в них всю имеющуюся у него силу. Когда кожа стала прозрачной от пылавшей под ней энергии, а на ногтях заплясали голубые искорки, Кунсайт ударил! Ударил так, как никогда еще в своей никчемной жизни. В ушах зазвенело. Мгновение ничего не происходило, потом откуда-то из глубины Кристалла послышался исполненный ярости нечеловеческий рев, и мир потонул во вспышке ослепительной боли. Кажется, он кричал, а возможно, это ему только показалось! Но прежде, чем провалиться в спасительную темноту забытья, Кунсайт увидел, как по поверхности Темного Кристалла побежала паутина маленьких трещин…



Глава 9

Подобно тому, как морские воды отступают от берега во время отлива, пелена Темной Силы, так долго окутывающей Хрустальный Токио, медленно сходила на нет, открывая город лучам восходящего солнца. Черная паутина на домах постепенно таяла, удушливый запах смерти сменялся теплым летним ветерком. Король Эндимион, выйдя на главный балкон Дворца, с улыбкой наблюдал за пробуждением Нео - Токио. Так долго скованное темной энергией тело вновь наполнялось Силой, обретало плоть. С наслаждением согнув и разогнув, затянутые в белые перчатки, пальцы рук, Эндимион направился к Королевским покоям, где спала зачарованным сном Богиня Хрустального Токио. Легкое прикосновение, и магический покров, под которым лежала его жена, начал медленно таять. Когда кристальный саркофаг полностью исчез, Эндимион нежно дотронулся пальцами до висков возлюбленной. Целительная энергия устремилась в её тело, стирая темные круги под глазами, возвращая на лицо живой румянец. Мгновение, и Серенити открыла глаза, все еще затуманенные от долгого беспамятства.
- С пробуждением, любовь моя! - наклонившись, Эндимион накрыл её губы своими.
Через несколько секунд он почувствовал, что она отвечает ему… Эти двое так долго не видели друг друга! Им так много нужно было сказать друг другу, но иногда слова могут и подождать. Серенити и Эндимион не сразу заметили, как в комнате появились Воины в Матросках. Пока стоял Звездный Щит, Стражи города находились в магическом трансе, ничего не видя и не слыша вокруг себя. Но как только их Королева пришла в себя, Воительницы сразу же почувствовали это и поняли, что в защитном барьере больше нет необходимости.
Вежливое покашливание Сейлор Марс вернуло Серенити и Эндимиона к реальности. Воины не хотели мешать им, но предстояло столько неотложных дел… Город лежал практически в руинах.
Король вдруг нахмурился, казалось, прислушиваясь к чему-то ведомому только ему. Поджав губы, он помог жене спуститься с ложа, на котором она так долго спала.
- Боюсь, кое-кому срочно требуется наша помощь! - не медля не секунды, Эндимион открыл портал.
Если не считать страшных разрушений, в городе больше ничего не напоминало о пришельцах с Темной Луны. От их Замка тоже мало что осталось, лишь огромная, как от удара снаряда, яма в земле, да обломки черного камня, которых не хватило бы даже, что б построить одноэтажный домик.
Эндимион остановился у края котлована. Призвав Силу и не обращая внимания вопросы Воинов, он расшвыривал валун за валуном, разваливая по частям каменный холм. Где-то там, в сумрачной глубине, находился тот, кого он искал. Вот только живой ли?! Вскоре на булыжниках стали появляться пятна крови, и, наконец, из глубины завала показалась бледная безжизненная рука. Ами что-то удивленно забормотала, а Минако шагнула вперед, охваченная нехорошим предчувствием. Усилием воли удерживая шаткую пирамиду в равновесии, Эндимион спрыгнул на дно ямы. Отшвырнув в сторону еще несколько камней, он осторожно высвободил несчастного, и, левитируя, медленно поднялся наверх.
Когда Воины увидели лицо спасенного, их реакция была неоднозначной, но одинаково бурной! Ами с шумом втянула ртом воздух, Рей зашипела как разъяренная кошка, Макото лишь удивленно заморгала, глядя на вцепившуюся ей в плечо, явно невменяемую Минако. Лишь Серенити осталась спокойной и невозмутимой. То, что происходило здесь, её, казалось, не удивляло. Лишь внимательно присмотревшись к лицу Королевы, можно было разглядеть боль и сострадание, притаившиеся в глубине её синих глаз.
Пальцы Эндимиона осторожно коснулись изуродованного лица Кунсайта. Губы Короля зашевелились, как часто бывало, когда он применял свой дар целителя. Минако, судорожно всхлипнув, рухнула на колени возле искалеченного тела. Её рука, нервно вздрагивая, словно против воли хозяйки, потянулась к перепачканным кровью, некогда белоснежным волосам бывшего Лорда.
- Что этот тип здесь делает?! - Сейлор Марс, наконец, обрела дар речи, - Я думала, он давно труп! - при этих словах Венера вздрогнула, как от удара, - Он, что, работал на Темную Луну?
- Нет, он работал на меня! - несколько раздраженно откликнулся Король Эндимион, - Кунсайт появился в этом времени благодаря Серенити, - все Воины, даже Минако, ошарашено уставились на Королеву, - Он избавился от влияния Тьмы, и когда менезисцы напали, Кунсайт предложил мне свой меч и магию. Он с риском для жизни стал шпионом в стане врага. Если бы Кунсайт не раззадорил Изумруд, молодой Такседо Маск не смог бы вырвать Сейлор Мун из рук Принца Алмаза. Это он заронил в душу Сапфира сомнение в верности Мудреца. И, в конечном счете, если бы Кунсайт, ценою собственной жизни, не разрушил Темный Кристалл, Усаги и Малышка, там, в прошлом, никогда бы не смогли одолеть Духа Смерти! Мы все обязаны жизнью этому человеку!
Онемев от удивления, Воительницы смотрели на того, кто так долго был их врагом, а теперь вдруг оказался спасителем. Разрыдавшись, Минако притянула голову Кунсайта к своей груди и прижалась щекой к его волосам. Она так и не сказала ему о своей любви, а теперь уже может быть слишком поздно! Не стоило ей вот так уходить тогда…
- Он не дышит, сердце не бьется, - мрачно произнес Эндимион, подтвердив худшие опасения Венеры, - Я здесь бессилен. Серенити, может быть, ты сумеешь что-нибудь сделать?
Королева опустилась на землю рядом с Минако. Одной рукой она сжала пальцы Кунсайта, другую положила ему на грудь. Аура Мессии, аура воскрешения запылала вокруг нее, озаряя всех нежным розовым светом. Венера с безумной надеждой вгляделась в лицо подруги. Но нет, меж тонких бровей Серенити пролегла печальная складочка.
- Мне очень жаль, Мина, - Королева с болью посмотрела на молодую женщину, - Слишком поздно. Я ничего не могу для него сделать! Можно, конечно, воспользоваться Серебряным Кристаллом, когда вернется Маленькая Леди… Но тогда Кунсайт возродиться в другом теле и в другом времени, как и мы когда-то. Но не здесь и сейчас!
- Нет!!! Нееееееееет!!!!! - рыдая, Минако упала на тело Кунсайта, - Кун, пожалуйста, не умирай! Не оставляй меня снова одну!
Затуманенный взгляд девушки случайно остановился на лице Королевы. Её сияющая аура начала гаснуть, но в глазах все так же плескалась древняя магия. Пальцы Серенити по-прежнему сжимали ладонь Кунсайта. Минако поняла, что Королева еще находится на границе двух миров - Мира Живых и Мира Мертвых. Не думая о том, что она делает, Венера призвала собственную Силу и стремительно схватила Серенити за свободную руку. Та протестующе вскрикнула, но было уже слишком поздно. Невидимый вихрь подхватил Минако, сделав её тело легким, как перышко. Она летела, растворяясь в потоках теплого, ласкового света, наполняясь невиданной доселе энергией. Она нежилась в её лучах, понимая, что никогда в жизни ей не доведется больше испытать ничего подобного.
Постепенно перед глазами прояснилось, и Минако поняла, что стоит среди резных колон высокой каменной террасы. Плотный, почти непроницаемый туман окутывал все и вся, но она без труда узнала место, которое было когда-то её домом. Это была центральная площадь Серебряного Тысячелетия. Капельки влаги оседали на коже, но холодно, как не странно, не было. Даже наоборот, казалось, что этот серебристый туман, такой морозный на вид, согревает её в своих объятиях как… Минако резко обернулась. В призрачном мерцании стелящейся по земле дымки вырисовывался силуэт закутанного в плащ высокого длинноволосого мужчины.
- Кунсайт!
Она не помнила, как преодолела, те несколько метров, что разделяли их, не помнила, как он поймал её в свои крепкие, такие надежные объятия. Она прятала лицо у него не груди, чувствуя, как он с болезненной нежностью касается губами её волос. Ей хотелось, что бы эти мгновения не кончались никогда…
- Ах, Кун, это и в самом деле ты! Наконец-то, я нашла тебя!
- Да, солнышко, нашла! Теперь это действительно я. Мне вернули память о прошлой жизни. Это счастье, что я могу еще хоть раз взглянуть на тебя, взглянуть уже не как Лорд Кунсайт, а просто как твой Кун…
- Что значит, еще хоть раз?! Я больше никуда не отпущу тебя! Я не могу опять потерять тебя! Теперь мы всегда будем вместе, Кун! Здесь…
- Никакого здесь не существует, солнышко. В действительности мы стоим на границе между Миром Живых и Миром Мертвых. Это место, все, что ты видишь, создано моим воображением. Ведь именно тут я впервые увидел тебя. Тут хотел и попрощаться…
- Нет, Кун! Нет…
- Послушай меня, Мина. Послушай хоть раз в жизни. Это граница, и наши пути от неё лежат в разные стороны. Моя дорога идет лишь вперед, а тебе предстоит вернуться туда, откуда ты пришла. Твой срок еще не пришел, солнышко. Ты нужна своей Королеве, своей Принцессе, своим друзьям… Ты нужна… Ты дорога мне, как никто на этом свете. Не представляешь, как бы я хотел взять тебя с собой… Что бы мы навеки были вместе! Но ты должна жить, Мина! Ради этого мира, ради нашей любви, ради того прекрасного дара, который преподнесли нам с тобой небеса… Живи, солнышко, и будь счастлива! Когда-нибудь, в одной из бесчисленных жизней, мы обязательно будем вместе!
Подняв голову, Кунсайт взглянул на кого-то за спиной Минако. Обернувшись, она увидела свою Королеву, стоявшую в конце тоннеля, сотканного из всполохов света.
- Вы позаботитесь о ней? - негромко спросил бывший Лорд.
- Конечно, не беспокойся, Кунсайт, - грустно улыбнулась Серенити, - Счастливого тебе пути!
- Спасибо, Ваше Величество…
Тело Кунсайта в объятиях Венеры начало медленно таять.
- Нет! Кун! Неееет!!! - снова закричала Минако, ловя руками пустоту, - Не уходииии!!! Я не могу без тебя…
Чьи-то теплые руки потянули её за плечи. Она почувствовала, что падает куда-то, образ Лунного Королевства медленно исчезал, туман рассеивался, сменяясь ослепительным светом уже знакомого коридора… Последнее, что она услышала, прежде чем провалиться в беспамятство, был тихий мужской голос, шептавший ей: "Я люблю тебя, Мина, и всегда любил…"

Несколько лет спустя…

Морские волны разбивались о скалы, обдавая стоявшую на берегу женщину бриллиантовой пылью соленых брызг. Солнце опускалось за горизонт, укутывая мир в пурпурную мантию. Живое золото девичьих волос пылало в его лучах небесным огнем. Но в глазах, стоявшей на пирсе молодой женщины, больше не таилась вселенская грусть. Да, они были печальны, но где-то, в самой их глубине, горел мягкий теплый огонек. Она больше не была одинока…
- Мама! Мамочка…
Обернувшись, Минако поймала в свои объятия маленького мальчика со светло - голубыми глазами и длинными волосами цвета лунного льда.
- Я так соскучился, мам.
- Я тоже, Кун…



THE END



Главная страница


     

   
   
   





       

   
Яндекс.Авто 
   




0

6

"Малахит и ангел"
Автор: Virgona

Обратно

Глава 1

Для сотворения чудес день выдался просто идеальным. Небо, сияющее всеми цветами радуги над Райскими кущами, порой казалось почти золотым, как труба архангела Гавриила, а далекие звуки заунывно-торжественных песнопений наполняли Божественный эфир. Клубящиеся облака, белые и пушистые, словно тополиный пух, плыли величаво и так высоко, что только ангелы добрались бы до них.
Рядом с Жемчужными Вратами сегодня дежурила Мина, недавно посвященная в ангелы. Прохаживаясь влево и вправо и отмеряя положенные шаги, она порой бросала наверх быстрые робкие взгляды.
Окрестности были пустынны.
Внезапно Минако засучила рукава плавно ниспадающей белой робы и, сжав кулаки, ясно поняла: ей хочется сделать что-то запрещенное, точнее, сотворить какое-нибудь чудо.
Неожиданный громовой раскат, подобный взрыву, мог бы сокрушить Райские кущи. Сильный порыв ветра мгновенно разогнал тучи, и они, наползая одна на другую, ушли к горизонту. Мина упала навзничь на быстро несущееся облако и словно погрузилась в мыльную пену.
Густые клубы черного дыма, поднявшиеся после взрыва, окружали ее со всех сторон. Она откинула с лица прядь светлых волос, но сквозь дым все равно ничего не видела. Лишь через некоторое время, когда он немного рассеялся, Мина с изумлением обнаружила, что все еще жива и лежит на спине, упершись взглядом в Небесную твердь. Осторожно пошевелив пальцами, а затем, осмелев, и конечностями, она с радостью убедилась, что переломов у нее как будто нет. Минако быстро села, проклиная нимб, постоянно сползающий на глаза, кое-как водрузила его на место и одернула задравшийся подол балахона.
Перья ее чудесных крыльев, совсем новых и отливающих перламутром, медленно кружась, словно снежинки, падали вниз. ќАнгелочек› попыталась осмотреть крылья, но они располагались так, что ей пришлось то и дело крутить головой.
Наконец она как следует расправила их, надеясь вернуть им прежнюю форму.
Позади раздалось тихое повизгивание, и Мина испуганно обернулась:
- Ами? Это ты?
В ответ снова послышался приглушенный звук, напоминающий урчание и хрюканье одновременно.
- Где ты? Я тебя не вижу.
Из черного облака показались две голые ноги.
- Да тут я, тут, - все так же недовольно откликнулся голос.
Ноги неуверенно барахтались в воздухе в поисках опоры. Наконец, неуклюже перекувырнувшись, изрядно запачканная Ами шумно, как из болота, вырвалась из жирной копоти. Минако помогла ей, но подруга еще долго кашляла от горького дыма, а ее облепленные сажей крылья беспомощно подрагивали при каждом движении.
Мина мягко пошлепала Ами по спине, та постепенно начала приходить в себя, и ее взгляд стал осмысленным.
- Что случилось? - спросила пострадавшая.
- Пока ничего.
Ами посмотрела через плечо Минако, и на лице ее отразился ужас:
- О нет! Кое-что все же случилось! Посмотри-ка, что ты натворила!
Мина проследила направление взгляда Ами и ощутила дурноту.
- Ты же сломала Врата!
Минако в страхе закрыла глаза руками и, чуть раздвинув пальцы, снова взглянула туда же. Сердце у нее ушло в пятки. Медленно поднявшись, она обреченно побрела навстречу нежданно обрушившейся на нее беде. Потеряв дар речи, она уставилась на то, что совсем недавно называлось Жемчужными Вратами.
Вход в самое привлекательное место в этом мире теперь являл собой нагромождение дымящихся руин.
Створки Врат, наполовину разрушенные, жалостно покосившись, висели на огромных петлях из червонного золота, а сами петли напоминали изогнутые австралийские бумеранги.
Жемчужные Врата состояли из двух крыльев ангела, симметрично расположенных и соединяющихся в центре входа, а также висячего замка, инкрустированного бриллиантами.
- А где же замок? - задыхаясь от ужаса, прошептала Ами.
Мина посмотрела себе под ноги. Там, словно песчинки в гравии, сверкала алмазная пыль вперемешку с облаками перламутра. С трудом шевеля онемевшими губами, она выдохнула:
- Думаю, это он. Отчасти.
Ами нагнулась, разглядывая то, что когда-то было замком.
- Неужели это все, что осталось? - златовласка набрала горсточку алмазной пыли и встревоженно воззрилась на белый порошок.
Ами сочувственно кивнула:
- Замок-то больше смахивает на сахарную пудру, а?
- Конечно, святой Петр добр, но если разозлится, огненных стрел у него на всех хватит... Представляешь, что тогда будет?
- Что будет? Ну, в худшем случае тебя отправят отсюда куда-нибудь пониже.
- Он не посмеет, - возразила Минако, - за что же меня наказывать, если я даже не знаю, кто все это сделал? - Она подобрала подол балахона, будто собираясь бежать. - По-моему, нужно сматываться!
- Да подожди же ты!
- Пошевеливайся, Ами, пошевеливайся!
Ты ведь тоже была рядом, и Петр может решить, что это твоя работа! Впрочем, как знаешь.
Подружка побледнела, подпрыгнула на месте, а затем понеслась за Миной. Паря в воздухе, ангелы ловко порхали с облака на облако, пока перед ними не появились сверкающие на солнце сталагмиты - тайное убежище Минако, о котором, по ее мнению, здесь никто не знал. Она придержала разогнавшуюся подругу.
- Нам сюда.
- Неужели, - нерешительно начала Ами, - ты полагаешь, что святой Петр нас здесь не найдет?
- Конечно, нет. Это прекрасное место я обнаружила совершенно случайно - посмотри, между облаками ничего не видно.
- Уверена?
- По крайней мере в последний раз я пряталась именно здесь.
Ами лукаво улыбнулась:
- О! Это когда ты прыгнула с лестницы святого Иакова, чтобы научиться летать, и чуть не разрушила ее?
- Но я же занималась этим лишь в то время, когда архангелы, стоящие на посту, уходили немного передохнуть.
- А Гавриил впал в такой гнев, что едва не сломал свой нимб!
- Ами, я до сих пор не могу смотреть ему в глаза. - Мина смутилась. - Знаешь, я не успела рассказать тебе кое-что еще...
Знакоиая испуганно отступила:
- Неужели ты опять что-то натворила?
- Пообещай, что никому не скажешь. - Ами кивнула, а в ее глазах вспыхнуло любопытство. - Не проболтаешься под страхом смерти?
- Нашла чем пугать! Я и так уже.., это самое...
- Дело в том, что если кто-нибудь найдет древние святые рукописи...
- Что?! Ты потеряла святыню?
Минако молча кивнула.
- Этого еще не хватало! Как тебя угораздило?
- Я не то чтобы их потеряла, а просто уронила.
- Куда? Ты знаешь, где они сейчас? - Лицо Мины вытянулось от отчаяния.
- Глубоко... - обреченно прошептала она. - В Мертвом море.
Ами от удивления открыла рот.
- Я решила рассмотреть их повнимательней, развернула свиток и... И споткнулась. . Мина надолго смолкла, переживая все заново. - Их ведь кто-нибудь найдет, верно?
Ами бросила на подругу скептический взгляд и, словно вспомнив о чем-то, вздрогнула. Она вытянула шею, как жираф, и выглянула из-за большой сосульки наружу.
- Ты точно знаешь, что нас тут никто не заметит?
- Доверься мне. - Мина сжала ее руку. - Видишь, как наши крылья сверкают на солнце? И не отличишь от сосулек. И робы у нас белые, и волосы...
С цветом волос она явно поторопилась: у Ами были Тёмно-синие волосы.
- Ну и что? Спрячешь голову под крыло, чтобы не нарушать маскировки.
Ами, обдумывая предложение подруги, вдруг громко чихнула и утерла нос рукавом.
- Ты замерзла?
- Нет, это случайно.
- Она подобрала несколько перьев, упавших с крылышек Минако, и, утешая, погладила ее по спине. - Ничего, их всего четыре. Ты начала линять? Теперь я понимаю, почему ты так плохо летаешь.
Они умолкли и прислушались - неподалеку раздавалось нестройное хоровое пение под звуки арфы. Музыка становилась все громче и громче, поэтому ангелы быстро нырнули в пену облаков.
- Сла-а-а-а-а-а-ва Все-е-е-е-е-е-вы-ы-ы-шнему! - гнусаво выпевали голоса.
- Шшш! - Мина приложила палец к губам. - Это хор архангелов!
Внезапно раздалось резкое "дзинь!", потом еще одно, чуть повыше тоном, и, наконец, совсем уже тоненький, на редкость противный звон.
Песнопение прекратилось словно по команде, и архангелы остановились напротив того самого места, где прятались Мина и Ами. Подруги притаились и задержали дыхание. Отсюда был хорошо слышен сердитый голос старшего - высокого архангела по имени Месопотамия.
- Исрафель, ты опять порвала струны? - осведомился он, оглядываясь.
- Четыре штуки, - поддакнул ангел-коротышка, нахмурившись и кивнув на золотой инструмент.
Архангелы столпились вокруг поврежденной арфы.
Струны, жалобно позвякивая, лопались одна за другой. Архангелы в полном молчании долго и зачарованно смотрели на арфу. Наконец Месопотамия обвел все вокруг властным взором:
- Думаю, это означает, что Минако прячется где-то поблизости.
Все остальные, мгновенно забыв об арфе, принялись внимательно всматриваться в облака. Ами и Мина еще глубже погружались в белую пелену.
Слепящая вспышка внезапно озарила все вокруг. За ней последовала другая. Подруги похолодели от страха, потому что рокочущий бас, прогремевший, как гром, вслед за вспышками, казалось, расколол небеса и прокатился гулким эхом по всему раю:
- Мои Врата! Мои Жемчужные Врата!
После короткой паузы, когда святой Петр словно собирался с мыслями, очередной громовой раскат сотряс все вокруг.
- Минакоё!
Амели видела, как румяное лицо подруги приобрело серовато-белый оттенок.
- Ми-и-и-на-а-ако-о-о! Иди ко мне немедленно!
- Ой-ой-ой! - сочувственно прошептала Ами.
- Шшш! - оборвала ее Мина. - Здесь он нас все равно не найдет.
Все повышая голос, святой Петр прокричал ее имя еще дважды. Одна из сосулек, не выдержав столь сильной вибрации, отломилась и с хрустальным звоном упала на ногу Мины. Следующая вспышка была столь яркой, что едва не затмила солнце. Даже стены Иерихона не выдержали бы громового удара, раздавшегося после нее. Минако и Амели, охваченные ужасом, распластались и закрыли головы руками. Сосульки хрустя падали вокруг них, а облака метались и постепенно рассеивались.
Подруги одновременно открыли глаза и, осторожно приподнявшись, встретили гневный взгляд святого Петра. Высокий, сердитый, он стоял прямо перед ними, нетерпеливо притопывая ногой, обутой в золотую сандалию.
Едва шевеля онемевшим языком, Минако подняла руку:
- Приветствуем вас... - Поскольку Петр хранил суровое молчание, она робко добавила:
- Удивительно, мы только что говорили о вас...
Ей показалось, что взгляд Петра стал еще строже.
- То есть я только что сказала Ами, - она незаметно толкнула ногой все еще не решавшуюся подняться подругу, - так вот, я сказала: "Ами! Я готова побиться об заклад, что святой Петр, то есть вы, сэр, непременно будет нас искать, но ни за что не найдет среди этих сталагмитов". Ведь правда? - Теперь, когда дрожащая Амели стояла рядом, Минако ткнула ее в бок.
Та таращила глаза и молча кивала, подтверждая слова подруги и напоминая сейчас дятла, долбящего неподатливый ствол дерева.
- Однако вам все же удалось нас отыскать! - воскликнула Минако. - Но как?
Святой Петр выразительно подбросил на ладони горсть перьев, выпавших из крыльев Мины:
- Кто-то разнес Врата рая!
- Как? Неужели Жемчужные Врата, ваши любимые Жемчужные Врата кто-то дерзнул... Может, внезапная молния?
Заблудившийся астероид? Небесный катаклизм?
Святой Петр заметил, как что-то сверкнуло в волосах Минако, быстро протянул руку, а затем в зловещем молчании раскрыл ладонь, продемонстрировав маленький осколок жемчуга.
Заложив руки за спину, Петр расхаживал перед застывшими Минако и Амели.
- Ты согрешила уж тем, что помыслила совершить какое-то, пусть самое маленькое чудо. - Он ткнул в Мину пальцем, словно председатель суда присяжных, выносящий обвинительный вердикт. - Вот что ты натворила!
Она кивнула.
Петр остановился, сделал еще один эффектный жест и снова начал ходить, как профессор перед аудиторией.
- Благородное предназначение ангелов - защищать, охранять и воспитывать все человеческое племя, - он остановился напротив виновной, - а вовсе не издеваться над кем-то из этого племени.
- Сэр, дождь, который я хотела вызвать, должен был сослужить добрую службу. Я увидела над Римом зарево пожара и... - Минако подняла на Петра полные слез глаза. - Больше такого не повторится.
Молчание апостола длилось невыносимо долго. Неужели он не поверил? Ведь Мина действительно не хотела принести никому никакого вреда. Такое ей и в голову не приходило! Она смущенно переминалась с ноги на ногу. Пауза слишком затянулась, но ни Минако, ни тем более Амели не решились нарушить глубокомысленного молчания.
Наконец святой Петр глубоко вздохнул, и Мина застыла, готовая выслушать приговор.
- Боюсь, на этот раз я ничем не смогу тебе помочь.
- Совсем ничем? - пролепетала Мина.
- Ничем!
- О нет! - всхлипнула Ами.
Архангелы сочувственно перешептывались. Минако, опустив голову, стояла перед Петром, не находя в себе сил ни пошевелиться, ни сказать что-либо в свое оправдание.
- Пожалуйста, сэр, - взмолилась Амели, - она же не помышляла ни о чем дурном... Пожалуйста!
Петр покачал головой:
- Я ничем не могу помочь. Существуют незыблемые правила.
Свет померк для бедной Минако. Облака, белые и пушистые, казалось, превратились в черные тучи. Затуманенными от слез глазами она огляделась, понимая, что утрачена последняя надежда и у нее нет никаких шансов на снисхождение.
Златовласка ощущала стыд и полную безысходность.
Святой Петр возвышался над ней, как скала:
- Итак... С сегодняшнего дня... - Пока он держал паузу, все - и Ами, и Мина, и архангелы - смотрели на него с открытыми ртами, - ты не имеешь права здесь находиться.
Минако медленно подняла голову - перед глазами у нее все поплыло, даже сам Петр казался ей огромным бесформенным пятном. Над ней что-то щелкнуло, и ее золотой нимб погас, как перегоревшая лампочка. Тяжелые крылья отвалились и, курлыча, куда-то умчались.
- А теперь возвращайся назад, на грешную землю! Аиели зарыдала.
Петр взмахнул правой рукой:
- Туда, где в назначенный срок собираются падшие ангелы!


Глава 2

Нью-Йорк, зима, декабрь
Внезапно раздавшийся пронзительный крик все еще звенел у него в ушах.
- Клянусь, мистер Кунсайт, она выскочила на дорогу прямо перед самым экипажем.
Взглянув на сбитую женщину, лежащую на обледеневшем булыжнике посреди Мэдисон-авеню, Малахит опустился перед ней на колени и проверил пульс.
- Улица была совершенно пустынной, сэр, клянусь честью! А потом... Потом она вдруг выросла как из-под земли. Я.., я...
- Она жива, Бенни, - успокоил М.К. перепуганного кучера и легко поднял пострадавшую на руки. - Придется отнести ее в дом, не оставлять же здесь, на улице. Быстро отправляйся за доктором!
Малахит широким шагом пересек улицу и пошел по тротуару, освещенному желтым светом газовых фонарей. Его экипаж с грохотом промчался мимо и скрылся в конце улицы - Бенни поехал за врачом. М.К. взглянул на женщину, лежавшую у него на руках, - она еще не пришла в себя.
Бледное как мел лицо, очень светлые волосы, струйка быстро запекшейся на холоде крови в углу рта и ссадины на щеках - вот все, что бросилось ему в глаза. М.К. старался не потерять алую шляпку дамы, висевшую у него на руке. Наконец, опустившись на колено, он покрепче связал концы черной бархатной ленты под подбородком женщины. Только сейчас К.М. заметил, что платье и жакет порвались во многих местах, пока ее тащило по булыжной мостовой. Пострадавшая дышала тяжело и очень часто, но не издала ни одного стона. Малахиту почудилось, что от нее слегка пахнет лимоном. Это было весьма необычно, но вместе с тем и приятно, поскольку аромат был тонким, еле уловимым. Через несколько мгновений Стюарт стоял перед своим особняком, отделанным мрамором. Взбежав по ступенькам, он энергично постучал ногой во входную дверь. Ответа не последовало. Поняв, что ничего не добьется, Малахит осторожно опустил женщину на крыльцо и отпер тяжелые скрипящие двери.
- Гейдж!
Имя дворецкого гулким эхом прокатилось по всему дому.
Через несколько секунд Гейдж выбежал в холл и почтительно остановился перед хозяином, безуспешно пытаясь унять одолевавшую его зевоту.
- Гейдж! - М.К. бросил на дворецкого тяжелый взгляд.
- Сэр?
- Между прочим, я плачу тебе совсем неплохие деньги. Так что в те редкие минуты, когда ты не спишь, потрудись открыть двери!
- Да, сэр! - Гейдж бросил неприязненный взгляд на дверь. - Мистер Зойсайт ожидает вас в библиотеке.
- Хорошо, - пробормотал М.К., - может, хоть он посоветует мне, что делать дальше...
***
Голова нестерпимо болела. Она помнила, как кубарем скатилась по лестнице Иакова. А дальше... Одна щека горела огнем. Кто-то выкручивал ее плечо, и от этого ломило шею. Словно сквозь плотный слой ваты, донесся какой-то жалобный звук, и лишь чуть позже она догадалась, что это ее стон.
Мина понимала, что она не одна, но не могла открыть глаза; казалось, все силы уходили на то, чтобы дышать. - Она как будто приходит в себя, - услышала девушка мягкий мужской голос.
- Хорошо бы выяснить, кто она. - А вот этот властный голос явно принадлежал человеку, привыкшему повелевать. - Господь Бог? - прошептала она. - Я узнала твой голос, ты - Господь Бог.
- Почти так. Малахит Кунсайт, бог златого тельца. - Третий мужчина, несомненно, был циником.
Мина сделала еще одну попытку открыть глаза, но увидела вокруг лишь тусклые темные тени. Она пошевелила сухими распухшими губами:
- Мое лицо...
- Да, моя дорогая?
- Оно сильно обожжено.
- Нет, всего лишь несколько царапин. Не волнуйтесь, все пройдет, обещаю вам как врач. - Сильная, но мягкая и заботливая мужская рука осторожно погладила Мину. - Можете сказать нам, кто вы?
- Минако.
- Очень хорошо, Минако. Полагаю, - врач обратился ко второму мужчине, - у нее нет серьезных повреждений, по крайней мере она, слава Богу, не потеряла память.
- Минако? А фамилия? - поинтересовался циник.
- Без фамилии. Просто Минако. Мина.
- Откуда вы?
- С небес.
- Так и запишем. Стало быть, с небес? Не из Нью-Йорка?
- Заткнись, Зой! - В разговор снова вступил властный мужчина.
- Надо же прояснить ситуацию, М.К.
- Я долго падала, - снова прошептала Мина.
- Не очень долго, дорогая, только под колеса экипажа. - Доктор пожал руку девушки, желая успокоить ее. - Нет, нет, вы ничего не понимаете. Меня низвергли с небес. - На глаза Минако навернулись слезы отчаяния. - Но, поверьте, я никому не принесла вреда. Никому.
- Никто и не обвиняет вас, дорогая. Просто несчастный случай.
- Нет! Я просто хотела быть такой, как и все они, делать все так же легко и непринужденно... А я такая
бессовестная! - Слезы опять брызнули из ее глаз, стекая по вискам на разметавшиеся по подушке волосы. - Нет больше ни ангелов, ни крыльев, ни нимба! Такого великолепного нимба! Ничего нет! - горестно шептала она. - Мои крылышки-и-и-и, - жалобно простонала Мина.
- По-моему, у нее истерика. Ее голос срывался от рыданий:
- Все ушло! Все самое прекрасное... Ушло... Меня низвергли...
Мина почувствовала: кто-то из мужчин склонился над ней, причем так решительно, что казалось, будто он раздвинул воздух.
- Сейчас же прекратите реветь, Минако. Сейчас же! Немедленно!
Ее плечи продолжали трястись, и она ничего не могла с этим поделать.
- Перестаньте!
Мина изо всех сил старалась сделать то, что от нее требовали, но почему-то каждый вздох сопровождался судорожным рыданием.
- Хватит!
- Мистер Кунсайт, так вы ничего не добьетесь. Лучше пока оставить ее в покое, я ей дам что-нибудь успокаивающее, обработаю ссадины, и она вскоре заснет. А сон - прекрасный лекарь.
Сильные руки приподняли Мину, но сквозь слезы она опять видела лишь чей-то темный силуэт. Ее осторожно
перевернули на бок.
От резкой боли она вновь застонала, а мужчина что-то ласково прошептал ей. Сморгнув слезы, Минако наконец рассмотрела склонившегося над ней мужчину и на мгновение потеряла дар речи - он напоминал самого дьявола. Высокий лоб, невероятно суровое лицо. Серебристые, как снежные вершины гор , длинные волосы придавали ему угрожающе-зловещий вид.
Возможно, этот мужчина не показался бы Мине таким необычным, но резкие черты лица, словно высеченного из гранита, и жесткие складки в углах рта разительно отличались от той красоты и гармонии, которую она привыкла видеть на небесах. Контраст поразил ее.
Вместе с тем Минако почувствовала в нем что-то притягательное, хотя и не знала, что именно. Между тем мужчина пристально всматривался в нее своими глазами цвета стали, сверкающими в темноте так устрашающе-неистово, будто он и в самом деле давно продал душу сатане. Мужчина подхватил Минако на руки и широким, легким шагом вышел из комнаты - казалось, он несет пушинку.
Позади семенил доктор. Они поднимались по высокой лестнице, и тот, что нес Мину, холодно и сердито посматривал на нее. Девушка попыталась приподнять голову, но его взгляд парализовал ее.
Наконец они добрались до самого верха, и кто-то услужливо отворил перед ними дверь. Мина заметила только убеленного сединами слугу и в ту же секунду очутилась в удобной и мягкой постели.
Неожиданно для себя она благодарно пожала руку мужчины.
- Надеюсь, я не причинил вам боль? - осведомился мужчина низким глуховатым голосом.
- Ничуть.
Мужчина посмотрел на свою руку, которую все еще сжимала Минако, и его суровый взгляд неожиданно смягчился, а лицо приобрело новое, необъяснимое выражение.
- Но боюсь, что сейчас причините, - заметила Мина, бросив взгляд на свою руку, которую теперь не выпускал он. Мужчина освободил руку и, снова загадочно посмотрев на девушку, молча вышел.
***
М.К. прислонился к двери спальни, скрестил на груди руки и прислушался к мерному дыханию Минако.
Не понимая, зачем это ему, он тем не менее не двигался с места.
Сон не шел к нему, в чем, впрочем, не было ничего удивительного. Он уже успел немного вздремнуть, и отдохнувший мозг сейчас не нуждался в передышке. М.К. привык к многочасовой работе и не страдал бессонницей, но не умел спать подолгу.
Кунсайт попытался заняться делом, но у него ничего не вышло - мысли возвращались к пострадавшей женщине, мешая сосредоточиться, хотя, проснувшись, он сразу же подумал о возможных доходах от последней заключенной сделки. Толку от нее вообще-то было не слишком много, но сам процесс бизнеса давал М.К. огромный заряд энергии. Кроме того, ему, как правило, поразительно везло, и наличных вполне хватало для того, чтобы ощущать свое могущество.
И вдруг эти размышления неожиданно сменились какой-то несуразицей. Кунсайт, словно помимо воли, вышел из кабинета, пересек широкий холл, остановился возле Миныной комнаты и приоткрыл дверь.
Лунный свет заливал спальню и серебрил белокурые волосы женщины, светящиеся в темноте, как нимб. Не сразу поняв, что это игра света, М.К. застыл при виде этого фантастического зрелища. Что-то подтолкнуло его к постели, и он осторожно коснулся ее волос, тут же испытав какие-то доселе неведомые чувства. Странная прохлада и мягкая шелковистость этих прядей, разметавшихся по подушке, возбуждали в нем желание гладить их снова и снова. - Почему вы так смотрите на меня?
Он остолбенел вовсе не от того, что Мина не спала. Ее простой и естественный тон поверг Малахита в смятение, которого он не знал прежде.
В голубых глазах Мины он прочел откровенное любопытство и неподдельное восхищение.
- Я думал, вы спите.
- Вовсе нет.
Малахит увидел, что она не притронулась к стакану с успокаивающими каплями, стоящему на прикроватном столике. - Значит, вы не выпили лекарство?
- Нет.
- Так. Понятно. Стало быть, бунтуете...
- Со мной случилось несчастье; поэтому я сюда и попала.
Уставившись на Мину, Кунсайт пытался понять, отчего она смотрит на него с таким восхищением. Она совсем не походила на падшую женщину.
- Вы, наверное, подумали, что я... Что мне... Я не знаю. - Она бросила на М.К. умоляющий взгляд, будто прося его подсказать нужное слово.
- Что вам скучно?
- Да! Вы правы. Мне было очень скучно! - Минако присела. - Вот я и ждала, когда вы меня навестите, чтобы немного поболтать с вами.
- Но вы же не могли знать, что я приду сюда!
- Конечно. Но все-таки вы пришли...
Растерянный Малахит молча разглядывал эту странную женщину, скучающую по ночам. Он сам забыл о том, что такое скука, едва переступив порог этой комнаты.
- Мистер Кунсайт, а что означает это странное сочетание - "М.К."?
Она поудобнее устроилась на подушке, словно готовясь к длительной дружеской беседе.
- Малахит Кунсайт.
- Как это романтично!
- Полагаю, имя Ромео понравилось бы вам гораздо больше.
- Нет, что вы! Я вовсе не хотела обидеть вас. Малахит - прекрасное имя. "Неужели он действительно обиделся? - подумала Мина. - Как глупо обижаться на такой пустяк!"
Кунсайт молчал, но, видимо, обдумывал ее слова. Мина приподняла руку и впервые взглянула на незнакомую одежду: - А что это на мне?
- Сорочка, конечно. - Малахит пожал плечами.
- Ваша?
- Разумеется.
- Это шелк?
- Да.
Минако откинула одеяло, закатала слишком длинные рукава и наградила его улыбкой:
- Она превосходна.
- Вот что: мне необходимо связаться с вашей семьей.
- Боюсь, это невозможно.
- На свете нет ничего невозможного.
- Чтобы связаться с моей семьей, придется совершить чудо.
- Я готов.
- Кажется, вы уверены, что вам все по плечу?
- Несомненно.
Руки Мины немного дрожали, и она, взглянув на них, грустно вздохнула:
- Боюсь, мой случай вам все же не по зубам.
- Моя уверенность основана на личном опыте и подкреплена большим состоянием. В этом мире доступно все, если можешь заплатить нужную сумму.
- Довольно любопытная философия. Но... Полагаете, богатство делает возможным все?
- Оно помогает. Пока существуют деньги, все продается и покупается.
- Сомневаюсь, - возразила Мина.
- Неужели? Так назовите мне хоть что-то, чего нельзя купить.
- Например, человека.
Кунсайт от души рассмеялся ее наивности:
- Я делаю это каждый день по многу раз!
- Серьезно? Хм! - Она нахмурилась и удивленно пробормотала:
- Я считала, что рабство уже отменили.
Малахит никак не мог взять в толк, разыгрывает ли его эта женщина, или она действительно еще не вполне оправилась от шока после несчастного случая. Поскольку он почел за лучшее воздержаться от комментариев насчет рабства, Мина продолжала:
- Ладно, пусть так. А как же любовь? Ее, по-вашему, тоже можно купить?
- За свою жизнь я встречал десятки, а то и сотни женщин, и все они были готовы любить меня.
Казалось, в глазах Минако что-то погасло. Она задумчиво посмотрела на него.
- Память, - тихо промолвила она. - Вам не удалось бы купить память. Воспоминания не приобретешь за деньги. - Однако помнят лишь о чем-то таком, что достается отнюдь не бесплатно.
- А вот и нет! - Убежденность, прозвучавшая в ее восклицании, вызвала у Малахита смутное раздражение.
- Нет ничего, что дается бесплатно.
- Из этого разговора я поняла одно: больше всего на свете вы цените деньги, они - главное для вас.
- В известном смысле - да. Но что же в этом плохого? - пожал плечами он. - Я обеспечен до конца дней.
- Вижу. А что вы делаете с такими огромными деньгами? Занимаетесь благотворительностью? Помогаете больным и неимущим?
- Нет.
- Но ведь в могилу вы их не заберете!
- Разумеется.
- Так вот там, откуда я пришла, богатство ни к чему.
- Вероятно, вы пришли из такого места, где я предпочел бы не появляться.
- Боюсь, ваше желание не играет тут никакой роли. Воспользовавшись паузой, Минако снова залезла под одеяло. - Скажите: где мне разыскать вашу семью?
- Не могу, - тихо ответила она. - Даже вам не удастся разыскать то, чего нет.
Он насторожился.
Девушка вела себя странно и постоянно отводила глаза, и это подсказывало Малахиту, что она говорит не правду или чего-то стыдится.
Он изменил тактику:
- Где вы живете?
Минако довольно долго молчала. Видимо, эта непостижимая женщина снова собиралась солгать, и ее изворотливость злила Малахита куда больше, чем то, что она так внезапно свалилась ему на голову. Вообще-то Кунсайт и не помышлял произвести впечатление на собеседницу, хотя, общаясь с другими женщинами, он стремился к этому. Однако она явно отличалась от них, а поэтому требовала иного подхода.
- Вы не хотите мне ответить? - малахит чуть повысил голос.
- Не знаю.
Он склонился над Миной и нахмурился:
- Я требую.
- Вы не поняли. - Она посмотрела на него чистым, невинным взглядом. - Я ответила на ваш первый вопрос - я не знаю, где живу.
- Очень мило и как удобно, не правда ли?
Минако вздрогнула как от пощечины:
- Вы не верите?
- Не верю.
- Что ж, очень жаль.
- Меня не интересует ваше мнение на этот счет, но я хочу получить ответ.
- Я только сказала, что мне жаль вас.
- Перестаньте! - Малахит направился к двери и, обернувшись, добавил:
- Запомните - у меня есть все, что мне надо, поэтому я ни в чем и ни в ком не нуждаюсь.
- Разве что только в том, чтобы заработать еще больше денег, - заметила она.
- Завтра вы скажете мне всю правду, - бросил Малахит, выходя из комнаты. - И выпейте эту чертову микстуру. ***
Она так и не приняла лекарства. Через некоторое время Мина на цыпочках спустилась по темной лестнице, держа в руке свои кожаные полуботы. Голова у нее до сих пор немного кружилась.
Оказавшись внизу, она медленно, почти на ощупь, побрела по пустому темному холлу, пока не добралась до дверей. Минако осторожно толкнула тяжелую створку и приоткрыла ее, боясь, как бы скрип не разбудил кого-нибудь из обитателей особняка. Холодок страха пробежал у нее по спине, и она, остановившись, прислушалась. Ни один звук не нарушал тишину спящего дома, и Минако вышла наружу.
Здесь было морозно, гораздо холоднее, чем даже на самых высоких облаках в раю. Зубы у Мины застучали, и, взглянув в унылую темноту, она поплотнее закуталась в свою шерстяную жакетку. Вздохнув, она вгляделась в морозную мглу. Закрыв глаза, Минако прошептала короткую молитву и спустилась со ступенек высокой парадной лестницы.
Слеза, скатившаяся по щеке, еще не успела упасть на землю, когда Минако растворилась во мраке зимнего Нью-Йорка.

Глава 3

- Ну и какого черта, вы думаете, она сбежала? - Малахит встал из-за стола, на котором стояли остатки завтрака, раздраженно скомкал салфетку и бросил свирепый взгляд на дворецкого.
Гейдж мялся возле дверей, теребя в руках белую шелковую сорочку хозяина, оставленную Минако.
- Она ушла, сэр.
- Дьявол! - Малахит не мог себе простить, что не влил в Минако успокоительное или хотя бы не спрятал ее одежду.
Он поглядел на рубашку.
- Поспрашивайте людей - может, кто-нибудь видел или слышал, как она уходила, опросите всех. Если что-нибудь узнаете, немедленно дайте мне знать.
Дворецкий молча повернулся к дверям.
- Гейдж!
Тот с неизменным подобострастием обернулся к хозяину:
- Сэр?
- Я сам заберу это. - Малахит кивнул на рубашку.
***
Зойсайт, поверенный и юрисконсульт Малахита, снял очки, тщательно протер их, водрузил на нос и с любопытством поглядел на своего роботодателя. Тот обнаружил, что теперь и от его рубашки исходит слабый лимонный запах.
- Вы желаете найти ее, М.К. - Это прозвучало как утверждение.
Малахит бросил рубашку на стул. Нервно меряя шагами комнату, он остановился наконец у широкого окна и сунул руки в карманы. Мягко падающий снег покрывал мостовую.
- Я и сам это знаю, - ответил он.
- Нам необходимо взять с нее расписку.
- О чем вы? Какую еще расписку? . удивился Кунсайт.
- Вам нужно иметь на руках подписанный ею документ. - Зойсайт зашелестел бумагами. - Она где-то здесь... Я и пришел сюда, чтобы обсудить детали... Ага! Вот! - Он протянул Малахиту какой-то листок. - Здесь сказано, что вы не виноваты в несчастном случае. Она сама прыгнула под колеса. Следовательно, ее подпись освобождает вас от ответственности.
- Я виноват.
- Великий Боже! Никогда не говорите таких слов своему адвокату! Вы платите мне деньги для того, чтобы никогда не быть виноватым.
Малахит снова отвернулся к окну.
- Как странно! - пробормотал он. - Не думаю, что ей одной удастся далеко убежать...
- Что?
М.К. тряхнул головой, отгоняя глупые мысли:
- Ничего. Обычное наблюдение.
Снегопад усилился, и все затянуло белой пеленой. Перед мысленным взором Малахита неотступно стояла бледная светловолосая девушка. Хрупкая, похожая на ангела, она горько плакала, жалуясь на то, что все потеряла. По улице прошла женщина, засыпанная снегом и, казалось, согнувшаяся под его тяжестью. Она была без спутника...
Какая-то забытая, почти отмершая часть его души ощутила всю тяжесть такого одиночества.
Внезапно. на Малахита навалилась невообразимая усталость. Покинув спальню Минако, он так и не заснул. Закрыв глаза, он сразу же видел ее выразительные глаза, устремленные на него. В этом взгляде сквозило разочарование, словно он потушил горящий в ней огонь.
- М.К.! Вы слышали, что я сказал?
- Да, вы говорили, что ее необходимо найти.
- Правильно. Она должна подписать эту бумагу, а потом может убираться, куда пожелает. Подобные истории иногда всплывают в самое неподходящее время, поэтому ее подпись - гарантия вашей деловой безопасности.
- Прекрасно, - пробормотал Кунсайт.
- Советую вам объявить, что того, кто доставит беглянку сюда или хотя бы сообщит, где она, ждет вознаграждение.
Полагаю, эта дама не из строптивых, поэтому получение ее подписи едва ли потребует крупных затрат.
- Ладно, пора с этим заканчивать. - Малахит, усевшись за стол, начал слушать отчет Зойсайта о других делах, но вскоре понял, что не способен ни на чем сосредоточиться. Его смущало странное предчувствие, что эта женщина запросит с него гораздо больше, чем полагают сейчас он сам и его поверенный.
***
Большую часть дня Мина провела на скамейке в парке. Из-за всего, что с ней произошло, она совершенно забыла о наступлении рождественских праздников.
Покинув особняк, Минако шла в темноте, сама не зная куда, пока наконец небо не начало светлеть. С рассветом промерзший за ночь Нью-Йорк пробудился и нехотя зашевелился. Нарядно убранные экипажи сновали по улицам, останавливаясь перед дверями магазинов, украшейными кедровыми и лавровыми ветвями и переплетенными красными лентами. Атмосфера близкого праздника ощущалась повсюду, а убранство делало окна всех домов похожими одно на другое.
Наконец Мина нашла себе временное пристанище в огромном универсальном магазине. Здесь, в уюте и тепле, она сразу ощутила приближение Рождества. Ее окружали веселые лица, все желали друг другу счастливого праздника. Волшебные фонари, причудливо раскрашенные куклы, новая чудо-игрушка - электрическая железная дорога, по которой вокруг елки ездил маленький паровоз, - все это сверкало и восхищало...
Подождав, пока закончится снегопад, Минако вышла из магазина. Пораженная красотой зимнего парка, она восторженно улыбнулась. Деревья и кустарники, покрытые снегом, напоминали леденцы в сахаре, расчищенный лед небольшого пруда сверкал как зеркало, а маленькие фонтанчики, выстроившиеся в ряд, издалека походили на снежных солдатиков. Мимо Минако проносились запряженные лошадьми сани, в воздухе звенели серебряные и медные колокольчики. Мина
опечалилась: хрустальный звон колокольчиков почему-то напомнил ей о полете ангелов...
Сани пролетали, под ними скрипел снег. Порой зазевавшийся возница сбивал прошлогоднюю надпись "Не ходите по траве!" и мчался дальше. Ребятишки, радостно визжа, забрасывали друг друга снежками. Некоторые, взявшись за руки, катались на коньках по гладкому льду пруда. Самые старшие мчались по кругу, испытывая неописуемое блаженство.
Однако у одного из них была сумка с тухлыми яйцами, поэтому принимавшим участие в этой игре зевать не стоило.
К вечеру народ стал расходиться. Минако казалось, что она случайно и неизвестно зачем очутилась на чужой земле.
Хотя радость других людей немного приободрила ее, день тянулся необычайно долго, и после захода солнца она не знала, куда идти и что делать дальше. Ко всему прочему Мина продрогла до самых костей и поплотнее запахнула жакет.
Улицы почти опустели. Сосульки на водосточных трубах поблескивали в свете газовых фонарей. Мимо пронесся последний почтовый фургон, а в нескольких шагах от нее остановился элегантный кеб. Мальчишка на углу уговаривал последних прохожих купить у него газеты. Даже у него, несомненно, было какое-то место для ночлега.
Да и у всех в этой жизни оно было. Подумав об этом, Мина нерешительно огляделась, а затем пошла в противоположном направлении, словно рай, ее родной дом, находился где-то совсем неподалеку. Однако по обе стороны улицы стояли лишь высокие серые дома, а над ними на ночном небе мерцали неяркие зимние звезды. Она подняла голову, внезапно охваченная призрачной надеждой, что свет этих звезд укажет ей нужный путь: дорогу в рай.
Конечно, очень скоро поняв, что ничего подобного не произойдет, Мина вытерла навернувшиеся на глаза слезы и глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.
Зябко поежившись, она пошла в ту часть города, где еще не успела побывать. Там не было праздничных огней, а возле костров грелись такие же, как она, бездомные эмигранты и нищие.
Мину очень удивило, что на земле так много падших ангелов.
Замерзшая, голодная и усталая, она остановилась около одного из домов, привлеченная восхитительным запахом горчицы, - в животе у нее забурчало, а рот наполнился слюной. Множество оборванцев теснились под большим навесом у подъезда какого-то здания.
Несколько детей, на плечи которых было наброшено одно одеяло, зябко жались друг к другу. Кое-кто из них кутался в вязаные шарфы, но все они при тусклом освещении выглядели очень бледными и хором издавали жалобный звук, напоминающий не то плач, не то вой.
Чуть в стороне женщина что-то готовила над скудным огнем. Видимо, отсюда и доносился запах горчицы. Женщина бросила на Минако быстрый взгляд, и та успела заметить в нем теплоту, понимание и сочувствие.
Плеснув в помятую оловянную мисочку какой-то горячей жидкости, женщина протянула ее Мине.
- Что вы! Накормите своих детей! - Чувствуя, как на глаза снова наворачиваются слезы, она решительно покачала головой.
Эмигрантка нахмурилась и почти силой всучила ей полную миску:
- Frohliche Weihnachten! С Рождеством Христовым!
- Благодарю вас! - ответила Мина, быстро овладев собой.
Немка вернулась к своему занятию.
Вскоре Минако уже сидела на снегу, скрючившись от холода, и с жадностью ела кислый немецкий суп, такой вкусный и согревающий, что ей казалось, будто она участвует в трапезе самого Господа Бога.
После еды ее охватило тяжелое оцепенение. Сердце, мозг и душа Мины так устали, что она не чувствовала ни холода, ни снега, засыпающего ее.
Из полузабытья Минако вывел какой-то знакомый звук. Колокола! Она услышала звон колоколов, похожий на далекий хор архангелов, чистый и манящий к себе. Придя в себя и поняв, что поблизости нет ни одной церкви, она поднялась и медленно побрела туда, откуда доносился колокольный звон. Наверное, с таким радостным чувством она шла бы к самим Вратам рая.
Вопреки ее опасениям церковные двери легко отворились.
Здесь было тепло, и все заливал неяркий свет свечей. Минако постояла возле алтаря, затем вернулась к скамьям и села на вторую спереди.
Глаза у нее закрылись. Именно здесь, в Божьем храме, она с болью ощутила, как далека от того места, которое совсем недавно покинула.
Веки стали тяжелыми. Мины развязала ленты шляпки и вскоре забылась глубоким сном.
***
- Эй!
Минако наконец согрелась, но усталость так и не прошла.
- Э-эй!
Какой надоедливый голос, словно муха жужжит над ухом.
Она все еще не очнулась ото сна.
- Мина! Проснись!
- Амели, - в изумлении пробормотала она и снова плотнее закуталась в жакет.
- Проснись, Минако!
Она вздрогнула, открыла глаза, села и откинула с лица волосы.
- Ами? Неужели это действительно ты? - Минако потянулась к подруге, но рука прошла сквозь нее. Воздух! Ничего, кроме воздуха. - Я забыла. Теперь, как и все смертные, я не могу коснуться ангела... Я не могу обнять тебя, Ами! - Ее голос дрогнул.
- Знаю.
- Амели... - Мина опустила руки. - Я так боюсь.
- Подожди. Разве ты не понимаешь, что я явилась тебе во сне? Неужели ты не помнишь? Урок номер сто три.
- Вспомнила. Просто я никак не привыкну к своей новой жизни...
- Не перебивай. - Ами глубоко вздохнула, как делала всегда, когда хотела сказать что-нибудь очень важное, и распростерла крылья над Миной. - Я пришла поведать тебе о великой радости!
Наконец Ами опустилась на переднюю скамейку и сложила крылья. Мина обратилась в слух.
- Я принесла хорошие новости, - начала Ами, - действительно хорошие.
- Какие же?
- Святой Петр смягчился.
- Меня возвращают назад?
- Да... Но... С одним небольшим условием. Он сказал, что ты должна совершить чудо. Только здесь, на Земле. После этого можешь вернуться.
- Да ведь и в те времена, когда я была ангелом, мне не удалось совершить ничего стоящего! Что же я могу сделать теперь, став обычным человеком?
- Этого я не знаю. Я передала тебе то, что мне поручили.
- Как же я смогу?
- Не думай, что это так трудно. Святой Петр никогда не потребовал бы невозможного. Назвав это "чудом", я подразумевала совсем не то, что ты.
Огорчившаяся Минако снова воспрянула духом, поняв, что еще не все потеряно, и подалась вперед.
- Все, что угодно. Я сделаю все, что угодно.
- Это хорошо, Минако, очень хорошо.
- О каком же чуде ты толкуешь?
- Считай это небольшим заданием. Ты должна научить хоть одного из смертных бескорыстно любить.
Минако задумалась, потом с облегчением вздохнула, вспомнив добрую немку, угостившую ее супом. Наверное, таких людей в Нью-Йорке немало.
- Что ж! Думаю, мне удастся это сделать. Почему ты так странно смотришь на меня? По-твоему, это очень трудно?
- Труднее, чем тебе кажется, но возможно.
Мина молчала, ожидая объяснений, но Ами не спешила с объяснениями.
- Ты считаешь меня совсем бестолковой? - спросила Минако.
Подруга покачала головой.
- Так в чем же дело?
- Святой Петр выбрал для этого определенного смертного.
- Твой тон подсказывает мне, что легче научить добродетели самого дьявола.
- Ты сможешь это сделать, Мина, я знаю, что сможешь...
- Так кто же мой смертный?
Ами сочувственно вздохнула и опустила глаза:
- Это крупный финансист. Мистер Кунсайт.
- Кто?! Мистер Я-Куплю-Весь-Мир-За-Деньги?! Тогда... Что ж, святой Петр придумал для меня самое тяжкое наказание.
- Кунсайт не так плох, как ты полагаешь. - Минако презрительно усмехнулась. - Нравится он тебе или нет, это твой единственный шанс. Очень прошу тебя, Минако, постарайся, у тебя все получится.
Мина посмотрела на небеса, откуда ее низвергли, и обреченно проговорила:
- Я постараюсь, однако это будет очень трудно. Конечно, я пошутила, что легче научить дьявола добродетели, но, Ами.., святой Петр дал мне почти невыполнимое задание.
***
Малахит потратил на поиски Минако полтора дня.
Сидя в своем экипаже, М.К. видел, как она стоит у дверей церкви. Казалось, плечи Мины согнулись под тяжестью какого-то груза, намного превышающего ее собственный вес. В руке она рассеянно держала свою нелепую алую шляпку и напоминала птенца, выпавшего из гнезда.
Малахит видел, каким напряженным стало лицо Минако в тот момент, когда она заметила его. Словно очнувшись, она надела шляпку и завязала ленты, поглядывая то на М.К., то по сторонам.
- Минако! - Малахит приподнял шляпу, подойдя к ней.
- Мистер Кунсайт. - Мина кивнула и сделала шаг к нему. Раздалось легкое потрескивание.
Она явно замерзла, глаза сверкали, как серебряные доллары, и Лили почему-то то и дело смущенно поглядывала через плечо. Наконец Малахит понял, в чем дело - ее платье разорвалось сзади, очевидно, дверь защемила подол.
Надорванный кусок ткани волочился за ней как шлейф. Он, едва сдержав улыбку, сказал первое, что пришло ему в голову:
- Прекрасная погода!
- Да, если вам нравится снег.
- Конечно, нравится.
- В иных обстоятельствах мне - тоже.
Малахит подвел Минако к экипажу и открыл дверцу, делая вид, что не замечает ее удивленного взгляда:
- Прошу вас!
- Нет, благодарю.
- Я не привык упрашивать. - Кунсайт бросил на нее строгий взгляд. - Может, помочь вам подняться?
- Нет, я не хочу отнимать у вас время, ведь оно, как известно, деньги.
Сев в экипаж, Малахит ощутил растерянность. Между ними что-то явно происходило, это разжигало его любопытство и не позволяло ему уехать. Он проводил взглядом удаляющуюся Минако:
- Бенни, следуй за ней на расстоянии. Экипаж тронулся. Она шла довольно быстро, но Бенни все же сдерживал лошадь.
Наконец Малахит не выдержал, велел догнать Минако и открыл окно.
- Я искал вас. - Он уже не в первый раз заметил, что она старательно отводит глаза.
- Зачем? Сегодня нет торговых операций? М.К. пропустил колкость мимо ушей:
- Еще слишком рано.
- Надеюсь, поиски не ввели вас в крупные расходы.
- У меня есть немного свободного времени. - Он щелкнул крышкой золотых часов. - Сейчас только десять утра, а банки откроются в одиннадцать. Сегодня мой доход составит около двух тысяч долларов.
Минако не замедлила шаг, но почему-то нервно стянула перчатку.
- Поздравляю. Для вас, конечно, это как бальзам.
- Вам неинтересно, зачем я вас разыскивал?
- Нет. - Мина поднесла руки к губам и подышала на них. Наконец, пройдя еще несколько шагов молча, она остановилась и резко добавила:
- Меня не интересуете ни вы, ни ваши действия.
- Напрасно вы раздражаетесь.
Она пристально посмотрела на него, затем перевела взгляд на свои руки, невольно сжатые в кулаки.
- Полагаю, у меня есть для этого основания.
- Минако, - Малахит чуть не по пояс высунулся из окна, - у меня к вам хорошее предложение. Садитесь сюда, и мы поговорим.
- Едва ли я его приму.
- Да откуда вы знаете, что я предложу? Хоть выслушайте меня.
- Боюсь, вам не понять меня.
Млахит мысленно выругался. Обычно такая тактика действовала безотказно, но пауза слишком затянулась, он почти физически ощущал, как движется минутная стрелка на его часах.
- Я готов дать вам сотню долларов только за то, чтобы вы немедленно сели в экипаж. Это же ни к чему вас не обяжет, верно?
Глаза мины сузились, как у разозленной кошки, и стали колючими; она гордо подняла голову и, не сказав ни слова, двинулась дальше.
- Итак?
- Кажется, мы мыслим разными категориями. Словно вспомнив о чем-то, Минако свернула на аллею, где, как обычно, толпились бездомные эмигранты, подошла к женщине с ребенком на руках, порылась в кармане, что-то вынула и отдала женщине. Приглядевшись, Малахит увидел небольшую мисочку. Мина перекинулась с эмигранткой несколькими словами, благодарно улыбнулась и повернула назад.
- Бенни, догоняй. Когда поравняемся с ней, останови экипаж.
Тем временем Малахит отсчитал несколько зеленых бумажек.
- Двести.
- Нет, спасибо.
- Пятьсот! - Мина снова покачала головой. - Тысяча! Две!
- Неужели только за то, что я выслушаю вас? - Она с изумлением взглянула на него.
- Да.
- Две тысячи долларов?
- Именно так.
- Наличными? - Минако смотрела на него в упор. -Да!
- Прямо сейчас?
- Да!!!
Она протянула руку:
- Деньги!
М.К. спрыгнул на тротуар и сунул ей деньги.
- Пересчитайте, пожалуйста, - сказала она.
- Что?!
- Пересчитайте на всякий случай. Вы же не хотите ошибиться?
Малахит мысленно выругался, но все же сделал то, что требовала Мина.
- Спасибо, вы очень любезны.
- Залезайте.
- А теперь подождите минуточку.
Изумленный Малахит увидел, как Мина снова бросилась к аллее, подошла к бледным ребятишкам с огромными глазами и вложила в руку каждого из них сотенную бумажку. Остановившись перед женщиной с ребенком на руках, он сунула ей все, что осталось.
- С Рождеством! Frohliche Weihnachten!
Потрясенная немка недоверчиво рассматривала стодолларовые банкноты, а Минако с торжествующей улыбкой повернула назад.
- О'кей, мистер Кунсайт. Теперь я готова!
Он не знал, чего ему хотелось больше - придушить Мину или поздравить ее. Этой несносной женщине опять удалось вывести его из равновесия!
И все же он испытывал необъяснимое удовлетворение. Теперь она сидела напротив него.
- Я мог бы дать и больше, - начал Малахит, поглядывая в окно.
- Могли бы?
- Вполне. Стоило только поторговаться.
- Невероятно интересно! Мне все же следовало показать вам, как нужно обходиться с людьми. Кстати, скажу вам по секрету...
- Что?
- Я ни в коем случае не приму вашего предложения.

0

7

Глава 4

Минако, расположившись в глубоком кожаном кресле, рассматривала картины на стенах и великолепную мебель из красного дерева с медной инкрустацией. В широкое окно кабинета Малахита она видела засыпанную снегом улицу и два магазинчика. Минако внимательно оглядывала все, упорно не замечая хозяина.
- Минако!
Она обернулась. Малахит, сидевший за огромным столом, обращался к ней, но смотрел в сторону. Здесь, в своем кабинете, он еще больше производил впечатление человека, привыкшего повелевать. Теперь Минако уже не сомневалась: он действительно считал себя могущественным и сильным и даже если бы отрицал это, манеры кунсайта и роскошь, окружавшая его, непреложно свидетельствовали о занимаемом им высоком положении в обществе.
М.К. вынул ручку из серой мраморной чернильницы и отряхнул перо.
- Когда вы были здесь в прошлый раз, я услышал от вас кое-что весьма любопытное.
Минако молчала, понимая, что этот денежный мешок Малахит почему-то действительно заинтересовался ею.
- Вы говорили, например, что не все можно купить за деньги.
- Да, и готова повторить это.
- Так вот, заявляю, что категорически не согласен с вами. - Минако хотела возразить, но Кунсайт остановил ее: - Дайте мне закончить. Я не согласен с вами, но мне нравится, когда мое мнение пытаются оспорить. Более того, я нахожу вашу точку зрения весьма оригинальной и даже отчасти интригующей.
- Для чего вы все это мне говорите?
- Я хочу, чтобы вы доказали свою правоту. Удобный случай отстоять свою точку зрения, не так ли?
- Простите, не понимаю вас.
- Помнится, вы сообщили мне, что вам некуда идти.
- Так оно и есть.
- В таком случае предлагаю вам остаться здесь и попытаться убедить меня в справедливости вашей теории. - Он уперся локтями в стол и в упор посмотрел на Минако. "Ну прямо святой Петр!" - пронеслось в ее голове.
- Докажите мне, что на Земле есть хоть что-то, чего нельзя продать или купить.
- Зачем? Для чего вам это нужно? И почему я?
- Ради развлечения. Такая постановка вопроса вас устроит?
- Но вы, видимо, считаете, что вам бросили вызов!
- И это тоже. - Он приподнял ручку и взглянул на кончик пера. - Итак, вы называете мне то, что, по вашему мнению, невозможно приобрести за деньги. Я же в самый короткий срок выкладываю наличные и доказываю вам обратное. Таким образом, каждый из нас подтвердит свою точку зрения. Идет?
- Что будет ставкой в нашем споре?
Малахит удивленно посмотрел на Минако и расхохотался легко и непринужденно, что в последнее время с ним нечасто случалось:
- Назовите вашу цену!
- Вы, как всегда, мыслите только в денежных категориях.
- Хорошо, я имел в виду не цену, а награду.
Минако помедлила, размышляя о своих обстоятельствах и конечной цели. В сущности, то, что задумал СМалахит, было весьма на руку Мине. Возможно, там, на Небесах, решили ей чуточку, самую малость помочь.
- Я могу потребовать у вас все, что угодно?
- Да, - подтвердил малахит.
- Ладно... Тогда так. Если мне удастся доказать вам, что вы не правы, то вы в течение недели должны найти человека, потерявшего всякую надежду, и дать ему шанс. Впрочем, отыскать таких людей нетрудно, сходите на аллею к эмигрантам. - мина внимательно наблюдала за реакцией Малахита.
- Договорились, - ответил он.
То, что Кунсайт так легко согласился, не понравилось Мине.
- Вы можете сказать конкретно, что предпримете?
Малахит молча изучал какую-то бумагу и, казалось, не слышал Минако.
- Мистер Кунсайт? - Он поднял глаза и вопросительно посмотрел на нее. - Вы мне не ответили.
Малахит решительно отодвинул бумагу.
- Я установлю с ним приятельские отношения, - с трудом выдавил он и быстро поднялся. - Мне предстоит провести несколько деловых встреч. Одну - сегодня вечером, через несколько дней - следующую. Вы будете меня сопровождать. - Малахит повернулся к окну.
- Просто сопровождать? Больше ничего?
- Да.
- Хорошо, - согласилась Мина. - Будем считать, сделка состоялась.
Малахит позвонил в колокольчик, и на пороге появился дворецкий. Казалось, он окосел: его лицо было обращено к хозяину, а глаза устремлены на Минако.
- Проводи мисс Минако в золотую комнату, Гейдж, и не забудь проследить, чтобы она ни в чем не нуждалась. - Взглянув на Мину, М.К., насмешливо сверкнув глазами, добавил:
- У нее должно быть все, что можно купить за деньги.
***
Золотая комната отвечала своему названию. Кровать, стенные панели, обои - все было покрыто позолотой и
ослепительно сияло. Картина, написанная на высоком потолке, изображала восход солнца, на полу из дубовых позолоченных досок лежал огромный ковер того же золотистого тона, что и шторы.
Присмотревшись к вышивке на ковре, Минако с облегчением убедилась, что ее лейтмотив - не долларовые купюры, а цветочный орнамент, расположенный в несколько рядов.
За одной из дверей оказалась гардеробная, увешанная зеркалами в золоченых рамах. За дверью с золотыми ручками в виде дельфинов размещалась ванная комната, отделанная бледно-желтым мрамором.
- Великий Боже, - прошептала, Мина разглядывая золотую раковину. В зеркале, висящем над ней, она увидела свои изумленные, округлившиеся глаза. Обернувшись, она уставилась на унитаз, похожий на золотой трон.
Минако вдруг начала давиться от смеха, потом расхохоталась громко и безудержно. Она не могла остановиться, ибо никогда еще не видела более нелепого сооружения. Поселив ее здесь, Кунсайт, очевидно, хотел показать, какую колоссальную сумму выложил за отделку этих апартаментов. И в самом деле, все в этой золотой комнате было самым дорогостоящим, но свидетельствовало лишь о несметном богатстве и поразительной безвкусице.
Минако вышла из ванной комнаты, ощущая подавленность и дискомфорт. Теперь она поняла, что ей едва ли удастся переделать М.К. В спальне Мина снова осмотрелась. Каждый элемент отделки, каждая безделушка выглядели поистине безупречно. Дорого и роскошно. Мертво и холодно.
Время бежало неудержимо быстро, и Минако внезапно осознала, что человек, живущий в таком доме, нуждается не просто в хорошем уроке. С этим, вероятно, уже опоздали. Малахит зашел слишком далеко, и Минако очень удивилась бы, узнав, что он вообще способен испытывать подлинную радость и счастье. Если такое и случилось бы, он, несомненно, начал бы измерять их в долларовом эквиваленте.
Мина опустилась на застеленную шелковым покрывалом мягкую постель. Одна только ручная резьба по дереву явно стоила бешеных денег.
Чувство беспомощности охватило ее, и она, уткнувшись в подушку, зарыдала. Ей стало очень больно. Нет, не за себя, падшего ангела. А за Малахита, за его погибшую душу...
***
М.К., открыв дверцу экипажа, бросил взгляд на окно верхнего этажа, ибо инстинктивно почувствовал, что оттуда пристально смотрят на него. Штора быстро задернулась, и ему снова захотелось рассмеяться - уже второй раз за этот день.
Едва он подошел к дверям, они широко распахнулись. Малахит давно заметил, что все слуги, начиная с дворецкого, разносчики газет и мальчишки-лифтеры в период рождественских праздников работают гораздо усерднее, стараясь угодить и надеясь получить более щедрые чаевые.
К удивлению Кунсайта, на пороге стоял не Гейдж, а Минако в жакете и шляпке. Он нахмурился и посмотрел вверх:
- Это вы сейчас были там?
Мина кивнула.
Он задумался. От экипажа до дверей - восемь ступенек; лестница между вторым этажом и холлом - не менее сорока.
Видимо, Минако бежала во всю прыть, ибо раскраснелась и с трудом переводила дыхание.
Малахит окинул ее взглядом:
- Куда-то собрались?
- Да. Вместе с вами.
- Куда же?
- Доказывать свою правоту. Я готова.
- Прямо сейчас? Чего ради?
- Чтобы развлечь вас, конечно.
Он заметил, что глаза у нее покраснели:
- Вы снова плакали?
- Нет, соринка в глаз попала.
- Вот как! Сразу в оба?
- Вы весьма проницательны. Так оно и есть. - Она наклонилась над небольшим старым дорожным саквояжем. - Вот здесь.
- Что здесь?
- Считайте это сюрпризом.
Между тем снова пошел снег, и Минако с тоской посмотрела на небо.
- Пойдемте! - Она вывела Малахита из дома, крепко ухватившись за его руку.
- Эй! Куда вы? А экипаж?
- Нет! Мы пойдем пешком.
- Но ведь валит снег!
- Ничего, это даже лучше, - улыбнулась Мина. Идя по заснеженному тротуару, Она по-прежнему держалась за Кунсайта.
В другой руке она несла свой саквояж. Девушка тихо напевала рождественскую песенку "Джингл Беллз", приветливо улыбаясь каждому встречному, обязательно поздравляла его с наступившим праздником.
Теперь Малахит понял, что Минако ведет его к городскому парку. Распевая о колокольчиках и ангелах, она
направлялась туда, где видны были засыпанные снегом деревья и кустарники.
- Присядьте здесь, - предложила Мина, стряхнув со скамейки снег.
- По-вашему, развлечься значит посидеть на этой лавке? - поинтересовался Малахит, усаживаясь.
- Нет, конечно. - Она поставила перед собой саквояж и открыла его. - Это для вас, - сказала Минако, вынимая оттуда пару старых коньков, - а это - для меня. - Она вытащила еще одну пару таких же старых коньков.
- Это и есть ваш сюрприз?
- Да, и совершенно безвозмездный.
- И где вы достали эту историческую реликвию?
- Заняла. На время. А теперь надевайте их и затяните потуже ремень.
Она надела коньки и, привстав со скамейки, пошевелила ступнями, проверяя, надежно ли закреплены ботинки.
Казалось, ей не впервой кататься на льду.
- Отлично, - удовлетворенно улыбнулась Мина, чуть отойдя от Малахита. - Вы что, даже не переобулись? Помнится, кто-то утверждал, что всегда готов принять вызов.
Секундой позже она уже шла по тропинке к пруду. Кунсайт, кряхтя и ругаясь, натягивал коньки и поглядывал вслед горделиво удаляющейся Минако. Кто бы мог подумать, что еще совсем недавно ее юбка была почти разорвана, а жакет сильно пострадал при несчастном случае! Тончайшая работа! Малахит никогда прежде не видел таких искусных рукодельниц.
- Поторопитесь! - позвала его Мина певучим голосом. - Не бойтесь, вам не придется раскошеливаться в пользу бедных!
***
- Не понимаю, за что мы должны выкладывать по дайму?
- Минако удивленно смотрела на служащего парка в синей униформе. Он стоял в небольшой будке на берегу пруда, скрытой стеной кустарника.
Служащий терпеливо объяснил:
- Катание на коньках стоит десять центов с каждого.
Мина услышала, что кто-то спускается по тропинке. Ей совсем не хотелось видеть сейчас торжествующее лицо М.К., и она отвернулась. Пусть упивается своим триумфом! За спиной, совсем рядом, заскрипели его коньки.
- В чем дело? - прозвучал его низкий голос.
- Я ошиблась, мистер Кунсайт. Катание на коньках стоит денег.
Позади послышался звон монет. Минако обернулась - Он рылся в карманах, отыскивая мелочь.
- Нет!
Малахит, злорадно улыбнувшись, обратился к служащему:
- Каков ваш доход в хороший день?
- Пятьдесят долларов, - бросил служащий, удивленно пожав плечами, - иногда шестьдесят.
М.К. вынул три золотые монеты по двадцать долларов и добавил к ним еще сорок бумажных.
- Будем считать, у вас сегодня очень хороший день. Закрывайте лавочку и убирайтесь.
Не успела Минако открыть рот, как Малахит увлек ее на лед, и через секунду она уже кружилась, поддерживаемая его сильной рукой.
Минако хотела сказать ему, что раздумала кататься с ним на коньках, поскольку это - платное удовольствие, и она лучше придумает что-нибудь другое. Но, стараясь удержать равновесие молчала. Она стояла на коньках впервые в жизни.

Глава 5

Уже во второй раз за последние два дня М.К. разглядывал Минако с неподдельным изумлением. Только теперь она лежала вниз лицом на льду.
Наконец она подняла голову и взглянула на Малахита:
- Я сделала небольшое открытие. Оказывается, без крыльев держаться в воздухе почти невозможно.
- Вы не очень сильно расшиблись?
- Нет. Пострадала только моя гордость. - Она оперлась на руки и встала на четвереньки, пытаясь снова принять вертикальное положение.
Кунсайт помог ей подняться.
- Я полагал, что человек, выходящий на лед, должен уметь хоть немного держаться на коньках. - Он не выпускал ее руку. - Я думал, вы неплохо катаетесь.
- Я тоже так думала, - пробормотала Минако. Коньки ее разъезжались в разные стороны, и ей пришлось изо всех сил вцепиться в М.К., чтобы не растянуться снова. - По крайней мере со стороны это казалось нетрудным.
- Повернитесь ко мне, - сказал Малахит, выпуская Мину.
- Да я даже с места двинуться не могу.
- Попытайтесь сделать это медленно.
- Я не умею творить чудеса.
Он сделал небольшой круг перед озадаченной Минако и снова взял ее за руку:
- Соедините ноги! Ближе! Так, не расслабляйте голень! Не бойтесь, я помогу вам.
- Вы умеете кататься, - с завистью проговорила Мина.
Малахит молча взял ее за обе руки и, медленно откатываясь назад, потянул за собой.
- Не горбитесь! Расправьте плечи!
- Вы правы, это легче, чем мне казалось.
Кунсайт, зайдя сзади, поддерживал ее за талию, толкал вперед и набирал скорость. Щеки Минако порозовели, она впервые за все это время весело улыбнулась.
- Это превосходно! - Удивленный Малахит услышал ее смех.
Он поехал еще быстрее, не замечая холодного ветра, бьющего в лицо. Смех девушки становился все звонче и задорнее. Этот смех да еще знакомый запах лимона производили на него совершенно необъяснимое впечатление, пробуждали давно забытое ощущение радости.
Малахит крепко обхватил Минако спереди и закружился с ней на одном месте. Вдруг их глаза встретились - Малахит, пожалуй, не встречал такого ясного взгляда, выражавшего чистые и неподдельные чувства. Внезапно он показался себе изгоем, ибо в этот короткий миг для него утратило значение все, словно предыдущие тридцать лет прошли впустую. Глаза Мины сияли так, будто он, ощутив пустоту в душе, бросил к ее ногам целый мир.
Мысли об этом доставляли ему мучительную боль. Эта странная женщина задела самые потаенные уголки сознания Кунсайта и заставила его заглянуть в себя. С огромным усилием ему удалось оторваться от ее цепкого,
притягательного взгляда.
- Теперь попробуйте сами! - Малахит легонько подтолкнул Мину, задав начальную скорость и наблюдая, как она неуклюже покачивается и отчаянно размахивает руками, пытаясь сохранить равновесие. Он крикнул ей вслед: - Держите спину прямо, но старайтесь расслабиться! Доверьтесь своему телу!
Мине явно не удалось последовать его совету - издали она напоминала фонарный столб. Ей было весело и страшно, она катилась вперед, то и дело выкрикивая его имя и все больше набирая скорость.
Малахит легко обогнал девушку и, развернувшись, хотел поймать ее, но промахнулся, и она пролетела мимо. Наконец Минако налетела на дерево возле самого берега. Сильно ударившись, она издала вопль, а с дерева на нее посыпались густые хлопья снега.
Кунсайт не удержался от смеха - сначала он вообще не видел Мину. Потом из сугроба показалась шляпка и вынырнуло ее обескураженное лицо. Она напоминала Сайта-Клауса, ненароком угодившего в снежную лавину. Ее глаза, запорошенные снегом, сияли, как свежеотчеканенные монеты.
Малахит отвернулся, покатываясь от безудержного смеха.
- Эй, Малахит!
Он с трудом принял серьезный вид. М.К., мистер Кунсайт - вот его имена, к которым он привык, а "Малахит" звучало несколько странно.
- Это то, что нельзя купить за деньги, а? - Минако, метко швырнув в него снежком, сбила шляпу и торжествующе улыбнулась.
Отряхиваясь от снега, Кунсайт подъехал к Мине, не осознавая, что все еще глупо улыбается.
- Разве это не восхитительно? - спросила она, все еще не освободившись из снежного плена, и запустила в него вторым снежком. М.К. уклонился, и Мина взяла горсть снега, но, взглянув на Малахита, опустила руку - в его глазах появился сердитый блеск. Она бросилась бежать через заносы, то и дело увязая в глубоком снегу. Шляпа ее сбилась, растрепанные волосы развевались на ветру.
Малахит догнал ее, и они, повалившись, с веселым смехом покатились к пруду, туда, где стояли совсем молодые деревья. Мина все еще смеялась. Когда они оказались у льда, М.К. заметил, что снег сверкает у нее на лице, как осколки бриллиантов. Золотистые волосы напоминали нимб, щеки раскраснелись, и Кунсайт чувствовал ее горячее дыхание.
Она улыбалась ему. Для него.
Не задумываясь, Малахит обнял Мину и прижался к ее губам. Но тут произошло нечто совсем необъяснимое.
Кунсайт вдруг услышал звон колокольчиков.
***
Этой ночью Мине снилось, что Малахит все еще целует ее, а его взгляд уже не такой чужой и далекий. Когда архангелы с холодными лицами сносили ее вниз по лестнице Иакова, они посматривали на нее с недоумением, словно сомневаясь, существует ли Минако на самом деле. Почти такое же выражение было у нее самой, когда она ощутила поцелуй Кунсайта, ибо тоже сомневалась в его реальности.
Но так или иначе это показалось ей райским наслаждением, обретенным здесь, на земле, а не на небесах.
Мина, откинув одеяло, поболтала в воздухе ногами; знакомая шелковая сорочка доходила ей почти до колен. В комнате было очень тепло, хотя окна за ночь совсем заиндевели. Все началось с камина, который растапливала одна из служанок по имени Пэг. Именно она и дала Мине две пары коньков.
Через золотисто-желтые шторы в спальню проникал тусклый утренний свет. Девушка раздвинула их и, подышав на стекло, выглянула наружу. На улице увидела множество пешеходов и крытые зимние экипажи. Мир, сверкавший вчера девственной белизной свежевыпавшего снега, теперь стал скучным, холодным и серым.
Что-то сейчас поделывает Малахит? Зарабатывает очередную порцию денег? Возможно. Потерял вчера с ней время в парке, а теперь, наверное, жалеет об этом и подсчитывает убытки... Мина опять забралась в кровать и ненадолго задремала. Ей снова привиделся Кунсайт - только теперь уже в строгом деловом костюме денежного магната он сидел за своим столом и деловито пересчитывал столбик золотых монет.
Ее разбудил осторожный стук в дверь.
- Да? - Минако натянула на себя одеяло.
- Ваши вещи прибыли, мисс, - сообщила ей улыбающаяся Пэг, входя в комнату.
- Мои вещи? . Проснувшаяся Мина удивленно уставилась на служанку.
Та кивнула.
Минако выбралась из постели и выглянула в холл - там стояли чемоданы, сундуки, шляпные коробки, лежали какие-то свертки...
- Это ваши вещи, - повторила Пэг. - Мистер Кунсайт сказал, что они прибыли сегодня утром.
- Так и сказал?
Пэг направилась в гардеробную:
- Я приготовлю для вас ванну, мисс Минако. Пока Гейдж занесет все это в комнату и распакует, вы успеете освежиться.
Наверняка никто еще не принимал ванну так поспешно. Мина внимательно прислушивалась к звукам, доносившимся из комнаты, и, едва поняв, что все кончено, мигом вылетела из ванной комнаты, на ходу застегивая сорочку. Увидев одежду, она сразу подумала, что ее хватит для всего Нью-Йорка. Приглядевшись внимательнее, Минако поняла, что все это куплено вовсе не в Нью-Йорке - на каждом из чемоданов стоял почтовый штамп, коробки же были обернуты в прозрачную серебристую бандерольную ткань.
Здесь она обнаружила платья для прогулок из тончайшего кашемира, меха, дневные шелковые платья из тисненого шелка с кружевами и бисерной отделкой, меховые шапочки и муфты, шерстяные и кожаные перчатки разных фасонов, огромное количество корсетов и нижнего белья... Шляпных коробок Мина насчитала не менее тридцати: они стояли вдоль стены ровными рядами, а рядом с ними - коробки с обувью.
Взяв один из свертков, Минако положила его на кровать и развернула, одолеваемая любопытством.
Ее сердце на мгновение остановилось. Она затаила дыхание. В свертке оказалось белоснежное вечернее платье из бархата, почему-то легкое и тонкое, как паутина. Ткань напоминала знакомые облака, по кайме юбки шел вышитый затейливый узор, похожий на далекие созвездия, но только на белом фоне. Мина даже и в голову не приходило, что на свете существует подобная красота, и она не могла оторвать от платья восхищенного взора. Тончайшая серебряная вышивка переливалась в свете камина на белом бархате.
Это платье казалось маленькой частью небес. Ее небес. Того, что теперь сохранилось лишь в ее памяти.
Минако прижала платье к груди и долго сидела так, не в силах подняться. Глаза ее затуманились слезами. - Видимо, это доставило вам удовольствие. - Голос Малахит вывел ее из транса. Он стоял в дверях, с недоумением глядя на потрясенную Мину.
- Это чудесно. - Она тряхнула головой и окончательно пришла в себя.
- Чудесно до такой степени, что вы снова, кажется, плачете...
- Вовсе нет.
Просто вспомнила о том, что имела и потеряла. . Минако почувствовала, как Малахит насторожился, а его взгляд стал почему-то сердитым.
- Одевайтесь, - распорядился он, - и спускайтесь вниз. Быстро.
- Мы куда-то уезжаем?
- Да. . Кунсайт, поколебавшись, добавил:
- Не знаю, кто прислал вам все это, но если выясню, охотно пожму ему руку.
Не успела Минако ответить, как он закрыл за собой дверь. Посмотрев ему вслед, она совсем расстроилась. Увы, в сложившейся ситуации ему никогда не удастся пожать руку таинственному отправителю. Небесная канцелярия находится слишком высоко.
Мина выбрала платье из шелка цвета аквамарина и направилась с ним в гардеробную. Глядя на себя в зеркало, она немного задержалась. Мине показалось, что ее внешность несколько изменилась, хотя и незаметно для постороннего глаза. Минако снова озадаченно взглянула на себя и вдруг улыбнулась, внезапно поняв причину, - вчера в парке она чувствовала себя, по-настоящему счастливой.
***
М.К. вручил Зойсайту пачку документов и поднялся из-за стола. Они вышли вдвоем из библиотеки и направились в холл. Кунсайт, прислонившись к перилам, молча наблюдал, как поверенный шуршит бумагами, пряча их в свой необъятный портфель.
Встретившись с Зойсайтом, Малахит не упомянул о расписке, на которой тот настаивал двумя днями раньше. Его адвокат же никак не мог взять в толк: зачем Малахиту оставил эту женщину у себя? Развлечение? Желание изменить привычное течение жизни? Потребность в общении? Все это казалось нелогичным и необъяснимым. Сам М.К. не желал давать никаких разъяснений на этот счет. Точно Зой знал одно - Кунсайт не имеет ни малейшего представления о том, кто она, откуда взялась, и, видимо, пока не стремится выяснять это. Как профессионала Зойсайта это очень беспокоило - он почти физически ощущал дискомфорт.
Уложив бумаги и нерешительно потоптавшись у двери, поверенный осторожно начал:
- Я забыл спросить: вы заставили ее подписать наш документ?
- Нет.
- Но, по-моему, вы собирались установить личность этой женщины.
- Я скоро займусь этим вплотную. - Кунсайт вцепился в перила, что не ускользнуло от опытного взгляда Зоя. - Да уж. Не забывайте, это очень важно. Вам необходимо сделать это.
Нетерпеливым жестом М.К. дал понять Зойсайту, что больше его не задерживает, и поставил ногу на ступеньку, но тут что-то синее, неожиданно мелькнувшее перед глазами, заставило его остановиться.
Он посмотрел наверх, испытывая странное ощущение близкой гибели от какой-то роковой угрозы. Но это был не рок. На лестнице стояла Минако, но Кунсайт никогда еще не видел, чтобы она смотрела на него сверху. Мина грациозно прислонилась к перилам, затем, не спуская с него своих голубых глаз, направилась вниз, напевая незамысловатый мотив. До конца лестницы оставалось всего несколько футов, когда она споткнулась и, громко воскликнув "ой!", с размаху налетела на Малахита.
Грохнувшись на мраморный пол Кунсайт перевел дыхание и тут же обнаружил, что Минако лежит сверху, а ее лицо всего лишь в нескольких дюймах от его носа. Он тряхнул головой, чтобы привести себя в чувство.
- Знаете, - сообщила Мина, простодушно улыбаясь и внимательно глядя в его глаза, - я только что думала о вас. - В тот момент, когда вы летели на меня?
- Вы же сами велели мне быстро спускаться, - смущенно проговорила златовласка, распростершись на Малахите и не делая попытки подняться.
Выбравшись из-под Мины, он встал на колени и протянул ей руку. Она обхватила Малахита за шею, не отрывая от него пристального взгляда и словно пытаясь напомнить ему о том, что произошло накануне. Тогда они лежали, запорошенные снегом, и он...
- Итак, М.К... - Кунсайт вздрогнул, услышав голос Зойсайта. Тот стоял в дверях и саркастически усмехался. - Итак, М.К., я вижу, вы все-таки нашли ее.

Глава 6

Наверное, это был самый длинный день в его жизни. По крайней мере так казалось Кунсайту. Освободившись от навязчивого Зойсайта, который тихо, но насмешливо извинялся за то, что появился в холле в столь неподходящий момент, М.К. вдруг захотел сделать Минако что-нибудь приятное. Такое, что хоть на время вывело бы ее из уныния, охватывавшего девушку всякий раз, как разговор заходил о прошлом.
Что мог придумать этот эгоцентричный финансист? Он повел Мину в лучший ювелирный магазин.
О черт! Он впервые видел женщину, в глазах которой не зажегся жадный блеск, когда она взглянула на витрину. Минако смотрела на алмазы и называла их красивыми, соглашаясь с продавцом, что они похожи на яркие звезды. Кунсайт, прислушиваясь к разговору, находил, что ее глаза гораздо больше напоминают звезды.
О сапфирах она отзывалась одобрительно, рубины и изумруды в ее представлении были просто красными и зелеными камешками, а жемчуг... Господи! Едва она бросила взгляд на жемчуг, ее лицо почему-то исказила невыразимая боль. Временами Малахиту казалось, что Минако чего-то стыдится.
Словно в трансе, она бормотала что-то о каких-то воротах... Нет, не о воротах. О Райских вратах. О жемчуге, похожем на слезы ангелов...
Они провели в этом магазине не менее двух часов, и Кунсайт, втайне от Мины, купил несколько крупных бриллиантов, а также красных и зеленых камешков. Клерк, принявший заказ о доставке на дом, побежал в заднюю комнату оформлять покупку, вытирая на ходу вспотевший лоб носовым платком.
Когда они вышли из магазина, в ушах Минако красовались изысканные бриллиантовые серьги в платиновой оправе, вызывающие жгучую зависть у всех встречных дам. Это все, что она согласилась принять. Очевидно, из жалости к Малахиту. Об остальных покупках она не подозревала, зато радости клерка, отца десяти детей, живущего только на комиссионные, не было предела. Кроме серег, Минако выбрала еще одну вещицу, казалось, очаровавшую ее: небольшую золотую булавку в форме крыльев. При взгляде на нее лицо девушки прояснилось.
Наступил вечер. Малахит снова приказал подать экипаж - они ехали в оперный театр на концерт симфонической музыки, открывающий новый сезон. Кстати, именно здесь Кунсайт заключал немало сделок, поэтому посещение оперы всегда входило в его планы.
Минако сидела молча, но с таким видом, словно читала увлекательную книгу. В своем белом вечернем платье и изящной шляпке, отороченной мехом, она напоминала Снежную королеву. Напряженность атмосферы казалась почти осязаемой, и М.К. с трудом скрывал раздражение. Подумать только, он, способный уломать сотни мужчин, партнеров по бизнесу, никак не мог найти подход к этой женщине, называющей себя Минако. Этот день не принес ничего, кроме ощущения, что отчужденность между ними все усиливается. Малахиту постоянно казалось, будто он все время делает что-то не то и совершенно не правильно. Это вызывало дискомфорт и беспокойство. Странно, но Минако каким-то образом
корректировала его размеренную, устоявшуюся жизнь. Еще удивительнее было то, что Кунсайта почему-то радовал такой поворот событий. Он заметил: Мина воспринимает окружающий мир несколько иначе, чем все прочие.
Малахит снова посмотрел на Мину. Судя по ее виду, она могла сейчас либо заплакать, либо бросить в него чем-то тяжелым. Однако ќрядом сидящая› отвернулась и начала рассеянно смотреть в окно экипажа. Мириады застывших снежинок сверкали при свете вечерних фонарей.
- У вас совершенно несчастный вид, - наконец нарушил молчание Малахит.
- Нет, почему же. - Минако уныло покачала головой.
- Тогда я ничего не понимаю. Вот уже несколько минут внимательно наблюдая за вами, никак не могу взять в толк, что плохого произошло. - Почувствовав, что в его голосе звучит раздражение, Кунсайт мягко добавил:
- Я собирался сказать вам это раньше.
- Когда?
- Недавно. Когда вы спустились в холл. Я еще говорил о том, как вы выглядите.
- Да, помню.
- Мина снова уставилась на мелькающие фонари. - Вы даже заметили, что я прекрасно одета. Богато.
Снова что-то не так. Малахита бесило, что собеседница явно считает его неуклюжим. Весь день, с самого раннего утра, ему ни разу не удалось ей угодить - ничем, кроме золотой булавки.
Экипаж остановился в конце улицы, возле оперного театра. Кунсайт открыл дверцу, спрыгнул на мостовую и галантно подал руку своей даме. Вокруг были толпы людей. Вдоль домов стояли праздные зеваки, мечтая хоть краем глаза увидеть чету Вандербильтов или Рокфеллеров, входящих в оперный театр. Количество нищих поражало воображение - они были повсюду с ржавыми жестянками в руках.
Вдруг Мина выпустила руку Малахита и быстро направилась к веренице нищих.
- Минако!
Казалось, она не слышит. Кунсайта не слишком удивило, что она собирается бросить новые бриллиантовые серьги в первую попавшуюся кружку.
- Какого черта? - прошипел Малахит, оттаскивая ее.
Мина с неподдельным удивлением посмотрела на него и снова перевела взгляд на оборванцев:
- Кто-то же должен помогать им. Кунсайт в изумлении уставился на Минако. Господи! Невинный младенец! Да встречал ли он хоть раз в жизни такое воплощение доброты?
- Как бы ни были вы замкнуты в себе самом, Малахит, - твердо проговорила Мина, - помните: в мире много людей, не способных выкарабкаться в одиночку. И они... - тут ее голос стал совсем тихим, - и, может быть, они тоже падшие ангелы.
Кунсайт сунул руку в карман.
- Послушайте, наденьте серьги! - На его ладони лежала груда зеленых бумажек.
Сейчас он согласился бы купить улыбку Минако за любые деньги.
***
Мине этот вечер тоже показался самым длинным из всех, что она помнила.
Ей пришлось познакомиться с доброй сотней мужчин, мыслящих так же, как и Малахит, и со столькими же женщинами, с завистью глазеющими на ее серьги. Мужчины разговаривали только о деньгах и о бизнесе, что, впрочем, не мешало им с вожделением поглядывать на Минако. Не успел Кунсайт на несколько секунд отвернуться от нее, как она тотчас услышала шепот: "Какая привлекательная дама! Интересно, за сколько он ее купил?" Все здесь двигалось и бурлило, утверждая Минако в мысли, что чистилище выглядит почти так же, как высший свет Нью-Йорка. Может, чуточку привлекательнее.
Да и сам Малахит, очутившись здесь, мгновенно изменился. В его взгляде появилась какая-то одержимость. Он поглядывал на Мину, как на свою собственность, предмет личной необходимости, но тем не менее не отходил от нее далеко, словно ощущая, что она очень уязвима, окруженная этими хищниками, с которыми никогда прежде не
сталкивалась. Кунсайт держал ее за руку и начинал крутить головой, если она хоть на минуту исчезала.
Нет, Мина совершенно не постигала смысла таких вечеров, держащих людей в нервном напряжении. Когда публика, вдоволь наговорившись, заняла свои места, ее радости не было предела.
Исполнялось соло на арфе. Минако, не замечая удивленных взглядов соседей, сидела около Малахита на балконе, сжав руками виски. В зале раздались громкие "дзинь", "дзинь"... Ошеломленные люди смотрели на сцену, видя, как одна за другой рвутся струны на арфе...
Неужели присутствие падшего ангела даже здесь, на земле, оказывает такое воздействие... А может, у Господа Бога просто странное чувство юмора?
Часом позже Мина в шелковой сорочке Малахита смотрела из окна золотой комнаты на окружающий мир, совершенно недоступный ее пониманию.
Почувствовав, что она не одна, Минако обернулась и увидела Кунсайта. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, и пристально смотрел на нее. На нем были те же рубашка и брюки, что и в театре. Он снял лишь фрак, белый галстук и бриллиантовые запонки. Конечно, он появился здесь не случайно. Мина понимала, что Малахита привело сюда самое обыкновенное чувство страха: он боялся, как бы она не покинула его.
Его челюсти были сжаты, мышцы шеи напряжены, воспаленный взгляд пронзительных серых глаз словно пытался высказать что-то невыразимое словами.
Не зная, чего хочет Малахит, она отошла от окна и села на постель, ощущая подавленность и необъяснимое унижение. Минако внимательно посмотрела на Кунсайта, надеясь угадать по выражению его лица ответы на мучившие ее вопросы. Наконец Малахит двинулся к ней.
- Почему вы всегда так смотрите на меня?
- Как именно? - Стоя возле постели, он казался почти испуганным.
- Как голодный каннибал.
Стоящий рядом с облегчением рассмеялся:
- В самом деле? Неужели мое лицо выражает что-то, кроме обычной бесстрастности?
Они оба чувствовали, что невидимая сила влечет их друг к другу. Мина готова была признаться, что ощутила это притяжение сразу, как только увидела его ужасные, манящие глаза. Впрочем, теперь притяжение усилилось. Еще немного - и разделяющее их маленькое пространство исчезнет.
Малахит, опершись коленом на кровать, порывисто, но мягко, пожалуй, слишком мягко для такого, как он, прижал к себе Минако и страстно поцеловал ее, словно больше не владел собой. Через мгновение он уже сидел на постели, держа Мину на руках и покрывая поцелуями ее лицо, волосы, шею...
- Позволь мне сделать то, что заставит тебя забыть о прошлом, Мина. Забыть того, кто исковеркал твою прежнюю жизнь! - Он прижал ее нежную руку к своей щеке.
- Ты ничего не понял, Малахит! Никто не разрушал мою жизнь, как ты думаешь. Во всем виновата только я сама! - Как ты великодушна и благородна!
Именно таких нежных и честных обычно и обманывают мужчины, превращая их в падших женщин.
- Что? - переспросила удивленная Минако, отводя его руку от своего лица.
- Я долго думал и наконец догадался, почему ты такая, теперь мне понятно, что с тобой произошло!
- Ты считаешь меня падшей женщиной? О, если бы все было так просто, - горько улыбнулась Мина.
- Но... Но после несчастного случая, когда ты угодила под колеса... Ты же сама что-то говорила про падение, про мучительный стыд, который ты переживаешь. И кроме того, ты так и не сказала мне, откуда вообще свалилась мне на голову.
Минако рассмеялась, если, конечно, эту гримасу боли можно было назвать смехом:
- Я не падшая женщина. Я - падший ангел...

Глава 7


Но сила мыслей в непроглядной мгле,
Тех мыслей, что от Музы родились...
Она - как падший ангел на Земле,
Как дерево, стремящееся ввысь.
( Эти строки . крик души. Правда маразм? Чего только не сочинишь во время своих писаний.)(От автора)
- Можешь называть себя так, как тебе больше нравится, но это не меняет сути: падшей женщиной, падшим ангелом - мне безразлично. - Малахит обнял плечи Минако. - Меня не интересует твое прошлое.
- Нет! - Она пришла в отчаяние оттого, что не может объяснить Кунсайту правду. - Я - ангел, вернее, была им. Малахит смотрел на Мину, надеясь расслышать в ее интонации хоть долю иронии и рассмеяться шутке.
- Я имею в виду настоящего ангела с нимбом и крыльями. Но в отличие от остальных я не умела совершать чудес. - Если ты не хочешь ничего рассказывать, не надо. Я не настаиваю. Но только не надо таких смехотворных выдумок... - Все это - чистая правда.
- Значит, я должен поверить, что ты ангел, да?
- Не просто ангел. Падший. Это большая разница. Малахит ухватился за резной столбик кровати:
- А ты можешь это доказать?
- Не знаю, как это сделать. Подумай, что заставило бы тебя поверить в это.
- Что бы такое тебе предложить? - Голос Кунсайта прозвучал саркастически. - А ты посоветуйся с небесным воинством или, на худой конец, отрасти крылья и полетай по комнате.
- Зачем ты злишься? Ну как же доказать тебе, что все это - чистая правда?
- Я злюсь, когда меня начинают кормить низкопробными байками! Повторяю: меня не интересует твое прошлое, но только никогда не смей мне лгать!
- Значит, ты так и не поверил?
- А ты надеялась, что, услышав, будто ты ангел, я приму это за чистую монету? - Кунсайт пригладил волосы. - Поистине великолепно! Должно быть, Господь Бог несметно богат.
Минако грустно посмотрела на Малахита - этот взгляд говорил больше, чем любые слова.
- Меня не удивила твоя последняя фраза.
- А что предосудительного я сказал?
- Ты хочешь, чтобы я ответила? Честно?
- Ну, если ты ангел, то нечестного ответа и быть не может. Ведь ангелы никогда не лгут, верно?
- Хорошо, ты хотел правды, так получи ее! Узнай горькую правду. Ты мыслишь только одной категорией - денежной! Ты предлагал мне деньги за то, чтобы я выслушала тебя, за то, чтобы я согласилась сесть в твой экипаж... Ты пытаешься купить всех и вся, даже не умея сделать женщине самого обыкновенного комплимента! Разве ты выговорил бы такое: "Минако, ты прекрасно выглядишь"? Ну уж нет! Ты скажешь: "Минако, ты великолепно одета". Малахит, тебе ведь и в голову не придет простая мысль, что существуют вещи поважнее золота! Тебе действительно так трудно даются элементарные истины? Даже грязный оборванец и последний нищий - люди и за одно это заслуживают уважения. Их нельзя покупать. Помогать - можно и нужно, покупать - никогда! Неужели твое сердце очерствело так сильно?
Кунсайт молча слушал ее страстный монолог.
- Посмотри на свой дом!
- А что плохого ты заметила в моем доме?
- Да ведь так не живут нормальные люди! Твой особняк похож на выставку дорогих вещей, расставленных в
определенном порядке!
- А это что - уголовное преступление?
- Нет, не уголовное. Нравственное. Взгляни хотя бы на золотую комнату.
М.К. обвел взглядом блестящие стены, но не заметил ничего дурного. Золотая комната - вполне разумное вложение средств в недвижимость, может, и очень разумное.
- Ну и что? - спросил он с недоумением.
- Да так... Ничего, кроме дорогих безделушек и фарфора. Все мертво... Бесцветно...
- Что значит бесцветно?
- А ты открой глаза! Здесь нет жилого духа. Золото сливается с золотом - мертвенное поблескивание - вот и все. Гимн деньгам, но не жизни.
- Лучше признайся: ты критикуешь мой дом в отместку за то, что я не поверил твоим глупым бредням про ангела. - Ты не понимаешь!
- Но ты же ангел - так сотвори чудо и вразуми меня!
- Боюсь, это не под силу никому - ни на земле, ни на небе... - Она задумалась. - О'кей! Вот, например... Рождество. Скажи, о чем ты думаешь сразу, когда слышишь это слово?
"Чаевые!" - мелькнуло в голове Малахита, но, черт побери, ему это совсем не понравилось.
- Ага! По глазам вижу, что ты подумал о деньгах!
- Не стану возражать.
- А я и не сомневалась. Ни елка, ни смех, ни радость. Ничего! Только деньги. А как же твои слуги?
- О чем ты?
- Ну, они получают хоть небольшой отпуск, чтобы провести праздник со своими семьями? Или что-нибудь в этом роде? - Они получают достойную денежную компенсацию.
- Опять деньги! Неужели ты действительно не способен понять меня? Ну постарайся, пожалуйста!
Что-то произошло с Малахитом. Ему вдруг страстно захотелось стать таким, каким хочет видеть его эта девушка. Но это было сложно, невероятно сложно, и Кунсайт сомневался, что вообще способен на такое. Его взгляд невольно скользил по лицу, а затем и по фигуре возбужденной красноречием Минако! Малахит желал ее все сильнее с каждым мгновением, но... Но гордость, вошедшая за многие годы в привычку, заставляла соблюдать определенные правила. - Пожалуйста, - вдруг проговорила Минако, словно прочитав его мысли, - не смотри на меня таким взглядом. - Почему бы и нет? По-моему, я заплатил за привилегию смотреть на тебя так, как мне хочется.
Мина вздрогнула словно от удара. Малахит тотчас пожалел о своих словах, но та часть его души, где жила
всепоглощающая гордость, не позволила ему признаться в этом. Кунсайт внезапно ощутил свою раздвоенность и понял, что она порождает разлад между умом и сердцем. Минако выдернула у него свою руку так поспешно, будто он был самим дьяволом. Ее взгляд выражал боль, обиду и даже ужас.
- Я не могу сделать этого, - прошептала она, - не могу.
- Только не отвергай меня, Минако. - Кунсайт крепко обнял ее, словно страшась, что она сейчас навсегда исчезнет из его жизни.
- Что с тобой, Малахит? - Она посмотрела на него долгим немигающим взглядом. - Ты словно боишься чего-то... - Обещай мне, - настойчиво проговорил он, - обещай, что ты больше не убежишь от меня.
- Зачем?
Он порывисто встал с постели, словно прощаясь, нежно провел рукой по ее волосам:
- Мне очень жаль... - Уже не в силах выдерживать взгляда ее сияющих, широко открытых глаз, пробуждающих к жизни его самые потаенные чувства, Кунсайт направился к дверям.
- Малахит? - Голос звучал слишком мягко, и ему не верилось, что это она его окликнула. - Я останусь.
Он кивнул, не оборачиваясь, - прерывистое дыхание и лихорадочный блеск глаз сразу выдали бы его состояние. "Возможно, она действительно была ангелом", - с этой мыслью Кунсайт вышел из золотой комнаты.
***
Стоя у окна, Минако смотрела на удаляющийся экипаж. Этим утром Малахит уехал позже обычного, а она в
темно-красном плаще и такого же цвета шляпке наблюдала за ним, пока экипаж не скрылся из вида.
Мина метнулась к двери, но внезапно остановилась, словно вспомнив о чем-то, вернулась и схватила со стула кошелек. Прислушавшись и убедившись, что путь свободен, она тихо выскользнула на лестницу.
Холл был пуст.
Минуту спустя она, не оглядываясь, выскочила из дома.
***
Малахит стоял у окна в своей конторе, сунув руки в карманы, и смотрел на проезжающие по улице экипажи. Он увидел, что к зданию, где размещался его офис, во всю прыть бежит через дорогу мальчик-курьер в синей форменной куртке с золотыми пряжками.
Через несколько минут в коридоре хлопнула дверь лифта.
- Я очень спешил, мистер Кунсайт! - с порога сообщил мальчик, с трудом переводя дыхание. - Ваш дворецкий сообщил мне, что мисс Минако еще спит.
Малахит прикрыл глаза. Непонятное напряжение, охватившее его с самого утра, до сих пор не исчезло. Вынув из кармана десятидолларовую монету, он бросил ее мальчику, который тут же ловко поймал щедрые чаевые.
- Благодарю вас, сэр! - Он направился к дверям.
- Вилли?
- Слушаю, сэр. - Мальчик обернулся.
- Где твоя семья?
- Они хобо, сэр. Рабочие, перебирающиеся с места на место.
Кунсайт понимающе кивнул и снова уставился в окно.
- Если бы они решили купить к Рождеству елку, куда, по-твоему, они направились бы?
- Думаю сэр, в Вашингтон-маркет. Это неподалеку от магазинчиков на Норз-Ривер, там, где стоят баржи.
- Понимаю.
Малахит снова замолчал, о чем-то размышляя и словно забыв о Вилли, который стоял у двери, не зная, что делать дальше.
- Я свободен, сэр? - наконец робко спросил он.
- Да, - ответил М.К., снова полез в карман и вынул полную пригоршню золотых монет. - Возьми эти деньги и отдай родителям на Рождество.
- Но, сэр...
- Считай, что я заплатил тебе за информацию.
- Слушаю, сэр! - просиял Вилли.
Через несколько минут экипаж Малахита летел туда, где находился Вашингтон-маркет.
***
М.К. пешком пересек площадь, посреди которой стояла огромная нарядная елка. За ее раскидистыми ветвями магазин почти не был виден. Гирлянды, украшенные разноцветными лентами, поднимались от земли до самой макушки, образуя нарядный шатер.
С удовольствием вдохнул смолистый запах хвои и постарался представить себе лицо Минако. Это оказалось совсем просто, ибо она стояла в нескольких футах от него с рождественской корзинкой в руке и разговаривала с маленьким мальчиком. Тот очень внимательно и серьезно слушал ее, широко открыв блестящие от любопытства глаза. В одной руке он сжимал оловянный свисток, а другой прижимал к себе забавную заводную корову с маленьким колокольчиком на шее. М.К. замедлил шаг и прислушался к беседе.
- Да, Альфред, все это чистая правда. Разве ты не знал? - спрашивала Мина.
Мальчик покачал головой.
- Я могу даже прочитать тебе стишок, чтобы ты лучше запомнил. Хочешь?
Мальчик молча кивнул.
- Тогда запоминай.
Если свистнешь ты в свисток,
Ангел спустится, дружок.
Она выразительно посмотрела на ребенка и тряхнула головой. Мальчик улыбнулся.
Колокольчик зазвенит -
Ангел сразу прилетит.
- Все запомнил?
Он посмотрел на свисток, потом на колокольчик.
- Я думал, что ты еще спишь, Минако. Она вздрогнула и обернулась:
- А я полагала, что ты у себя в офисе.
Воцарилось неловкое молчание - события последнего вечера были еще слишком свежи в памяти обоих, что смущало их и затрудняло общение.
- Снова покупаешь что-то, - наконец проговорила Мина, указав на витрину.
- Да.
- И я тоже...
Малахит сразу вспомнил, что ни разу не давал ей ни цента, но после вчерашних слов Минако не представлял себе, как заговорить с ней о деньгах. Покосившись на ее корзинку, он нерешительно начал:
- Я не вполне уверен, стоит ли упоминать об этом, но.., но я совсем упустил из виду, что тебе нужны деньги на карманные расходы...
- Я заложила твой подарок - золотую булавку, - ответила она, тяжело вздохнув.
- Ту, что в виде крыльев?
Мина кивнула, и Малахит едва не застонал.
- Где? Где магазин, который принял украшение?
- На этой улице, несколькими кварталами ниже.
- Пойдем туда! Немедленно!
Он взял Минако под руку и перевел на а другую сторону.
- Ты же могла заложить серьги, которые тебе, как я понял, совсем не нужны. А эти крылья тебе действительно понравились!
- Я не могла этого сделать.
- Какого черта? Почему?
- Они оценили серьги ниже булавки.
- Что ж! В этом есть здравый смысл!
Минако грустно улыбнулась:
- Это не имеет никакого смысла, только не спрашивай - почему. Напротив, это безумие.
Через полчаса они стояли под тремя белыми шарами - эмблемой магазина - и М.К. заботливо прикреплял выкупленную булавку к платью Мины.
- Спасибо.
Малахит мучился, не зная, что сказать.
- Тебе нравится это дерево? - Невозможно было придумать вопрос глупее, но лучезарная улыбка Минако, от которой, казалось, таял снег, подсказала М.К., что она не заметила нелепости.
Двумя часами позже экипаж Кунсайта отъехал от площади с большой пушистой елью, крепко привязанной к крыше. Минако сидела среди корзин с цветами и мороженой клюквой и сжимала в руках прелестную куклу в виде рождественского ангела.
- Ну разве она не удивительна? - в который раз спрашивала Мина, восхищенно разглядывая свою игрушку.
- Да. Просто восхитительна, - согласился Малахит, глядя, однако, не на куклу, а на ее хозяйку.
Девушка посмотрела в окно, и что-то мгновенно изменилось в ее глазах. Она затаила дыхание и стала похожа на ребенка, увидевшего невообразимое чудо. Кунсайт, проследивший за ее взглядом, понял, что внимание Мины привлекла немецкая пекарня.
- Останови-ка здесь, Бенни, - приказал М.К. Он выпрыгнул из экипажа и помог выйти Мине. Она почти побежала к витрине, ярко сияющей праздничными огнями. Замысловатые замки и маленькие домики с крышами, покрытыми сахарным снегом, солдаты в полной форме верхом на лошадях с застывшими гривами... Чего здесь только не было! Пряничные женщины с детьми в маскарадных костюмах, держащими корзинки, в которых лежали самые настоящие, но только очень маленькие марципаны в форме груш, персиков, куколок, всевозможных животных и даже толстых немецких окороков и колбасок. Все это выглядело как настоящие произведения искусства.
Ни слова не сказав, Мина бросилась к дверям. Через несколько мгновений она уже держала в руках три имбирных пряника в виде человечков, одетых в форму королевской гвардии. Вот оно! Наконец-то она нашла то, что ей нужно, - не бриллианты и не драгоценности, совсем не интересовавшие Минако. Она хотела совсем немногого и, кажется, отыскала единственный рождественский подарок, о котором мечтала.
Минако была явно счастлива. Вдруг она восхищенно воскликнула:
- Посмотри, Малахит!
Мимо проходил торговец с большой корзинкой, а из нее выглядывали симпатичные мордашки светло-коричневых щенков с шелковистыми висячими ушками и длинными розовыми языками. Мина уставилась на них как на бесценные сокровища. Малахит смотрел не на щенков, а на сияющие глаза Минако, на ее лицо, озаренное радостью и восхищением. Сейчас она испытывала то, что Кунсайт безуспешно пытался пробудить в ней вот уже несколько дней.
Мина, странная женщина, предпочитающая щенка бриллианту, бездомного котенка -
жемчугу, длинноухого кролика...
- Не надо кроликов, Минако, - в отчаянии простонал Малахит. - Пусть это будут щенки, котята, кто угодно... Но только не кролики...

0

8

Глава 8


Любовь и вера ангелов тверда.
Мечтай о том, что ты таким же будешь.
Мечты пройдут... Но не промолви "да".
Умри, но не сознайся в том, что любишь!
(я не хотела писать эти строки, но меня заставила это сделать моя подруга -=Flying girl=- )
По каким-то неясным причинам кролики, словно сговорившись, с удовольствием жевали шнурки его ботинок, предпочитая их всему остальному.
Минако сидела на стуле в большом зале, держа на коленях целый выводок щенков, а на спинке стула весело резвились котята. Сама она нанизывала клюкву на длинную нить и счастливо улыбалась Малахиту, устанавливающему елку в ведро с влажным песком.
- По-моему, просто великолепно, - удовлетворенно отозвалась Минако о результатах его работы.
- А по-моему, даже еще лучше! - Малахит поднялся с колен, отодвигая ногой двух длинноухих друзей белого и коричневого цвета.
Минако нанизала еще одну клюквенную бусину. По мнению Кунсайта, в его гостиной царил полный разгром. Огромная миска с попкорном посреди бесценного персидского ковра и следы пребывания на нем обоих кроликов свели бы с ума кого угодно. Попкорн мерзко похрустывал под подошвами его ботинок.
Кусочки цветной бумаги и обрывки гирлянд, которые все-таки успели сорвать кувыркавшиеся щенки и буйно
разыгравшиеся котята, валялись теперь под скульптурой работы Уильяма Кента и на вышитых подушках, когда-то принадлежавших Марии-Антуанетте. Беспорядок довершали разбросанные повсюду клубки красных лент, которые обычно вплетали в лавровые и кедровые ленты. Короче, все в особняке Кунсайта свидетельствовало о приближении
рождественских праздников.
К одиннадцати часам вечера елка была наряжена, а передняя часть дома украшен гирляндами из ветвей кедра и лавра, ели и дуба - такими же, как и все в доме: рамы картин и зеркал, даже канделябры.
На столах стояли вазы с красными розами и такими прекрасными белыми лилиями, что при взгляде на них у Минако захватывало дух. Все украшения, конечно, старались расположить повыше, чтобы возбужденные домашние животные не могли их достать. Поэтому единственным развлечением щенков, котят и кроликов были остатки клюквенных бус и шнурки Малахита.
- Вот теперь это похоже на настоящее Рождество! - воскликнула Минако, по-хозяйски оглядев плоды общих трудов. Кунсайт стоял позади и так восхищенно смотрел на рождественскую елку, словно очнулся от долгого сна. Он настолько открыто выражал свои чувства, что Лили стало жаль его. Она сжала руку Малахита, видя, что это сейчас необходимо ему и оживляет в нем что-то давно забытое.
- Малахит, - прошептала она.
Кунсайт молча обратил взор на Мину, словно только что вспомнив о ней. Его лицо выражало затаенную боль. - Что произошло? Что с тобой?
- Я не видел этого чуда, одного из самых удивительных чудес в мире - рождественской елки - с тринадцати лет. - Охваченный трепетом, он подошел к душистой зеленой красавице. - С этого возраста я совсем забыл о том, что это не просто дерево. Мне приходилось работать - много и тяжело - изо дня в день, и на все остальное просто не оставалось свободного времени. Признаться, меня это даже не беспокоило.
- Ты хочешь поговорить об этом?
- Нет, не хочу, - серьезно ответил Кунсайт.
- По-моему, тебе сейчас необходимо выговориться.
- Зачем? - грустно спросил он, прислонившись к дверному косяку и скрестив руки на груди.
- Начинай, Малахит, - настойчиво попросила она.
- Ну что ж. - Кунсайт посмотрел куда-то мимо Мины, словно избегая ее внимательного взгляда. Потом продолжил глуховатым голосом:
- В детстве я не был окружен роскошью, я не знал даже достатка, и мне приходилось считать каждый цент. Вчера ты спрашивала меня, кто я и почему больше всего в жизни ценю деньги...
Наверное, ты права - я действительно ценю их более всего. Мой отец погиб на работе в результате несчастного случая. Мать убили двумя неделями позже. Она... Она пошла искать работу и не вернулась. Никто не знал, что именно произошло, но полиция предполагала, что это было убийство с целью ограбления.
Когда я остался сиротой, меня взял на попечение дед, но вскоре его разбил паралич, и мы лишились средств к существованию. Я не помню ничего такого, что у обычных людей связано с понятием детства. Только работа, изнуряющий труд, чтобы не умереть с голоду.
Малахит обводил взглядом комнату, словно впервые видя ее, и пристально рассматривал картины на стенах. - Когда похоронили деда, я в тот же день поклялся себе, что со временем стану богат и ни в коем случае не повторю судьбы своих родителей. С тех пор, и это постепенно вошло в привычку, я работал беспрестанно, каждую минуту, лишь ненадолго забываясь сном. Полагаю, это неплохо у меня получалось, ибо уже сейчас мне не потратить нажитого капитала за всю оставшуюся жизнь, даже если я брошу дела.
- Малахит, прости. Я очень жалею, что заставила тебя заговорить об этом.
- Нет, ты была права, сказав, что сейчас мне это необходимо.
Минако очень хотелось подойти к Малахиту, но страх, что он не поймет такого порыва, удерживал ее.
- Не надо больше споров, пари и прочих сделок, Мина. Оставайся здесь столько, сколько пожелаешь.
Не зная, что ответить Кунсайту, она молча смотрела на него.
- Ты останешься? - спросил он, требуя прямого ответа.
Все женщины, которыми Малахит интересовался и предлагал покровительство, рано или поздно покидали его, и, вероятно, Минако это поняла.
Она не могла бросить Кунсайта сейчас, видя, как нужна ему. Более того, Мину так влекло к Малахиту, что ей уже не хотелось возвращаться туда, откуда она пришла.
- Хорошо. Я останусь.
Радостная улыбка озарила его лицо, глаза засияли. Он бросился к Минако, взволнованно и нежно поцеловал ее, но через мгновение отпрянул и внимательно посмотрел в глаза девушки. Кунсайт даже наклонил голову, словно
прислушиваясь к чему-то.
- Со мной происходит что-то странное, Мина: каждый раз, целуя тебя, я слышу звон колокольчиков.
- Значит, тебе захочется целовать меня почаще. - Она улыбнулась.
- Тогда немедленно удались в свою спальню, ибо если я начну целовать тебя, то уже не смогу остановиться. - А насчет колокольчиков... Колокольчик зазвенит...
- Ангел сразу прилетит. - Малахит рассмеялся, вспомнив ее наивную считалку.
***
Следующие два дня они провели вместе, не разлучаясь ни на минуту.
Снова был парк и катание на коньках... Точнее, катался Малахит, а Минако в основном падала.
Он возил ее по Бродвею от площади и до самых нижних авеню, где даже в рождественские каникулы все магазины работали с одиннадцати утра до девяти вечера. Всякий раз, проезжая мимо церкви Святой Троицы, где стояла гигантская ель, освещенная двумястами газовыми фонарями, Минако не могла оторвать восторженных глаз от нарядного дерева. На каждой ветви висели подарки для детей соседнего сиротского приюта - за них заплатил Кунсайт. Лишь под вечер они вернулись домой.
- Послушай, - заметил Малахит, когда сумерки начали сгущаться, - мы же даже не пообедали - я совсем забыл об этом, и...
Его прервал громкий стук в дверь. Гейдж бросился открывать.
На пороге стоял поверенный Малахита - Зойсайт.
- Сегодня меня не тянет заниматься делами. - Войдя в библиотеку, М.К. предложил Зою выпить. - Признаться, я даже сидеть не расположен.
- Кажется, вас не было вчера на вечернем приеме у наших старых друзей, - заметил Зойсайт, взяв стакан. - Нет.
- Кунсайт отпил глоток шотландского виски.
- Вас искал мистер Прескотт, видимо, намереваясь сделать вам какое-то интересное предложение.
- Не беда. Встречусь с ним на следующей неделе.
- Никогда не предполагал, что вы упустите столь удобный случай. Прескотт еще ни разу не инвестировал невыгодные проекты - у него отличный нюх на эти дела, да и удача ему сопутствует... Да, кстати, что там у нас с распиской? - Я уже говорил вам, что сам позабочусь об этом.
- Можно кое о чем вас спросить?
- О чем же?
- Эта женщина... Она что-то для вас значит?
- Не понимаю вас, - холодно ответил М.К.
- Черт побери! Вы прекрасно знаете, что я имею в виду!
- Я не намерен обсуждать это, Зой. - Стюарт повысил голос.
- По-моему, обычно ваши отношения с женщинами носили несколько иной характер.
- У нее тоже совсем иной характер, хотя, боюсь, мне не удастся объяснить вам этого.
Он действительно не мог объяснить очень многого, хотя ощущал, что какая-то неотвязная мысль постоянно мучила Минако и причиняла ей боль. Но можно ли защитить от того, чего не понимаешь?
- Я не собираюсь навязывать вам свое мнение, а уж тем более читать мораль, М.К. Поверьте, я пришел сюда как друг и защитник ваших интересов.
- Полагаю, разберусь во всем сам, Зойсайт. Не вмешивайтесь.
- Хорошо. Надеюсь, мы увидимся в клубе?
- Нет. - Малахит покачал головой. - По крайней мере не раньше окончания праздников.
- Мне остается только уповать на ваше благоразумие и здравый смысл. Вы сами знаете, что делать.
Зой поднялся и пошел к двери.
- У меня все прекрасно, не беспокойтесь. Надеюсь, так же будет и впредь. - Малахит не знал, для кого он произнес эту фразу - для своего адвоката или для самого себя.
***
Часы в холле первого этажа пробили два раза.
Малахит не шевелился и сдерживал дыхание. Залитая лунным светом, падающим через незашторенное окно спальни, она сейчас особенно походила на ангела.
- Ты тоже не можешь заснуть, - наконец сказал Кунсайт.
- Верно, - ответила Мина, покачав головой и не оборачиваясь.
Она не заметила Малахита, но даже не вздрогнула, услышав его вопрос, ибо не сомневалась, что он здесь. Он подошел к Минако, и она не отступила, а только печально посмотрела на него. В свете луны ее кожа была еще бледнее, а беззащитность и хрупкость - еще отчетливее. Не в силах сдерживать чувства, Стюарт нежно провел дрожащей рукой по золотистым волосам Мины и погладил ее щеку. Еще никогда он так не обращался с женщинами. Принцип "ты - мне, я - тебе" определял примитивность их отношений и ощущений. Малахит вглядывался в Мину так, будто стремился навсегда запечатлеть ее в памяти - раньше он никогда не испытывал подобного. За осторожным прикосновением губами к ее полуоткрытому рту последовал страстный и долгий поцелуй, необходимый им обоим как воздух. Ее восхитительный запах чистоты и свежести, мелодичный голос и открытая улыбка сводили его с ума. Рука Кунсайта невольно коснулась ее груди, он почувствовал, как затрепетала Минако, как часто застучало ее сердце.
- Малахит, - прошептала Мина, но этот чуть слышный шепот, исходивший из самой глубины ее души, словно против воли вырывался наружу.
Сорочка Кунсайта соскользнула с Лили и упала к ее ногам, как легкое белое облачко.
В мгновение ока Малахит сбросил с себя одежду. Они стояли в голубовато-призрачном свете луны, исполненные любви и нежности.
Ее дыхание прерывалось от страсти. Мина обнимала Малахита, и он вздрагивал всякий раз, когда его имя срывалось с ее губ.
Из глаз Минако струились слезы счастья, она почти не ощущала, как сильные руки Кунсайта опустили ее на кровать. Его нежность обволакивала Мину и погружала возбужденный мозг в сладкий туман забытия.
- Пожалуйста, Малахит... - Задыхаясь, она не могла закончить фразу.
- Мина, моя Мина...
Он очень медленно вошел в нее, чувствуя, как усиливается ее трепет. Минако не открывала глаз, но слезы заливали ее лицо.
- О Боже! - прошептал Кунсайт. - Неужели ты так любишь меня?
Она молчала, но еще сильнее сжала в объятиях Малахита и открыла глаза.
- Не надо, милая, не думай ни о чем, просто люби меня.
Ему казалось, что он тоже сейчас заплачет. Мина вцепилась в его плечи, и только тут Дэниел понял, что может доставить ей не наслаждение, а боль.
- Минако, посмотри на меня... Она подняла на него глаза.
- С тобой все в порядке?
Кивнув, она снова прижала Малахита к себе, безмолвно умоляя его продолжать.
- Скажи, если я сделаю тебе больно.
Его движения были очень медленны и осторожны. Кунсайт не отрываясь смотрел в ее глаза, готовый остановиться, как только почувствует, что ей не по себе.
Казалось, Минако стремилась безмолвно внушить ему свои представления о жизни и любви, и он воспринимал их не разумом, а душой и сердцем. Малахит усваивал это гораздо быстрее, чем если бы она объяснялась с ним словами. Кунсайт прижал голову Мины к своей груди, и с его губ сорвались слова:
- Ты - мое сердце, Минако. Только Господь Бог знает, как я тебя люблю! - Это он знал уже наверняка.
Необъяснимое страдание исказило лицо Мины. Она тряхнула головой, словно отгоняя наваждение, а ее тихий голос походил теперь на мольбу:
- Нет, нет, пожалуйста, не надо!
Но было слишком поздно: Малахит отдал ей свое сердце.
Чудо свершилось.
***
Стоя возле кровати, она смотрела на спящего Малахита.
В доме было тихо, и в эти предутренние часы он казался пустым.
Последние красные угольки догорали в камине, но Минако не ощущала прохлады. Ее пребывание на небесах теперь представлялось пустым и бессмысленным, даже совсем напрасным, ибо она уже не сомневалась, что ее место здесь, среди людей. Около Кунсайта. То, что Мина никогда не удавалось там, среди ей подобных, она совершила на земле. Чудо. Божественное чудо. В этом ощущалась бессмысленная и злая ирония.
Но возвращаться теперь туда? Нет! Это было бы слишком жестоко и бессердечно, ведь Малахит любил ее, любил по-настоящему.
Так что же дальше? Минако вдруг подумала, какую чудовищную боль причинит ему, внезапно исчезнув из его жизни, и едва сдерживала вопль отчаяния. Представить себе ужас Малахита, потерявшего то, что он искал всю жизнь, было выше ее сил.
Господи! Она взывала к безгранично милосердному Богу, молила Его не за себя, а за мужчину, который ни о чем не подозревал. И при этом охваченная смятением Мина знала, что ничего нельзя изменить. Тем не менее, тихо опустившись на колени, она взывала к Господу снова и снова. Но нет, ни слова, ни мольбы не изменят кары святого Петра, оказавшейся гораздо тяжелее, чем она думала вначале. Минако ощущала странную раздвоенность, ибо существовала словно в двух измерениях - здесь, возле спящего Малахита, и там, куда она теперь так страшилась вернуться. "Я хочу остаться с ним... Пожалуйста, пожалуйста... - "
Она беззвучно зарыдала, понимая, что свершилось непоправимое.
Откуда-то издалека послышался звон колоколов.
В следующее мгновение Минако исчезла...


Глава 9

Твое лицо по-ангельски прекрасно,
В нем чудо, неземная красота;
Глаза, подобно солнцам, светят ясно,
И отступают мрак и темнота...
(Это так, к слову.)
Малахиту почудился далекий колокольный звон, и он проснулся.
Открыв глаза, он увидел, что Минако рядом нет. О ее недавнем пребывании в комнате напоминала лишь смятая, уже остывшая простыня. Кунсайт прислушался, но и из ванной комнаты не доносилось ни звука. Может, она решила на время уединиться... Он вскочил с кровати и перебрался на канапе. Казалось, Его окружает пустой, звенящий от тишины бездонный мир.
Малахит задумался. Еще ни разу в жизни его не посещала мысль о браке, но сейчас... Сейчас он хотел одного - чтобы Минако была с ним всегда. Кунсайт улыбнулся, радуясь полноте чувств, доселе неведомой ему, прикрыл глаза и начал терпеливо ждать ее возвращения.
Малахит не знал, сколько прошло времени, - его состояние не было ни бодрствованием, ни забытьем. Он как бы знал, что не спит, но не отдавал себе отчета в происходящем. Сколько же прошло: пять минут? Пять часов? Кунсайт вздрогнул и, предчувствуя недоброе, уставился в холодный мрак ванной комнаты. Только сейчас он заметил, что дверь в гардеробную открыта.
В сознание заползал противный холодок страха. Страха? Нет, скорее это был всепоглощающий ужас. Малахит обошел корзины со спящими котятами, щенками и кроликами и вошел в гардеробную. Никого.
- Мина? - Он снова направился в спальню.
В мертвой тишине слышалось лишь мирное посапывание животных.
- Минако!
Руки Малахита словно сами собой потянулись к одежде. Через несколько секунд в пустом холле раздались его быстрые шаги.
- Минако!
Эхо отразилось от стен высокой галереи. Малахит снова позвал ее, но сердце подсказывало ему, что он не услышит ответа.
Итак, Минако ушла. Ушла опять и теперь, видимо, навсегда. Он стиснул перила так, что побелели костяшки пальцев. Малахит стоял очень долго, чувствуя, как уходит все, что наполняло его неизбывной радостью. В душе остались лишь пустота, мрак и тоска.
Он бессильно уронил голову на руки и в последний раз назвал ее имя:
- Мина...
***
- Черт тебя побери, Зой! Ты когда-нибудь забудешь о том, что меня совершенно не заботит? Понимаешь: не за-бо-тит! Почувствовав раздражение М.К., хорошо знающий его Зойсайт понял, что тот почти в панике.
Вот уже целый день Кунсайт не видел Минако, не слышал ее волшебного голоса.
- Я хочу, чтобы она вернулась, и ради этого готов продать душу дьяволу! Нет, даже за то, чтобы узнать, где она находится.
Зойсайт поднялся, открыл портфель, снова защелкнул замки и отступил к дверям.
- Мне очень жаль, Малахит
Кунсайт услышал, как Зой сел в экипаж.
За окном мела пурга, напомнившая Малахиту о прогулке в парке и о том, как Мина чуть не утонула в сугробе. Тогда она походила на снеговика, только с сияющими глазами.
Ее глаза... Как они менялись и оживали! Волшебные гирлянды, волнующие поцелуи Минако, рождественская ель и кукла в виде ангела... И еще один ангел - единственный ангел, которого он знал в своей жизни.
Кунсайт медленно поднялся по лестнице, чувствуя, как дрожат руки, остановился возле спальни Минако, чуть помедлил и в какой-то смутной надежде открыл дверь. Конечно, там никого не было, но он все равно вошел туда - память о любви влекла его в эту комнату снова и снова.
Четыре щенка, три котенка и оба кролика радостно бросились к нему, но взгляд Малахита не отрывался от его собственной сорочки, лежавшей на постели, там, где всего несколько часов назад его сердце, переполненное любовью и радостью, трепетало от счастья. Тогда мир казался ему прекрасным и удивительным.
Теперь все ушло, осталась только сорочка с чуть уловимым запахом лимона - вот и все. Малахит взял ее, прижал к груди и бессильно опустился на стул, уставясь в пространство невидящими глазами. Ее запах был реален, он витал здесь, рядом с ним. Но Мина бесследно исчезла, будто вовсе и не существовала.
Щенки весело прыгали, стараясь добраться до его колен. Один из них что-то грыз, и Стюарт сунул пальцы ему в пасть.
В его руке лежала золотая булавка с крыльями ангела. Кунсайт так неистово сжал ее в руке, словно это могло вернуть Минако.
"Лети домой, мой ангел, лети ко мне!"
Он не замечал ни пушистых лапок котят, давно уже взобравшихся на стул и заигрывавших с ним, ни кроликов, принявшихся за полюбившиеся им шнурки...
Малахит уткнулся лицом в сорочку и заплакал.
***
- Минако наблюдает за ним. Постоянно наблюдает только за ним, не желая знать ничего больше.
Святой Петр остановился перед Амели и в упор посмотрел на нее.
- Она перестала плакать?
Ами покачала головой, и святой Петр прошел по облаку к самому его краю, туда, где стояла Минако и пристально вглядывалась вниз. Ее нимб потерял былой блеск и светился совсем тускло, а поникшие крылья напоминали увядшие розовые лепестки.
Мина подняла к Петру заплаканное лицо:
- Сейчас он сидит в парке и произносит мое имя.
- Вижу. - Святой Петр тоже всмотрелся в землю.
Стараясь сдержать рыдания, она вглядывалась в Малахита: он опустил голову и сунул руки в карманы пальто. Медленно падающий снег покрывал его белым саваном, так что вскоре было уже невозможно различить очертаний сидящей на скамье фигуры.
- Он погибает! Как мне помочь ему? Чем поможет ему кто-нибудь из вас? Ответьте!
- Не у всех людей легкая судьба, Минако!
- Я не желаю ничего слышать! Пока я не повстречала Малахита, жизнь казалась мне совсем другой.
Святой Петр услыхал знакомые звуки и, обернувшись, увидел, что Амели тоже плачет.
- А теперь он зашел в церковь и молится. Нет, я не могу слышать это! Не могу!
Стоя на краю облака, святой Петр переводил взгляд со вздрагивающих от рыданий плеч Мины на купол церкви, в которой находился Малахит.
- Минако, - строго сказал Петр, надеясь, что она успокоится. - Мина, расскажи мне о своем молодом человеке. ***
Малахит уже побывал повсюду в бесплодных поисках Минако.
Он подолгу простаивал возле сияющих витрин немецкой пекарни, мечтая о чуде. Не один час Малахит провел на скамейке в парке, уповая на то, что сейчас появится запорошенная снегом и радостно смеющаяся Мина в своей сбившейся на затылок шляпке.
Кунсайт обошел все церкви - от собора святого Николая до самой маленькой часовни - и все молился, молился... Наступил сочельник. Пытаясь хоть как-то отвлечься, Малахит посетил оперу, но и это не принесло ему забвения... В полночь он возвращался домой пешком. В последнее время он почему-то почти не пользовался экипажем и беспокоил Бенни только в случаях крайней необходимости. Ветер усилился, снег, как иглы, колол лицо.
Проходя мимо старого слепого оборванца, сидящего на заснеженной мостовой с облупленной эмалированной кружкой, Малахит бросил золотую монету и уже было направился дальше, но вдруг что-то заставило его остановиться. - Как разыгралась непогода... Вам что, некуда пойти в такую ночь?
- Почему же?..
Я живу недалеко от Гранд-стрит. - Старик попытался подняться, но окоченевшие от мороза руки не слушались его, и он опять плюхнулся на мостовую, опрокинув свою кружку.
Малахит помог ему подняться, вложил кружку в замерзшие руки и свистнул, подзывая проезжающий мимо кеб. - Я заплатил извозчику, - объяснил Кунсайт слепому, - садитесь, он отвезет вас домой.
Взглянув в неподвижное лицо старика, на котором отпечатались все тяготы жизни, Малахит не раздумывая снял с себя перчатки.
- С Рождеством! - Натянув перчатки на руки старика, он захлопнул за ним дверцу кеба.
Резвые лошади понесли экипаж по заснеженной улице, а Малахит еще долго стоял, глядя вслед кебу, исчезающему в мутной белой пелене. Засунув руки поглубже в карманы пальто, Кунсайт направился к дому. Его терзали пустота и безысходность. На углу звенел колокольчик, призывающий вносить пожертвования в Армию спасения. Кунсайт порылся в карманах - последнюю монету он отдал кебмену - и посмотрел на свои золотые часы. Что теперь значит для него время, если рядом нет Минако?
Повернув обратно, он решительно отстегнул массивную цепочку и бросил часы в корзину. Колокольчик мгновенно стих, и Малахита внезапно охватила непонятная паника.
- Продолжайте, пожалуйста, звонить. - Он взглянул на женщину с колокольчиком. - Знаете, если колокольчик зазвенит...
- ..Ангел сразу прилетит, - закончил за него знакомый голос.
- Мина?! - Кунсайт взглянул на светлые волосы женщины, не веря своим глазам. - Минако!
- Малахит!
Через мгновение он уже сжимал ее в объятиях.
- Мина! Это не сон? Это действительно ты? - Малахит не выпускал ее из рук, страшась, что она исчезнет вновь. - Я здесь, здесь. Я больше никогда не покину тебя, никогда.
- О Боже, я думал, что навсегда потерял тебя! - Он целовал ее снова и снова. - Где только я тебя не искал! Я исходил по многу раз все места, которые мы посещали, надеясь на чудо. Чтобы найти тебя, я был готов на все. Я понял, что мне не нужно в этом мире ничего, кроме тебя.
По ее щекам текли слезы.
- Мой ангел, - прошептал Малахит, сжимая Мины еще крепче.
- ..? Твой ангел?
- Мой падший ангел, потерянный, но снова вернувшийся назад.
- Может быть... Может быть, Малахит, тебе просто следовало свистнуть в оловянный свисток? - лукаво улыбнулась Минако.

P.S. Хотелось бы узнать, что вы об этом думаете)
Virgona

Конец

0

9

Мемуары Минако Айно.

Пролог…
Привет, вы наверно меня не знаете, но я хотела вам рассказать о своей истории любви!
Да меня действительно зовут Минако Айно, но так было раньше…Сейчас я Королева Венерия в Замке Маггелана на планете Венера. И я очень счастлива со своим мужем и детьми, но вы не представляете через что мне пришлось пройти что бы заполучить эту любовь!
Эта история началась в 30 веке новый серебряной эры.

Глава 1.

Меня зовут Минако Айно и мне 17 лет! После битвы с Галаксией на земле произошел взрыв отчего вся планета была заморожена вместе с людьми! Они ни старели, ни молодели, а застряли во времени.
Это действительно ужасно, сейчас уже 30 век, а я всё молода. Если быть честной то мне 1017 лет.
Странно да? Но теперь это не важно. Самое ужасное то что мне надо найти себе мужа чтоб стать Королевой Венерией, а не оставаться только Принцессой Венеры! Венера….ах как же я люблю свою планету! Венера богиня красоты и любви! И это самые нужные качества на земле, да и на других планетах тоже,кто бы спорил? Я не хочу выходить замуж, кому это нужно? Мне всего ещё 17…17!!!!
Но наша превеликая Нео-Королева Серенити так сказала! Нибудь она королевой я бы послала её приказ куда подальше!
Девочки были рады, все..кроме меня.
Серенити решила сама выбрать нам женихов, а каких она сказала «Это сюрприз!».
Какой на фиг «сюрприз!»! Я по любви хочу, а не по приказу! Но неееет….так ведь нельзя на этой чертовой Земле! Ради этой планетки я рисковала жизнью, а она мне такую судьбу подкинула!!!!
Завтра я должна познакомиться со своим женихом! Ужас! Я даже не знаю что надеть на встречу!
Надеюсь Серненити настоящая подруга, надеюсь она не подкинула мне уродца каково-нибудь! Хотя кто её знает!

Глава 2.

Я иду по хрустальному коридору. На мне персиковое платье, а волосы завязаны голубой ленточкой. На шеё красивое ожерелье, а на ногах голубые туфельки на шпильках. Шлейф цвета лазурного небо красиво раздувается при моей легкой ходьбе, я чувствую как бьётся сердце. Но от чего? От волнения что ли? Я не знаю.
Серенити сказала что мой жених ждет меня в малой гостиной.
Во черт! Она прекрасно знала что эта моя любимая комната у них во дворце! И она зараза выбрала именно её для встречи! Ну я ей покажу!
Я тихо и бесшумно подошла к двери и прислушалась. Кто его знает что он обо мне думает. Его наверно обрадовал то факт что он женится на Принцессе Венеры! Ух ну я ему задам свадьбу, он у меня в могиле будет лежать с моим свадебным букетом! Ха!
Я тихо приоткрыла дверь….и поглядела по сторонам….и…что?!Его нет?! Ах он сволочь, он ещё опаздывает со мной на встречу…….. на первую!!!!Гад!
- Принцесса Венера, я рад наконец познакомиться с вами!- прозвучал голос у меня над ухом. Я тихо повернула голову и увидела красивого мужчину. Все это время он стоял за мной! Слава Богу, а я то подумала что он опоздал! Тьфу…какая же я дура! Я начала его быстро разглядывать, а он нечего такой! Белые как снег волосы, льдисто голубые глаза, где-то я его уже видела…так-так ща припомним…АААААААААААА!
- Лорд Кунсайт!?- вскрикнула я с глазами полными ужаса и страха.
Он только коварно улыбнулся, и от этой улыбки мне стало не по себе!

Глава 3.

- Что ты тут делаешь!?- наконец выпалила я выйдя из ступора.
- О вижу её величество вас не предупредила.- ехидно отозвался он. Он что смеётся надо мной?
- Нет! Она сказала что это должен быть сюрприз! Но такого я не ожидала!- сердито сказала я, в ожидание что он ответит я скрестила руки и сделала угрожающий взгляд. Ха! Вот тебе мистер айсберг к черту жена! Я тебе устрою сладкую жизнь!
Он слащаво и презренно посмотрел на меня и хмыкнул будто перед ним простая девушка по вызову!Гад!
- Кстати.-начал он - теперь у нас будет совместная жизнь, надеюсь тебя это не пугает?- и он вопросительно посмотрел на меня.
- Нет, будь уверен я смогу жить рядом со льдом и гомиком. - гордо ответила ему я при этом высоко подняв подбородок.
Он рассмеялся на мой ответ и выпалил фразу которую я никогда ему не прощу!
- Я тоже привыкну к избалованной и капризной девчонке с бантом на макушке! - я от этой фразы началась трястись и почувствовала что мои глаза намокли и на губах ощутила вкус соленой воды. Слезы! О нет! Я перед этим придурком плачу! Господи….он сейчас ещё рассмеётся надо мной как над полной дурой!
- Принцесса вы в порядке? - вдруг спросил он. Я не ожидала. Я вытирая слезы ответила:
- Нечего…переживу..мне и не такое говорили.
- Я в этом уверен.
Господи этот льдиной голос сводит меня сума. Я действительно скучала по нему. Господи сколько можно любить одного человека? Я ведь не постоянна, я знаю это! Но... я люблю его и не хочу терять его снова! Я надеюсь он испытывает такие же чувства. Мне надо ему сказать прямо здесь и сейчас!
- Кунсайт...я...я действительно скучала по тебе.- неужели я это сказала. Он вопросительно поднял бровь и уставился на меня как баран на новые ворота. Ну скажи же мне что нибудь!
- Венера... Господи Венера! - он подошел и обнял меня так крепко и сильно что мне стало не хватать воздуха, но я не стала вырываться, мне было очень тепло и уютно в его объятиях! Кун..я люблю тебя надеюсь ты это знаешь.
- Что? - ели выдавила я.
- Я скучал не меньше тебя. - его льдиной взгляд смотрел прямо на меня. Я чувствую что краснею. Ну почему я не могу быть честной!!!
- Я скучала по тебе только как по другу и ни капельки больше! - сказала я скрестив руки. Дура, дура , дура, зачем я это сказала?!
- Вот как? - сказал он, и вопросительно поднял бровь. - ну чтож я надеюсь ты не откажешь мне в дружеском тосте за нашу первую встречу?- и он протянул мне бокал с шампанским. Я осторожно взяла бокал, я вижу как он все выпивает до дна и смотрит на меня в ожидании. Я осторожно подношу бокал к губам и делаю глоток, потом ещё и ещё.
Я чувствую что у меня кружится голова, и земля уходит из под ног, но я не падаю!Почему? Меня держит кто-то. Он шепчет мне что-то на ухо и я с ним соглашаюсь.

Глава 4.

Голова все ещё не работает. Я чувствую под собой мягкую постель и чьи-то ласки. Неужели это мой мальчик? Нет этого не может быть, он сейчас далеко. Ах да, Кун! Кун...я чувствую как он нежен со мной. Мне приятно и я засыпаю под какую-то музыку. Все плывет и вот я уже вижу сон.
Я стаю посреди парка возле школы Джубан, запах цветущей сакуры одурманивает. Я вижу две фигуры перед собой, двое мужчин смотрят на меня, двое любимых мужчин за который я бы отдала жизнь. Кун и мой мальчик. Оба протягивают мне руку....выбор?! Я не люблю выбирать! Кого же выбрать???
Я проснулась! Этот сон не выходит у меня из головы. Я села на кровать, а потом плюхнулась опять на подушку. Аучь! Больно...... что?! Рука?! Рука не моя, а чужая, в моей постели!?
Я медленно поднимаю глаза..и....о боже!!!!! Кунсайт!Но я нечего не помню такого! Господи, но как? В первую же встречу!
Мой взгляд падает на бокал с недовыпившим шампанским! Ах он гад! Он подсыпал мне дурман вчера ночью!
А я дура повелась на его уловку! Нуууу всеее! Он у меня пожалеет что родился на свет! Не хочу его знать! Пошел он к черту со своей любовью!
Он до сих пор спит....Господи как он прекрасен во сне. И кто сказал что он лед? Нет, это не правда! Он похож на снег, в который падаешь и тебе тепло.
Я начала любоваться им, поправив прядь волос которая небрежно падала ему на лицо, я поняла что не смогу жить без него, он мне нужен как воздух! Я тихо и нежно поцеловала его в лоб, но так чтоб он не проснулся. Что? Злоба прошла?
Странно. Я не думала что так быстро умею прощать. Другая девушка убила бы за такое! А я нет, потому что люблю его.
Я встала и пошла в ванну, я стала умываться.
Мне опять снился мой мальчик и Кун. К чему бы это? Ну не могу я выбросить его из головы не-мо-гу!!! Хочется его сейчас увидеть, но а как же Кун? Неужели я его брошу ради паренька? Нет, низа-что! Хотя....нет!
Неужели у меня то что подумала? Двойная любовь?! Нееееееет! Господи, самая худшая болезнь для сердца!
Я вышла из ванной. Кун уже проснулся. Я тихо улыбнулась ему и оперлась о стенку.
- Добре утро! - сказал он мне подтягиваясь.
- Я согласна....- сказала я.
- Что? - переспросил он меня.

Глава 5.

- Я согласна стать твоей женой!!!- злобно прокричала ему я.
- Ах, ты про это. - сказал он не подавая виду что я кричу на него.
Я не выдержала. Я подбежала и прыгнула к нему на кровать. Я обняла его как можно крепче, я не хотела его терять! Слишком больно, что-то в нем есть что похоже на моего мальчика.
Он тоже обнял меня и нежно поцеловав, начал говорить всякие красивые и прочие слова. Мне было приятно, ноя не любила эти слова, но все равно слушала.
Мы лежали в постели почти целый день и разговаривали ни о чем. Просто так. Наслаждались голосами друг друга, которые не слышали очень давно.
Вдруг в комнату постучали. Я как громом пораженная вскочила и тоненьким голоском спросила:
- Кто там?
- Минако, это мы! - послышался голос Рейны.
- Открывай! - Это уже был голос Макоты.
Я вылупила глаза и со страхом посмотрела на Кунсайта, который как не в чем не бывало лежал и расслаблялся у меня на кровати. Тут дверная ручка начала опускаться вниз...и...дверь тихо распахнулась!

Глава 6.

Девочки стояли и переводили взгляд то на меня, то на Кунсайта. А я стояла в чем мать родила, слава Богу Кун был под одеялом! Тут я покраснела как помидор и выпалила самую глупую фразу на свете да ещё не к месту!
- Девочки, это не то что вы подумали! - О даааа! А что тут можно ещё подумать? Голый мужчина в постели, и я голая! Других мыслей эта картина не вызывает! Девочки вдруг спахвотились и Ами сказала:
- Мина мы к тебе по позже зайдем хорошо? - я неловко кивнула и девочки удалились из комнаты. Я не выдержала и рассмеялась. Представляю что они сейчас обо мне думают. Минако развратница мужчин!Ха-ха! Передо мной не один мужик не устоит!
Но если бы они узнали что на это раз оплошала я, то был бы скандал! Кунсайт тихо встал и подошел ко мне и тихо обнял и сказал мне ну ушко:
- Не обращай внимания...я люблю тебя. - я тихо и повернулась и:
- Я тоже люблю тебя Кун.

Глава 7.

Через три дня после этого мы сыграли пышную свадьбу. Я была на седьмом небе от счастья, но вот только мальчик мой не выходил у меня из головы, и поэтому капелька грусти присутствовала и в этот день. Но никто нечего не заметил. Хотя Серенити один раз спросила:
- Ты в порядке? - я только рассмеявшись говорила что да.
А через 5 лет мы уже жили в Замке Маггелана на Венере, и слались именами Королева Венеры Минория 2 и Король планеты Венеры Кунсайт 1 ! Вот имена нам за мудреные придумали! Господи и не выговоришь! Я всех приучила называть меня просто Королева Венерия, а Куна- Король Кунсайто-сама. Мы жили с Кунсайтом душа в душу и каждую ночь одаривали себя любовью. Нам нравилась вся жизнь светский манер! Я любила всю эту богатую фигню, не знаю почему.
Все было прекрасно до одного дня который изменил всю мою жизнь.

Глава 8.

Я прогуливалась по своему саду как вдруг ко мне подбегает Рауль:
- Ваше величество, Нео-Королева Серенити собирает собрание всех Королев нашей солнечных системы и просит чтоб сию-минуту все были в главном кабинете для собраний в Хрустальном дворце!
Я тихо кивнула и попросила Рауля удалиться, сама же быстро телепортиловалась на Землю в Хрустальный дворец.
Я любила Хрустальный дворец, любила его коридоры которые сияли в лучах вечернего солнца, любила своего Короля и Королеву.
Вот я уже у дворца, не далеко от меня появился лучик темно синего цвета, не трудно было догадаться что это Принцесса Ураниус, а рядом появился точно такой же лучик света, только цвета морской волны.
Да это была Принцесса Нептуна. Они телепортировались рядом со мной и попревествовали меня теплой улыбкой.
- Здравствуйте Королева Венерия. - слега поклонившись сказала Уран.
- Ой, Господи..., Харука давай без всех этих штучек. Ты ведь прекрасно знаешь что меня зовут Минако! - тихо взялась я за голову, Уран медленно приподняла одну бровь и...
- Ладно Мина-чан как хочешь. - сказала она.
- Привет Минако. - поздоровалась со мной Нептун. Она сразу поняла что я не настроена на светское общение.
- Здравствуй Мичиру, ну а где же остальные Королевы и Принцессы?- спросила я.
- Не знаю может уже прибыли, давайте пойдем в зал Королева наверно нас уже ждет.
Мы подошли к входу в зал, я медленно стала открывать дверь, сердце бешено билось, словно скакало на лошади которая в свою очередь не собиралась останавливаться. Я чувствовала что Серенити собрала нас не по пустяку, эта новость должна меня шокировать, я чувствовала это всем сердцем.
Я открыла дверь, и мы вошли, Мичиру была права были все кроме нас троих. Я тихо попревествовала всех и заняла своё место возле Королевы, как никак я её первый советник и друг, поэтому всегда сижу по правую стороны, а по левую всегда сидит Марс. Так уж принято. Не знаю зачем это всё? Какая разница.
Серенити тихо встала и сказала:
- Друзья мои, я собрала вас всех поскольку должна сообщить вам важные известия...- он сделала паузу и вздохнув продолжила, - как вы знаете у нас много союзников и друзей во всей Галактике...- мои нервы уже были на пределе! Хватит молоть чушь, ближе к делу, - к нам прилетают наши давние друзья, и в честь их приезда я планирую устроить бал.
- Простите что перебиваю ваше величество, кто же к нам прилетает? - тихо спросила Меркурий.
- Хороший вопрос Меркурий, некоторые будут рады их приезду некоторые нет, - она бросила невольный взгляд на аутеров, - но уверена что сама новость кто к нам приедет шокирует всех! - ну вот я так и знала.
- К нам прилетают....- она затянулась, все напряглись в моменте ожидания ответа. Она опять тихо вздохнула и ответила -
....Наши друзья с Кинмоку.

Глава 9.

В зале повисла тишина. Моё сердце остановилось, руки стали мокрыми, я чувствую волнение и счастья одновременно.
Голова начинает отказывать, в глазах туманится, мне плохо. Последние что я слышу, ужасные крики «Венера!».
Мой мозг зачастую отказывает верить в слова Серенити! Я твержу себе нет, нет! Неужели этот день скоро настанет, день выбора, когда мне придётся выбирать! Кунсайт или Он! Я не хочу! Слишком больно, сердце кровью обливается, осколки души летят в никуда. Темнота, пустота, крик души...я не чувствую биения сердца...крик, бездушный стон души...
Нет... я не умерла ....
Глаза открывается...я вижу белые стены и встревоженные глаза мужа. Я тихо приподнялась...и издала тихий стон..нет, не от физической боли, а от душевной. Было больно очень больно, как будто тысяча иголочек впиваются в сердце. Это болезнь обострилась. Двойная любовь...
- Дорогая ты в порядке..?- спросил меня Кун.
- Да...а что случилось? - тихо спросила я ещё слега постанывая от боли.
- На собрании ты упала в обморок...и..у тебя на время исчез пульс...- он говорил дрожащим и испуганным голосом.
- Кун...- я приложила ладонь к его лицу.- знай пока ты жив, живу и я, я никогда тебя не оставлю одного в этом холодном мире...
Кун обнял меня. Он действительно испугался за меня. А всё эта болезнь. Я погибну если не увижу своего мальчика.

Глава 10.

День настал. День которого я так боялась, но ждала всю свою жизнь.
Официальный визит Принцессы Какуи и её телохранителей Старлайтов. Они приезжали на неделю. И за эту неделю мне надо сделать самый трудный выбор в моей жизни. Я не вынесу опять его отъезда. Я должна сделать так чтоб он остался на Земле!
- Дорогая ты готова? - спросил меня Кун завязывая галстук.
- ...Да. - тихо ответила я надевая свою королевскую диадему. Вдруг сердце опять начало болеть да так сильно, что я не выдержала и упала на колени схватившись за грудь. Ко мне подбежал муж. Он меня спрашивал что такое, а я от боли не могла ответить. Но это не моя боль. Это боль другого сердца, но кого? Болит точно девичье сердце, но чьё? Возможно Усаги, нет это не она.
И тут меня осенило воспоминание:
« Мицуно Ами, познакомьтесь пожалуйста это ваш партнер по компьютерным технологиям.
К Ами подошел высокий шатен с красивыми фиолетовыми глазами, он мило улыбнулся и протянул ей руку для знакомства: « Приятно познакомится, Тайки Ко». Ами бедная смутилась и покраснела как помидор.»

Вот чьё сердце сейчас разрывалось. Бедная Ами. У неё такая же болезнь что и у меня, только она кажется любит больше Тайки, чем своего мужа Зоя.
Почему я ощущаю её боль вы спросите?
Я богиня любви и красоты, мне дано чувство ощущать боль сердца и ощущать любовь окружающий. А боль близких мне людей гораздо сильней чем других.
Бедная Ами. Ладно я. Я смогу это выдержать, но Ами. Ами самая хрупенькая Принцесса их всех. Ей не выдержать я знала ужасную правду.Она умрет....
Слезы покатились по моим щекам, оставляя мокрые дорожки. Если она увидит Тайки, её сердце разорвется, она может умереть через пару часов после этой встречи, но я не могу этого допустить.
Кун ужасающим взглядом смотрел на меня. Я обняла Куна и только говорила одно слово « Ами...Ами...она умрет...»
Я хотела ей помочь…Господи…За что мне это всё?
Я встала и вытерла слезы:
- Кун, ты иди, а я должна повидать Ами! - сердито прикрикнула я.
- Господи, а что значит фраза «она умрет»? - ужасающим голосом он спросил меня. Что бы не беспокоить мужа я сказала:
- Это я фигурально выражалась, ну ты понимаешь наши женские тайны. - я с трудом выдавила улыбку. Кун сразу успокоился:
- Ладно, дорогая только не опаздовый пожалуйста…это у тебя привычка.- сказал она уходя.
- Что?! - разозлилась я.
- Нечего..нечего.- Кун ушел, а я быстро телепортировалась в замок на Меркурии.

Глава 11.

Я телепортировалась как раз возле покоев Королевы Меркурии Амелии. Мне было трудно сейчас посмотреть на свою подругу, я знала что у неё творится на душе. А когда знаешь трудней всего разговаривать с человеком.

Я тихо постучалась в дверь, до приезда оставалось всего 2 часа. Что же делать? Ладно ни пуха ни пера! К черту...Тьфу! Какая же я дура сама себе говорю! Ну да ладно, сейчас главное помочь Ами!

«Войдите!» послышалось из комнаты женский голосок. Я тихо открыла дверь. Ами как раз вытерла последнюю слезинку.

- Привет... - тихо сказала я.
- Минако!? Привет...а что ты тут делаешь? - смотрела она на меня своими сине-ледяными глазами полными недоумения и неожиданности.
- Ами...- мой голос так предательски дрожал, - Ами я хотела спросить ты готова? - я опустила голову чтоб она не видела что в уголках моих глаз собрались слезы богини.
- Ах да, я готова только вот губы подкрашу.- она говорила так невозмутимо, так спокойно.
- Ами!? Как ты можешь?! Ты сума сошла! Ты идиотка если думаешь что выдержишь! Глупая Меркури, и кто сказал что ты умная! Я не позволю тебе покинуть замок! Ты полная дура если решилась пойти на это!!! - я кричала как могла, голос исчез и я начала хрипеть, я упала на колени и слезы собравшийся в уголках глаз превратились в ручейки.
Она встала и села рядом со мной. Положив руку мне на плечо она грустно посмотрела на меня, и я опять увидела этот грустный взгляд который я не видела целых 1022 года, а если быть проще целых 6 лет. Губы предательски дрожали я тихо обняла Ами и сказала:
- Ты не должна его видеть...он не для тебя... у тебя есть только один выход..- она вопросително посмотрела на меня.
- Какой же? - спросила меня она.
- Выбери его, так будет лучше.
Она озодачилась, тихо встала, подошла к зеркалу и подкрасила свои губы. Она попросила меня удалиться. Что я и сделала.

Продолжение следует...

0

10

Хочу любить
По темному залу раздавались оглушительные удары мечей - это дрались непримиримые соперники. Женщина легко парировала удары наносимые мужчиной. Её волосы развивались на лёгком, освежающем ветерке, что, словно поддерживая, обдувал ей лицо. В то время как его бесцветные пряди, слипшиеся от пота, прилипали к глазам мешая оборонятся. Женщина сделала последний выпад и клинок вылетел из рук мужчины со звоном упав на пол.
- Ты по прежнему слаб, Кунсайд! - он стиснул зубы, словно получил пощечину. - Тебе нужно еще тренироваться.- увидев презрение и немой вопрос в его взгляде, она только громко рассмеялась. - Думаешь я не знаю чего ты достиг за эти года? Ошибаешься! Я всё знаю и незримо восхищаюсь тобой! Ты - мой любимчик и во многом превзошел своих братьев. Нефрит, глупый мальчишка, увлёченный только своими звездами. Зойсайд - слишком порочен, слишком слаб, не может устоять перед красивыми глазками!
"Скорее, брата, в женщинах, привлекают не глаза! - хмыкнул про себя Кунсайд"
- А Джедайт совсем спился после того как его отвергла пламенная принцесса Марса. А у него были такие перспективы! - вздохнула женщина - все мои надежды остались только на тебя! Но ты так же неимоверно глуп, как и твой отец! Ах, Кронус, Кронус… Ты очень похож на него…Те же волосы и глаза презрительно-ледяные… Хоть на мать мог бы не кидать такие взгляды!..
- Я - проиграл!
- И будешь проигрывать, пока не станешь готовым! Тебе не терпится сесть на моё место? - она демонстративно прошлась по залу и развалилась на мягком троне - Но пойми, мой дорогой, я не уступлю никому слабее себя, даже сыну! А ты - слабее меня!.. - с сожалением протянула королева тьмы.
- Я самый могущественный колдун в мире! Мне подвластны всё стихии и даже само время!
- Не задавайся, любимый, способность останавливать время у тебя от отца. Хоть он и никчемен, все же Бог Времени!.. Но ты прав - ты, действительно, самый могущественен, как для смертного, но мне не ровня!
- Не смей меня оскорблять!
- А иначе что?.. - невозмутимо спросила королева откинув прядь иссино-черных волос назад -Ты снова будешь меня ненавидеть? Из-за этого твоё сердце черствеет, оно словно камень!.. а это самый большой недостаток, Кунсайд! Знаешь почему ты не можешь меня победить? Я черпаю силы из наисильнейшего и неистощимого источника - из любви. Твоя ненависть ко мне намного сильнее моей к тебе любви! Что бы победить тебе, Кунсайд, необходимо научится любить.. или, хоть бы, найти человека, смыслом жизни которого является любовь. ВЫ нем хранится огромная сила! И если он добровольно отдаст тебе свою любовь ты станешь непобедимым! - долго еще королева смеялась вслед уходящему сыну

****
- Зря ты рассказала ему свой секрет! - из-за трона показалась тень.
- Боишься, что наш сын станет еще больш жестоким правителем, чем я? - тень молчала. -Не волнуйся, он подумал, что я над ним издеваюсь. Он никогда не поверит в то, что я сказала ему правду.
- Я волнуюсь за тебя! С каждым годом Кунсайд всё алчней и честолюбивей. У него нет слабостей, как у братьев. Им невозможно повеливать!
- Да, мой Куня, набирает силы.
- Он хочет твоей смерти, глупая женщина! Только так он захватит власть!
- Из на двоих только ты орёшь, как баба, Кронус! Ему не одолеть меня, хоть он и силен, всё равно недостаточно! Вся его магия и тайные искусства - детские игрушки, пока в нем нет настоящей силы.
- Любви или страха…
- Вот именно! Только эти две силы дают достаточную мощь. Но он в жизни ничего не боялся! Он - не трус! Весь в мать! - горделиво произнесла королева. - А вот любовь… с его-то ненавистью!... Это невозможно!
- Лутше бы ты остереглась, любимая, лутше бы остереглась! - протянул Кронус растворяясь в тени.

***
- Ведьма! Старая кляча! Она слишком засиделась на троне! - в яростном порыве Кунсайд трощил всё. - Значит, любишь меня, да? Сука! Ненавижу!
- Разве можно ненавидеть собственною мать? - робким голосом протянуло нежное создание - девушка, полусидевшая на кровати. Её обнаженные груди слегка покачивались в тон дыханию. Она принесла ему удовольствие прошлой ночью, но Кунсайд совсем не думал об этом запуская енергитический шар, что сжег ее дотла .
- Жалкая шлюха! -процедил он сквозь зубы. Но даже убийство не принесло ему успокоения.. В бессильной ярости он перевернул кровать.
- Чёрт! Как же мне тебя победить? Я пол жизни потратил на разнообразные тайные искусства, но на тебя ничего не действует! - кулаки сжались сами собой. - Любит она меня, как же - выйдя из спальни он яростно хлопнул дверью. Сейчас ему могло помочь только забвенье. Он знал несколько способов, но подходил ему только один - вино.

***
- Не ожидал тебя здесь увидеть, братишка. - губы Джедайта растянулись в пьяной улыбке.
- Отвали!
- О-о-о-о!.. Да ты похоже здорово надрался! - рубаха на Кунсайде была расстегнута, обнажая грудь, концы её были выпачканы вином и не заправлены в штаны, плечико оборвано.
- Да! И до конца вечера собираюсь надраться еще больше!
- И набить морду кому-то тоже успел?.. Или били тебя?! - кун бросил испепеляющий взгляд на брата. - Причина такого буйства могла быть только одна - мама! Что снова проиграл?!
- Заткнись! - со всей своей недюжой силы Кунсайд заехал по морде брату и тот отлетел к стойке и затих.
- Хозяин ещё вина! - взяв бутылку со стола маг отправился в другой - самый тёмный - конец зала, что б ему никто не мешал. Тем временем в дверь ввалился Зойсайд на всю глотку призывая хозяина:
- Эй, хозяин, у тебя есть что-нибудь новенькое для согревания моей постели этой ночью?!
- Конечно господин! Только сегодня доставили! - Он махнул рукой и огромный громила притащил упирающуюся девчушку.
"Молоденькая - подумал Кунсайд - Белокурая и голубоглазая - брат любит таких…"
- Это Кристина…
- Мне она нравится… - Зой приподнял девушке подбородок, что бы полутше рассмотреть. - деньги получишь утром - бросил пламя - маг перебрасывая Кристину через плечо - Пойдём, милая… Эта ночь наша!
- Нет! Нет! Нет! Отпусти меня, животное! Я НЕ ХОЧУ!!!!!
- Успокойся, киса! Тебе понравится, я обещаю!
- Отпусти её, скотина!!!!!!!!!!
- Джозеф!!! - по восторженному лицу Кристины можно было сделать только один вывод - это её парень.
"Бывший парень! - поправил Кун - Глупыш! Хотя Зой и пьян, тебе с ним не справится ни в мастерстве, ни в силе…. Дурак!" - он залпом выпил содержимое стакана. Как и предсказывал Кунсайд Зою понадобилось лишь пять минут на расправу с никчемным защитником.
- Джозеф!!! - кинулась к н76ему любимая, но Зойсайд перехватил её.
- Оставь этого неудачника, крошка! Сегодня ты - моя!
- Н-е-е-е-ет!!!!!
"Что это? Какая мощная энергия! Но этого просто не может быть!"
Дальше всё происходило как во сне: Зой - в нокауте, девушка - спасена и поддерживая своего героя уходил из заведения Лу.
- Вот это да!.. - протянул потрясенный маг-льда -А эта неимоверная сила, что я почувствовал - была энергия любви ! Значить можно предположить, что…что… мать говорила правду!... Чувство любви… Мне нужно любить!… Любить… но как это?.. Я люблю своё искусство…Люблю! Люблю!.. Нет, этой энергии я не выделяю, значить, своё искусство я не совсем люблю… Тогда что? Что я предположительно могу любить? - Кунсайд долго думал над этим вопросом, но как бы он ни старался - ничего подходящего под определение "любить" в его жизни не было.
- Тогда остаётся человек. Мне нужно найти человека смыслом жизни которого будет любовь! - И полон решимости маг вскочил из-за стола, но кое-что он не рассчитал, хотя ум и оставался, относительно, трезвый, тело всё же продолжительный период времени находилось под влиянием алкоголя, а потому колени его подкосились и Кунсайду пришлось целоваться с деревянным полом. Проклиная всё на чём стоит мир, великому магу и волшебнику пришлось ждать того момента, когда он сможет ходить.

****
Утро. Замок Повелителя Льда.
- Вот чёрт, что здесь произошло?!. Что за беспорядок?.. Ах, да … - Кун потер лоб - Это я вчера… - Похмелье - тяжкая вещь! Что бы всё привести в порядок особых усилий хозяин не прикладывал всёго лишь вскинул в ленивом жесте руку - и всё встало вновь на свои места.
- Ну-с, человек... начнем твои поиски…

****
ЮПИТЕР.

- Лита, бал просто чудесный! - восторгалась Венера. - Конечно, наши балы самые лучшие!(а это была чистая правда) - Но ваш весьма и весьма шикарный! Столько людей! Жаль, что Рэй не смогла приехать!
- У них там кокая-то революция . - добавила герцогиня Род Дэн.
- Не какая-то, герцогиня, а просто после того, как король Марса скончался, очень много… как бы вам доступней объяснить… "нехорошие люди" захотели власти. - наставительно поправила Мина.
- Это просто здорово, что у королевы Кали есть голова на плечах, и власть она категорически отдавать не хочет.
- Х-м… и правильно делает! - согласилась Минако с Литой. - Я бы не за что не отдала!
- А где Меркурий? Снова в библиотеке?
- Как не странно это звучит, я видела, как за ней увивался какой-то рыжеволосый парень. А теперь их нигде не видно!
- Рыжеволосый ?! Увивался?! Я должна его увидеть!!!
- Но…
- Послушайте, девочки, - снова вмешалась герцогиня - А это случайно не принцесса Меркурий танцует с предметом вашего обсуждения? - И правда на бальной площадке в магдете* кружилась Амели.
- Кто он? - только и смогла выдать Юпитер.
- Принцесса Вы, что забыли, что пригласили генералов с Земли?! - ужаснулась Род Дэн.
- Я не могу запомнить каждого гостя в лицо! - огрызнулась Лита.
- Это генерал Зойсайт, но принцессе Меркурия нужно быть с ним осторожней!
- Что вы имеете ввиду? - прищурилась Венера.
- Про таких говорят: " Не пропустит ни одной юбки". - бросила на прощанье герцогиня.
- Прости Лита, но я вижу, что ты здесь никого не знаешь, а людей много! Не обижайся, но я пойду с Род Дэн.
- Ах, - вздохнула Юпитер - еще до конца этого вечера, моя малышка Венера, разобьет ни одно наивное сердце.
Догнав графиню, Мина все-таки оглянулась убедиться, что Юпитер на нее не сердится и увидела как Мако целенаправленным и твердым шагом направляется к Ами.
- Ой, - запричитала Мина - сейчас будет скандал…
- Все женщины ничтожны, - но эта фраза отвлекла Венеру от созерцания начинающегося скандала - а вы, леди, самая ничтожная из всех.
- Это генерал Кунсайд! - шепталась герцогиня с подругой - Холодный какой!
- Ледяной король! И так презирает женщин, что не боится утверждать это вслух!
- И как такое могут терпеть правители, ведь у них самих дочери?!!
- Глупая гусыня - потешался Кунсайд. - на лице его застыла маска насмешки и презрения, которые не смогла видеть принцесса Венеры - генерал стоял к ней спиной. Бедной жертвой Кунсайда была одна придворная дама, и хоть Мина сама не раз думала, что она тупа как пробка, вслух ни разу этого произнести не смогла. Унижать себя и других?!. Она слишком хорошо воспитана, чтобы так низко пасть! А он, этот нахал, не то, что обижает эту дуру, он оскорбляет всех женщин без исключения! Ну этого Венера уже стерпеть не смогла!..
- Да, кто же это у нас такой умный, что рассуждает об умственных способностях женщин?.. - притворно медовым голосом, в котором явно чувствовался лед, вступила в разговор Минако. Ее оппонент сразу же повернулся к ней, забыв о своей прошлой жертве.
"Ну, конечно, - злобно подумала Мина - добивать сопротивляющуюся жертву интересней! "
- Так, так, так…- протянул Кун, обходя эту дерзкую особу. - Что я увижу? - перед ним предстала типичная модница: голубые глаза, светлые волосы, бант, платья расшитое золотом. Одним словом - безмозглая дура, что любит красоваться на публике. Он уже предвкушал как накажете за дерзость и она убежит вся в слезах… - Еще
- Одна особь безголового пола…
- О-о-о - притворно округлила глаза Минако - А кого же вижу я? Еще одного безнравственного, безмозглого, беспринципного шовиниста. Пытающегося гордится тем, он носит… - и она красноречиво посмотрела на его чресла. Ближе стоящая дама упала в обморок, а Минако про себя улыбнулась.
"Похоже, подруга Род Ден оказалась слабонервной! Да и сама графина подстать своему платью - ярко красная!"
Кунсайд просто обомлел. Не каждый мужчина способен был сказать ему такое в лицо, а это - женщина!!! А кроме того, еще совсем ребёнок!
- Придержи свой, малолетка!
- Что, правда глаза режет, дедушка? - ехидно подкольнула Мина.
- Дедушка?! - задохнулся от ярости генерал.
- Да, дедушка. - округлив свои премилые глаза, наиграно удивилась Венера - Судя по Вашим - она произнесла это специально растягивая слово, словно вкушая… - волосам - они же совсем седые! Вы НАМНОГО старше меня! - Минако невольно зацепила больную тему - волосы - и увидев яростную тьму в глазах генерала, отступила на шаг. Выдав этим шагом себя. Поняв, что она испугалась, он немного приутих. И даже улыбнулся про себя: дерзкое создание, но еще совсем ребёнок!
- Правильно говоришь, пигалица! Ко мне нужно обращаться на "Вы". Уважать тебе, необразованной, меня следует!
- Ага, уважать… Уважать нужно старших!... - но Мина лукавила, она сразу приметила его мужественную красоту! Он был не намного старше её. - Но вы забываетесь, с позволения сказать, сэр… На мой взгляд, это вы - неотесанный болван, незнающий алфавита, я уже молчу про умение читать… или писать… а не я! - скажем прямо - теперь в обморок упала не только подруга герцогини! Подумать только… Принцессе (Принцессе!!!) так оскорблять гостя короны…даже если он и показал себя хамом. Да, пожалуй, Венера слегка увлеклась.
- Весьма в этом сомневаюсь, мисс…э…
- Принцесса Венера - с гордостью уведомила генерала Минако
- О-о-о… страстная натура?..
- Принцесса любви, красоты и страсти! - подошел ссади к брату Зойсайт - Лорд Пламени. Очень рад познакомится… и был бы еще более рад более ближайшему знакомству… - но Кунсайд загородил своей широкой спиной Венерию. Это была ОНА! Та, ради которой он явился на этот глупый приём. И Зою он её не отдавать не собирался! Но каждое слово принцессы выводило его из себя.
- Так значить богиня любви…
- Так точно, генерал! - отсалютирывала Мина, ей это показалось смешным, но в его глазах был только холод…
- О, да, ты знаешь кто я?
- Как же не знать - получил в ответ - типа, с ТАКОЙ скандальной репутацией?! - но она лгала…
- Кстати о репутации… - с ледяной злобой отчеканил Кун - Принцесса Венеры - миловидная глупышка, с ограниченным умом, но обильным бюстом! Сотни поклонников, на любом балу, с которыми она знакомится, с превеликим удовольствием, и поближе ! - Мина давно перестала обращать внимание на ЭТИ сплетни. Она думала, что вырастила броню… Но обвинения слетающие с его губ, били больнее хлыста… Она не знала что ответить… Оправдываться было нельзя! Это бы погубило её! Слава Селене, к ней на помощь явилась Юпитер.
- Мина! Что здесь происходит?! Что за толпа?! А ну, расходитесь! Пойдем, дорогая, ты мне нужна, там возникли проблемы…. В главном блоке…
"Нельзя так позорно бежать, ничего ему не ответивши"
- Что ж, Лорд Кунсайд, от ТАКОГО человека, как вы, я другого не ожидала, кроме как сплетничать и верить в эти сплетни! - После этой триады принцесса Венера с достоинством удалилась. Но грусть, что заметил Кунсайд в её глазах, внесла какое-то смятение в его чувства.
"Что же это? Возможно, сожаления за необдуманно выкрикнутые слова?"
- Спустя недолгое время он вернулся к себе в покои. А там еще долго обдумывал, лежа без сна, его встречу с незабвенной принцессой Венеры.
"Такого…. Как вы!"
- Что она, Металия возьми, хотела этим сказать?!

****
Следующим утром.
- Доброе утро, генерал Кунсайд.
- Доброе утро, принцесса Мирабель.
- Как вам спалось в вашей комнате?
- Замечательно принцесса. - Мирабель была единственной женщиной в мире к которой генерал не испытывал призрение, а даже наоборот некое чувство отдаленно напоминающее уважение.
- Мирабель была божественно красива, но очень холодна. Всегда мыслила логически, никогда не полагаясь, на так званую, "женскую интуицию". Она была как мужчина, вот только с грудью.
- Через два дня отец устраивает охоту. Я надеюсь вы будете присутствовать! - деловито поинтересовалась она.
- С превеликим удовольствием. - улыбнулся генерал. Он ненавидел эти дурацкие забавы - охоту - и считал их зря потраченным временем. Но согласился для того, что бы узнать…
- А почему вы ничего не сказали про вчерашний инцидент с принцессой Венеры. Она, наверняка, уже пожаловалась о том какой я "неотесанный болван".
- Конечно я слышала об ЭТОМ инциденте, но принцесса Мина мне ни слова не сказала и я вообще сомневаюсь, что она когда-либо подобное скажет
"А я очень сомневаюсь, на этот раз, в вашей логике!" - подумал Кун.
- Мина совсем не такой человек! А об инциденте я узнала от своей сводной сестры.
- Ах да, принцесса Лита прибежала расталкивать толпу… И какое моё наказание?
- Вы о чём, генерал?
- Не делайте из нас, ОБОИХ, идиотов!
- Король на этот инцидент посмотрел сквозь пальцы. Простите, Кунсайд, но мне нужно идти. И еще раз хочу напомнить вам об охоте! -она ушла.
"Ах, я даже знаю почему… Мирабель…Вы потрясающи!"
- У меня есть еще час до тренировки…Чем бы заняться? На Юпитере, вроде, неплохая библиотека…конечно, ей не сравнится с меркурианской, но все же…

- Огромный зал весь уставлен книжными полками. Высокие окна пропускали солнечные лучи. Было еще довольно рано и потому в библиотеке была пустота.
"Хотя, врят ли, кто-то из этих "ряженых" сюда даже нос засовует! "
- Возле окон стояли мягкие кресла и столы для чтения, заваленные книгами. Возле такого стола Кун и приметил принцессу Мину. Она что-то сосредоточенно читала.
"Наверное, книжку с картинками рассматривает!"
Но ему стало интересно, что же заставило ЭТУ модницу прийти в БИБЛИОТЕКУ в такой РАННИЙ час!!! Стараясь не побеспокоить её Кун подкрался сзади и заглянул через плечо. Но, видно, почувствовав что-то, Венера резко захлопнула книгу.
И не стыдно вам подкрадываться ко мне сзади, словно вору? - незная откуда, но Мина точно знала, что это ОН!
- Вы, наверн6ое, меня с кем-то перепутали, сударыня!
- О, да неужели? - издевательским тоном ответила девушка, поворачиваясь. - У вам, должно быть, амнезия или тяжелое похмелье?
- Нет, просто, если бы я был вором, то не позарился бы на такую, как вы!
- Что вы имели в виду? - напряжение явственно читалось в её голосе. Он смерил принцессу оценивающим взглядом.
- Вы не представляете ценности! Что у вас красть-то?
"Может сердца?"
- В таком случаи, что вам от меня нужно?
"Так просто хотите тему поменять? Ладно, подыграю."
- Хотел удостоверится в том, действительно ли это у вам в руках книга? - Минако спрятала своё "сокровище" в складках юбки.
- О да! В отличии от пустоголовых болванов я умею читать! И наслаждаюсь этим занятием! - Кунсайд сделал быстрый шаг вперед и оказался так близко от принцессы, что она чувствовала на своей коже его обжигающее дыханье.
"О Селена! Что же ты делаешь со мной, Лунная Богиня?"
Его близость волновала. Но подняв глаза Мина боялась увидеть холодное презрение… Пальцы генерала впились в её подбородок, заставляя смотреть в самую бездну стальных глаз. О, там было столько эмоций! И не капельки льда!
- Лучше молчи, дерзкая пигалица, а то пожалеешь!
- О правде не жалеют! - вторая рука опустилась на хрупкие плечи
"Такое ощущение, что он меня сейчас поцелует!"
Но гнев в его глазах говорил об обратном. Не было не малейшей возможности отвернутся и она закрыла глаза. Прошло бесконечно длинное мгновение, после которого Мина почувствовала как его палец ласкает её лицо.
- Что это вы делаете? - ответа не последовала.
- Немедленно прекратите! - генерал отстранился… Вместе с её книгой!!!
"В-о-о-ор!"
- Итак, что же читает, наша принцесса Венерия? Наверняка, любовный роман, наверняка… Ой! - от неожиданности Кун даже выронил книгу.
- Что вы делаете?! Осторожней! - Мина кинулась к своему сокровищу, но Кунсайд вовремя подобрал книгу и отскочил в сторону.
- "Теория искривления космического пространства и возникновение черных дыр…"? А это не слишком заумно для такой "милашки", как ты? - Только Мина собиралась возразить, как он её опередил. - Вот осёл! Как я мог вообще такое подумать?! Совсем из ума выжил!!! - с этим Мина готова была согласится до тех пор, пока не услышала продолжение. - У тебя, должно быть, здесь запрятано любовное послание от воздыхателя твоей красоты! Сейчас посмотрим! - со странной злостью он начал трясти книгу.
- Прекратите! Немедленно прекратите! - но поняв, что её крики ни к чему не приведут… - Слепящая красота Венеры! - Кунсайд отлетел к стене, ударившись затылком, а эта девчонка побежала к книге!!!
Аккуратно собрав всё оторванные и выпавшие страницы, Мина нежно погладила политурку, прижав книгу к сердцу, она встала и окинула всё еще сидящего на поле генерала уничтожающим взглядом, кинув на последок "Варвар!", удалилась из зала.
- Какой мощный заряд энергии! Он не уступает моему!... И то как она любовно прижала к себе книгу… - В мозг просочилось видение как эти руки так же нежно обвиваются вокруг его шеи… - Нет! - он покрутил головой желая избавится от наваждения - Дьявольщина какая-то! И зачем ей эта книга?!

****
Генерала заинтересовала эта таинственно-прекрасной венерянка. И если можно так сказать, ему приносило огромное удовольствие их словесные дуэли. Вот только ей они, похоже, не особо нравились, потому что каждый раз от него принцесса Мина уходила раcсерженная и взвинченная. Все дни напролёт Кунсайд проводил за тем, что искал её среди многочисленных залов дворца, а она это время проводила за тем, что успешно избегала его компании. И по ночам мысли его занимала только она. Хотелось как можно больше узнать о Мине. Ходило много слухов, типа - Венера путана, распутница, безголовая кукла, что даже родители её стыдятся и потому Минако постоянно гостит у подруг, где пополняет списки своих завоеваний. Конечно, в мужских кругах было много желания - практически всё её хотели - но о том, что имели, никто не говорил.
"Наверное, если бы про лож узнала Мирабель, такого "смельчака" кастрировала бы!"
Но один парень всё же крутился возле Венеры. Миловидный, со светлыми волосами и голубыми глазами. Вчера Кунсайд видел как в саду ЭТОТ "красавчик" лежал у ЕГО Мины на коленях, а она ему читала вслух! При воспоминании об этом кулаки сами по себе сжимались. Куну нестерпимо хотелось узнать кто же он такой, а после этого набить "красавчику" морду! Но гордость не позволяла спросить о нем.
- Вот Металия! - он снова перевернулся в кровати - Оставь меня в покое, ведьма проклятая! Что же ты со мной делаешь?! - так бедный генерал проворочался всю ночь.

****
Пришедшее утро не застало Кунсайда спящим.
"Надеюсь охота поможет изгнать все мысли о ней!"
Но когда он пришел на поляну сбора, Мина стояла там в окружении толпы мужчин.
- О! Да неужели, прекрасная принцесса Венеры пришла пожелать удачи в охоте на беззащитных животных? - саркастически подметил генерал.
"Этот голос!"
- Нет, я собираюсь принять охоте участие.
- И получить трофей?
- А как же!
- И чью же голову вы собираетесь повесить у себя в комнате? - оба поняли намек на её поклонников. Их взгляды скрестились словно мечи и для полной реалистичности не хватало только искр.
"Может твою, мой генерал?"
- К вашему глубочайшему сожалению и к моей превеликой радости, зверюшек убивать не будут!
- Что вы придумываете?
- Так, вы ничего не знаете?
- А, что же мне, Металия возьми, так жизненно необходимо знать?
- Это не совсем нормальная охота, братец. - охотно начал объяснять Зойсайт - Эта охота, так сказать, свидание в слепую.
- Да, продолжил лорд Род Ден - Вы выдаете часть своей энергии, которую превращают в зверя.
- И в конце охоты - мило улыбаясь этому "красавчику" закончила Мина - тот зверь которого ты поймаешь… Тоесть из энергии кого он состоит будет твоим партнером на сегодняшнем балу.
- И это не самое пикантное, Кун - протянул Зой - никто не знает во что превратится энергия, в какого зверя.
- Это известно только Королю с Королевой… и, конечно же, Мирабель! - подошла к группе Лита. "Красавчик" выпустил руку Минако, подошел к принцессе Юпитера и поцеловал её в щеку. Генерал обернулся, но никакого шока это у окружающих не вызвало.
"Может, он её далекий родственник?" Принцессы взяв парня под руки, пошли в направлении конюшен.
"Нужно найти Мирабель!"

****
- Принцесса Мирабель, можно вас на минутку?
- Всегда в вашем распоряжении.
- Почему вы меня не предупредили насчет характера охоты?
- Вы бы отказались!
- Конечно же, отказался бы! - повисла неловкая пауза. Что же моно было сказать?
- И сейчас я отказываюсь в ней участвовать!
- Не имеете права!
- Имею полное право!
- Вы должны дать часть своей энергии!
- Не дам!
- Упрямый мальчишка!
- Я??!!
- Ну, не я же! Уперся рогом!
- Мирабель?!
- Ой, простите! Просто… Просто сегодня не самый удачный день…
- Что случилось?
- Да так, ничего!
- Мирабель?
- Это моя проблема!
- Мирабель!
- Познакомилась вчера с одним молодым человеком, при чем не по своей воле, а он меня стал преследовать! Люблю, говорит, и всё тут. Я уже по ночам спать боюсь, вдруг в окно залезет??!!
- "Всё-таки женщина…"
- Хочешь, я с ним поговорю?
- НЕТ!! - испугалась принцесса. Кунсайд улыбнулся.
- И как же зовут этого "влюблённого"?
- Нет. - он вздохнул
- Ну, я тогда пойду… Но если что обязательно скажи!
- Это моя проблема и я справлюсь с ней сама! - Кунсайд еще раз улыбнулся и пошел к двери.
- Лорд Кунсайд, но вы же будете учувствовать в соревнованиях?
- Не уверен…
- Ну уж нет! Вы - должны!
- Ненавижу это слово! Я никому ничего не должен!
- Может вы хотите что-нибудь в замен?
- Вы меня хотите подкупить?
- Если вы так хотите думать… Но лично я считаю это бартером. - Кун призадумался.
- Скажи как будет выглядеть Венера? - Мирабель улыбаясь закатила глаза.
- И вы туда же, генерал? А я-то думала, что вы сможете устоять перед обаянием Мины…
- Мирабель!.. - он не знал, что сказать. Лишь понял - этот его порыв был глупостью. Он выдал себя. Принцесса загадочно улыбаясь направилась к двери.
- Мирабель?!!.
- Сегодняшней вашей добычей будет рысь - она обернулась - Рысь с огромными голубыми глазами.
"Как у моей Мины…"
- А у вас, Мирабель?
- У меня? - он коротко кивнул.
- Что ж, генерал, вы сегодня не перестаете поражать меня!.. Я не буду участвовать. - Мира перестала улыбаться. - Мне некогда танцевать! - и она поспешно ушла.
"Женщина ли?.."

****
- Нет! Не хочу! Не пойду! Не буду!
- Ты ведешь себя как ребенок, Мина!
- Но Харука, ты же знаешь какие у меня с ним отношения! И как только его угораздило!
- Это судьба! - глубокомысленно заметил Уранус.
- Не смей так говорить! - Венера уже рыдала в полную силу - Ну почему эту чертову рысь не поймал ты?!
- Милая, я хоть и воин ветра, но животное явно предназначалось ему!
- Я лучше притворюсь больной!
- Чего ты боишься, крошка?
- Я не боюсь!
- Так в чем же дело?
- Не выношу его!
- Трусиха!
- Нет!
- Да!
- Да… - согласилась Мина и голова её упала на грудь, в безутешных рыдания - Я больше не могу этого выносить! Мне надоело быть постоянно на стороже, что бы не сказать или не сделать что-то не то. Хочу смеяться и радоваться! Жить легкомысленно! Но ОН!.. Он мне этого не позволяет! - Харука обняла свою подругу.
- Крошка, если тебе так тяжело, то мы с Мичиро не отойдем от вас не на шаг!
- Мичь здесь? - Уран кивнул.
- Нет, я этого не могу позволить! Во-первых, я точно знаю, вы хотите побыть наедине! Вы же так долго не виделись! А кроме того, если ты с Мичь постоянно будете со мной, генерал поймет - я его боюсь, а показывать это я не собираюсь - Харука растерла слезы Мины по щекам.
- Вот и молодец, моя девочка!
- А я тогда кто?
- А ты, Мичь - не оборачиваясь протянула Харука - моя любовь! - Мичиро подошла и девушки обнялись. Переплелись: золото, аквамарин и солнечные брызги.

****

- Что ж, готов признать, вы сегодня необычайно красивы!
- Она всегда красива! - к ним подошел "красавчик" с новой пассией. Кунсайд выжидательно посмотрел на Венеру.
- Генерал Кунсайд это Сейлор Уранус.
"Девушка?! Как я мог ревновать Минако к девушке?!. Ревновать??!!" - Кунсайд постарался поскорей забыть это слово.
- … а это - тем временем продолжала Мина - Сейлор Нептун. - так же она представила генерала. Но хоть Харука была и в мужском костюме - она являлась девушкой и потому руки не пожимались.
" Это оскорбительно! Кунсайд - бесчувственный тюрбан! " Кун явственно читал негодование в её взгляде, но принципами не поступился. Заиграла музыка, Мину подошел пригласить какой-то хлыщ. И только она собиралась подать руку, как Кунсайд ловко увел её у "незрелого молодняка" танцевать.
- Вы не только хам, но и скандально невоспитанны!
- Спасибо.
- Нахал!
- Просто некому было меня учить…
- А как же родители?.. - они подошли к балконной двери и генерал увлек принцессу на свежий воздух.
- Отца я никогда не видел, а матери всю жизнь было на меня глубоко начхать, хоть она и твердит, что любит - что-то защемило в сердце Минако и она положила руку ему на плечо.
"Что? Энергия сочувствия? Жалеть меня?" - с омерзением лорд стряхнул руку.
- Не смей меня жалеть, Белоснежка! Тебе никогда не понять счастья одиночества!
- В одиночестве нет счастья! Оно приносит только боль и горечь! Не один здравомыслящий человек не захочет быть один… я бы умерла…
- Конечно, умерла бы…. От скуки, без поклонников, без подарков, восхищения твоей красотой…
Вдруг он замолчал, но логическим было продолжение - "пустышка!". Такого оскорбления она уже не смогла стерпеть! Круто развернувшись Мина бросилась к лестнице, что вела в ночную мглу сада.
- Вот Металия! - выругался лорд - Венера подожди…( и не думайте! Извинятся он и не собирался!) - но Минако уже умчалась - Ну беги… беги… всё равно я тебя смогу выследить…
" Слишком ссыльная обида - горько подумал он - оставляет энергетический след"

****

Кунсайд нашел Венеру на катке. Она закрыв глаза кружилась, как будто хотя забыть обо всём на свете. Потом резко становилась. Открыла глаза. Улыбаясь чему-то своему, засветилась ярким золотистым светом. Мина смотрела на звездное небо. Кунсайд зачаровано смотрел на её улыбку, сияющие глаза. Свет Венеры начал угасать.
- И я тебя люблю…
- Как мило… еще один поклонник?.. - Мина вздрогнула.
- Зачем ты пришел? Я не хочу тебя видеть!... Особенно сейчас, когда я счастлива!
- Для кого ты сияла?
- Не твое дело! - он быстро преодолел расстояние между ними и теперь стоял крепко сжимая её плечи в сейлорфуку на середине катка.
- Для кого??!! - Минако молчала. Её поразил этот порыв. Кунсайд похоже и сам только сейчас осознал, что самозабвенно трясет Сейлор Венеру, пытаясь дождаться ответа на ТАКОЙ некорректный вопрос.
"Но если я уступлю… признаю, что я … что я … Мина…"
- Я жду ответа.
- Не понимаю, почему я должна тебе это говорить? Особенно, после тех оскорблений, что ты мне нанес… - но что-то было в его глазах… - Каждый вечер я связываюсь с принцессой. Серенити чувствует себя одиноко… и мне плохо без неё… А так мы чувствуем любовь друг друга…
- О.. Как это мило… женская дружба… - Кунсайд немного успокоился услышав её признание, снова вернулся к своей саркастической манере выражения.
"Ах так, господин Кунсайд?!,"
- В отличии от некоторых, у меня есть друзья по которым я скучаю. - Мина сразу почувствовала как напряглись его руки на её плечах.
"Почему он их не уберет?" - От ответа на столь дерзкое заявления Кунсайда спас взрыв, отбросивший их.
- Кун!.. - лорд быстро вскочив, выбросил руку, останавливая осколки льда.
- Пытаешься победить меня моим же оружием? Это наглость!
- Кунсайд! - он обернулся, но Венера вовремя отбила осколок летящий к нему в спину. Но это мгновение отлучки все же … Острая боль пронзила плечо.
- Купол! - из-за раны с него вытекала энергия, а нужно было охранять её! Стены покрылись слоем голубого льда, но мгновение он потемнел и стал непроницаемым.
- Shirt*! Я сам дал ему подсказку! Конечно, ледяная могила! Какой пассаж! Ледяной Лорд умрет от холода! - горький смех Кунсайда эхом отбивался от стен
- Слепящая красота Венеры! - атака была поглощена мертвой стеной.
- Не старайся, милая. Я создал крепкий барьер, а подкреплённый тёмной энергией…
- Значить мы умрем?
- Я потратил много сил… но к рассвету она восстановится…. Выберемся… если за ночь не замерзнем. - рана нестерпимо болела. Лорд сел на лёд опираясь спиной о стенку катка . Закрыв глаза он сосредоточился распределяя оставшуюся энергию на излечивание тела. Очнувшись через несколько минут, Кун очень удивился. Тишина. Открыв глаза он увидел Венеру. Она сидела с противоположной стороны, грея руки.
"В своей сейлор фуку она превратится в ледышку через час!"
- Знаешь, - сказал он негромко - но на обоим будет лучше если мы поделимся теплом… - конечно же она поняла о чем речь и была приятно поражена. Он подумал прежде всего о ней! Но всё же…
Бесконечную минуту Минако думала неотрывая от него глаз
"Откажется…"
Она медленно встала (несмотря на него) и сделала шаг. Остановилась. Потом второй(потом еще и еще…). Кунсайд протянул к ней руки и как-то, словно по волшебству, Мина уже сидела у него на руках. Теплый плащ укрыл их обоих. Сразу стало так тихо и уютно. Венера внезапно осознала - она чувствует себя в его объятиях в полной безопасности и нестерпимо хочется, что бы он её поцеловал.
"Наваждение какое-то это неверной стресс!"
Стало темнеть. стена поглощала не только тепло, но и звездный свет. Изнеможение сказывалось на генерале. Откинув голову он начел засыпать, но сквозь сон все же почувствовал, как Венера положила голову ему на плечо, а руки на грудь. Тело пронзила боль - она зацепила рану - не контролированный стон вырвался из груди. Минако испуганно отдёрнула руку. Что-то липкое и мокрое покрывало ладонь.
"Что же это?!." - Мина лизнула свою руку.
"Кровь?!"
- Свет любви! - на кончиках её пальцев сияло маленькое вращающееся сердечко. Бросив быстрый взгляд на багряную ладонь, она убедилась в своей догадке. Нежные пальцы коснулись его щеки.
- Кунсайд!
- Ничего Венера…
- Как это ничего?! Ты же ранен!
- Я исцеляюсь… До свадьбы заживет! - слабо пошутил Лорд. Это нельзя так бросать! Тебе же больно!
- Боль - это часть нашей жизни.
- Боль в жизни присутствует, но она не должна занимать ни части её. - ласково приложив ладонь к его плечу Мина прошептала:
- Изце6ляющая сила любви…
"Нежность…ласка… любовь…"
- Рана перестала болеть.
- Но не зажила… - её светильник начал угасать
- Ты растратила много энергии. - укоризненно произнес он - Зачем?
- Я не буду отвечать на этот вопрос. - устало произнесла Мина - Ты когда-нибудь сам поймешь. - приподняв её подбородок, заставив посмотреть в его ледяные глаза, Кунсайд нежно поцеловал пухленькие, зовущие губки Венеры. Сначала он хотел ограничится легким поцелуем, но её чувствительность разожгла в нем пламя. Мина почувствовала сладость после поцелую - словно целовалась в первый раз - Сок апельсина : немного приторный, немного кислый, но всё равно безгранично сладкий. Припав к его плечу, она уснула с блуждающей на лице мечтающий улыбкой.
- Моё сокровище! - Кунсайд еще сильнее прижал Минако с себе. Затем поднявшись, лорд слегка повел бровью и стена разлетелась на миллионы сияющих осколков. Венера полностью восстановила его энергию
- "У Мины огромный потенциал! Мама была права, говоря про силу любви… И вся эта сила сосредотачивается в войне любви… Минако…"

0

11

Автор: Ариадна
Название: Погибнуть от любви

Холод бьёт из окна. А за стеклом - рассвет, чудный, прекрасный. Новый день будто
приветствует весь этот мир. Жестокий и хладнокровный мир. Ты стоишь у окна. Ты
смотришь сквозь стекло, но ничего не видишь, не чувствуешь холода. Где-то воют
сирены "Скорой помощи", а ты стоишь, и будто бы нет тебя.
Признай, ты предвидела. С самого начала, ты знала, что всё этим кончиться. Ещё
тогда, в вашу самую первую встречу в "Короне" ты заметила ту странную горечь в
глазах этой, казалось бы, наивной и беззаботной девчушки. Тогда это насторожило
тебя, но ты не придала этому значения. Для тебя было более важным найти
Талисманы. Потом, постоянно встречая её, ты видела скрываемую боль. Она
старалась не показывать её, прятала от всего мира, даже от своих лучших подруг.
И ты стала наблюдать за ней, незаметно для остальных. Тебя начинала тревожить её
судьба.
Узнав, что она тоже является воином, ты забеспокоилась всерьёз. Ты следила за
ней, Наблюдала почти за каждым её движением.
Ты складывала теории и предположения. Почему ей никак не удаётся завести роман с
тем или иным парнем? Почему они не задерживаются при ней дольше, чем на пару
дней? В чём проблема? Может…в ней? Что она ищет в них и чего не находит? Ты
задавалась этими вопросами, когда видела её.
Во время битвы с Мессией ты продолжала незаметно наблюдать за ней. И тебя
поразила та вековая мудрость и спокойствие, что было тогда в её глазах. Никогда
ты не видела в ней такого. Кто научил её так смотреть на мир? Потом был бой,
была кровь, была смерть. Никто не мог и предположить, что спасение принесёт Воин
Смерти.
Сейчас ты вспомнишь первый день после битвы: солнце, лето, песни птиц. Мир
прекрасен, но ты знаешь, что этот миг обманчив. Мир лжив и многолик. Ты
вспомнишь смех младших товарищей по битве, и её глаза, такие беззаботные, без
следа былой горечи. Забавная штука - счастье. Вот оно есть, и в тот же миг
исчезает. Чтоб появиться снова, но уже в другом месте… Но всё закончилось, и ты
ушла в тень.
Ровно на год ты упустила её из виду.
За этот год многое произошло. И всё бы было хорошо, если б ты не почувствовала
странное волнение вокруг. Ты знала имя этому волнению - Зло. Зло, заключённое в
крошечные осколки зеркала, что сыпались в ту ночь с неба подобно звёздам. И
явление силы, такое неожиданное…всё это заставило тебя забыть о ней. Но вот вы
снова встретились. Какой ужас ты испытала, посмотрев на неё. Невозможно
передать, что творилось с ней. Какая немая, давящая боль сковывала этот взгляд,
такой добрый и открыто- дружелюбный для окружающих. Это было страшно. И снова
бой. И снова кровь. Тропа воина - ужасная тропа.
Но и этот бой не был вечным. В который раз вы одержали победу. Но больше ты не
видела того мимолётного света. Её света. Её глаза погасли. Ты наблюдала за
радостью, наполняющей город, за жизнью и отчасти радовалась вместе со всеми. Но
только отчасти. Тебе не давала отчёта тревога за неё. Всё более растущая
тревога.
А потом явились они. Певцы и музыканты. Кумиры молоденьких девочек. Ты сразу
насторожилась, ибо они не внушали тебе доверия. Но каково было твоё удивление,
когда, случайно увидев девочек в их компании, ты обнаружила в её глазах тот
незабываемый свет. Свет, который могла излучать только она. Ты присмотрелась
тогда к тому, на кого был направлен этот свет, и возненавидела его. Ибо как
презрительно он отвечал на её взгляд! Но что ей в нём? Неужели она нашла то, что
так долго искала? Нет, это не может он! Он не для неё! Но кого же он так
неуловимо напоминает? Что говорят тебе эти белые, как снег, волосы и светлые
глаза? Эта гордая осанка? Тебя мучили вопросы и неугасающая тревога. Что-то
будет. Что-то должно случиться. И вряд ли это что-то будет таким же светлым, как
её глаза в этот миг.
И ты пошла к Хранительнице. Никто, кроме неё не смог бы ответить на твои
вопросы. Но Сецуна лишь посмотрела на небо, вздохнула, положила тебе руку на
плечо и тихо произнесла:
- Ты скоро всё сама узнаешь, Харука. Придёт время и всё станет ясно.
Ответ, достойный Хранительницы. Ярость овладела тобой. Ты помчалась к ней.
Ты влетела в её квартиру и прямо спросила её о том, что тебя волновало. Ответом
тебе был Взгляд. Пустой и неживой. Лишённый любого выражения. Будто стеклянные
глаза хорошенькой куклы глядели на тебя.
И абсолютно бесцветный голос: "Да что ты, Хару, я в полном порядке".
Ты ушла тогда от неё в полном смятении. Что заставляет её так меняться? Что
жжёт, да, теперь ты подобрала нужную формулировку, именно жжёт её?
Почему она продолжает играть эту беззаботность и непосредственность, когда её
так тяжело? И почему она не говорит, что её гложет? Воин Неба, тебе ведь
становилось страшно от этих вопросов. Тебя пронизывал холод, когда ты видела её.
Что она готовит? Тебя уже мало волновали битвы, в которые вы оказались втянуты.
Важными для тебя были две вещи. Не допускать пришельцев к принцессе и она. Ты
начала всерьёз беспокоиться за её жизнь. Ты продолжала наблюдать за ней, видела,
как презрительно он с ней обращается, и готова была убить его на месте. А потом
она перестала интересоваться всем. Она формально присутствовала в школе, на
битвах, но только формально. Душой и сердцем она была далеко. И однажды,
перекинувшись с ней парой слов, ты поняла, что её оттуда не вернуть. А
окружающие, казалось, ничего не замечали. Для них она была прежней. Лишь ты
видела её настоящую, отрекшуюся от мира и от битвы. Битвы с болью.
В этот вечер ты была одна, дождь шёл за окном, ветер выл как бездомная собака.
Было как-то жутко спокойно на душе. Тревога, впервые за два года, улеглась. Ты
смотрела на дождь. И вдруг ты увидела в серых струях воды её глаза. Это видение
было ярким, и столь правдоподобным, что тебе на секунду показалось, что она
прямо перед тобой. И ты поняла, что происходит в этот момент. Ты сорвалась с
места и помчалась сквозь дождь. Ты помчалась к ней. Ты влетела в её квартиру и
застыла на месте. Темно и тихо. Ты звала её, но она не отвечала. В дверь
прошмыгнул мокрый Артемис. Оказалось, что он только что вернулся от Луны. Ты
прошла в комнату. На столе лежал листок ты подня ла его, но прочитать то, что на
нём было написано не успела. Истерический крик белого кота заставил тебя
развернуться и бежать к нему. Ты влетела в ванную комнату. После чего плавно
опустилась на колени возле белой ванны, где в окровавленной воде лежала она.
Тонкая девичья рука свесилась с края. Ужасная тёмно-алая полоса на запястье.
Струи крови, стекающие на кафельный пол. И снова этот взгляд. Пустой, мёртвый.
Она мертва…
"Минако…"
Ты ничего бы не смогла поделать. Ты зря бросилась вызывать "Скорую". Было лишком
поздно. Ты зря пыталась остановить кровь. Зря… Когда приехали врачи, ты это уже
поняла. Вот сейчас ты стоишь у окна, и смотришь в никуда. Дождь уже давно
закончился. Но только не у тебя на душе. Ты не думаешь ни о чём. А рядом, на
столе лежит одинокий белый лист. И лишь одно слово написано на нём.
Возьми его, Харука, прочитай. Тогда ты поймёшь, что терзало её. В этом слове
всё.
Вся её жизнь.
Её мука.
Её Любовь.
Одно слово.
Имя.
"Кунсайт"…
THE END.

0

12

Обещание

Автор: Принцесса Луны

Была летняя и необычайно звездная ночь. Луна освещала своим светом спящий город.
Все живое спало, и только шепот листвы нарушал тишину. Лунный свет указывал на
одно раскрытое окно. Там, в этой комнате спала девушка, и луч светило освещал ее
молодое и прекрасное лицо. Волосы девушки разметались по подушки. Они имели цвет
солнца и переливались живым золотом под светом луны. Ее лицо было сосредоточено
и напряженно, но оно не двигалось. Казалось, будто прекрасная статуя лежит на
кровати и лишь одно выдавало ее за обыкновенного человека - это дыхание. Оно
было не спокойное, сбитое, как будто там, в мире грез с ней происходит что-то
очень важное, что оставило глубокий след в ее душе и сердце...
Она бежит, и лихорадочно соображает, что не успевает. Добежав до развилки, она
не знает куда бежать. В одном конце стоит девушка в длинном белом платье и
смотря на нее плачет, а в противоположном конце стоит молодой человек в странной
форме и молча смотрит на нее. Она не видит ни его глаз, ни его лица. Она просто
знает, что он смотрит на нее. Она стоит и не знает, что ей делать, кого спасать,
оба этих человека ей одинаково дорого, но спасти обоих она не может. И тут долг
воина побеждает чувство любви,... она поворачивается к девушки и бежит к ней.
Она не понимает, почему она так сделала. Какой долг, какое чувство??? Ведь она
простая маленькая девочка, которая не знает ничего и не понимает, что делает в
рушащемся дворце. Но она чувствует взгляд того человека... сначала понимающий, а
потом холодный. У нее возникает ощущение, что в нее направилось тысяча маленьких
льдинок и по ее коже пронеслись мурашки... Она оглядывается и видит позади себя
туман, тогда она смотрит туда, где раньше стояла та, ради которой она
пожертвовала чем то очень дорогим и снова видит туман. Она не спасла никого, не
ту, ради которой жила, и не того, кого любила....
Девушка резко просыпается и садится на кровати. Из ее глаз катят чистые
кристаллики слез.
"Опять этот сон,... что же он значит,... кого я не успела спасти, и почему мне
кажется, что тот человек значит для меня очень многое..."
Она встает и подходит к раскрытому окну. Подняв голову она закрывает глаза и
подставляет свое лицо ветру. Тут самая яркая звезда в солнечной системе, Венера
вспыхивает ярче, чем обычно, но только лишь на секунду. А девушка не видела
этого, потому что отдалась лунной тишине и ночному ветру. Постояв так немного
она возвращается в постель и снова погружает в мир своих снов, а точнее в
воспоминания, но она не знает об этом, она просто спит... - Венера, ты знаешь, я
люблю тебя, но... - молодой человек запинается. - нам придется расстаться, на
время... мне нужно уехать. Девушка смотрит непонимающими глаза на человека,
который стоит рядом, она смотрит на него...
- Когда ты вернешься? - наконец спрашивает она.
- Я не знаю... может быть через неделю, через месяц, через год, а может быть и
через столетие... но я вернусь, обещаю.
Она молча изучает его лицо. Оно пронизано болью и отчаяньем. Да, он не разлюбил
ее, просто так надо... Она отворачивается и он теперь может видеть ее профиль.
Он наконец осмелился посмотреть на нее. Перед ним стояла прекрасная принцесса с
прекрасным лицом, волосами и прекрасным телом, которое еще не знала мужских
ласк. Она была совершенна, не зря же она была богиней любви. Тут он вдруг
подумал, что она уже никогда не будет с ним, если только не сегодня. Она никогда
не узнает, что такое отдаться человеку, которого любишь... откуда он знал? -
неизвестно. Он просто знал. И она тоже это знала. Парень подошел к ней и обнял.
Она повернулась к нему своим заплаканным лицом и посмотрела в глаза. Он
приподнял ее подбородок и нежно поцеловал. Потом усилил темп и настойчиво открыл
языком ее губы. Он не знал ее реакции на это, и был годов уже к пощечине, но она
ответила на его поцелуй. Она понимала, что это ночь будет их первая, и скорей
всего единственная. Тогда он взял ее на руки и телепортировался в свой замок на
Земле. Когда они прибыли на место, то оказались в его спальне. Он снова начал
жарко и жадно целовать ее. У не же закружилась голова, и она полностью отдалась
во власть ему. Парень уже расстегнул ее платье, а она сняла с него китель и
рубашку... это была самая прекрасная ночь в ее жизни...
-Дззззззззззззззззззззззззинь. - противно звонит будильник. Девушка просыпается
и сбрасывает его на пол. Ей так не хотелось расставаться с этим сном... но он
больше не властен над ней...
Она решила вспомнить лицо того человека, но не смогла... Тогда она встала и
пошла в ванную, думая о своем сне. Включив воду она подняла голову и посмотрела
на свое отражение в зеркале. На нее смотрела прекрасная девушка с печальными
глазами цвета летнего неба.
- Я люблю тебя, Кунсайт... - прошептала она и тут же забыла то имя, что только
что слетело с ее губ.
В это же время, в темном мире молодой Лорд стоял и смотрел в окно. До него
донеслись слова, прошептанные голосом, к которому он испытывал какие то
необычайно чувства. Это было всего несколько слов, но они сделали ледяные глаза
лорда осмысленными и печальными. Голос сказал:
- Я люблю тебя, Кунсайт...
- Я знаю, моя Венера, я знаю. Очень скоро, мы снова будем вместе. - прошептал
лорд, но в тот же момент его глаза снова превратились в льдинки, и он забыл об
этом. Но он сдержит свое обещание, обязательно сдержит, иначе он не Генерал
Земного Королевства Эллюзион, иначе он не лучший друг земного принца Эндимиона,
иначе он не Кунсайт..
КОНЕЦ.

0

13

http://upload.bbfrm.ru/pixel/4bc9ab028da8ed469e3e214be1100331/1/Гость/venera_i_kunsajt/647552.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/bc883c772614283dfa49a9f537a9efe9/2/Гость/venera_i_kunsajt/647552.jpg

http://upload.bbfrm.ru/pixel/0fe636a454ba2207b964c472d710d98c/3/Гость/venera_i_kunsajt/647552.jpg

0


Вы здесь » Asia Forum » Фанфики по Sailor Moon » Минако и Кунсайт